Фото РСН

А. МИТНОВИЦКАЯ: У микрофона Анна Митновицкая, в студии американский журналист Майкл Бом. Майкл, я Вас приветствую.

М. БОМ: Здравствуйте.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вы сегодня вздрогнули, когда узнали, что египетский самолёт захватил человек с двойным, ещё и американским гражданством? Правда, позже выяснилось, что это египтянин. К тому же сначала была информация, что на борту есть американские граждане.

М. БОМ: Но отпустили всех. И мотив очень странный. Выяснилось, какой он?

А. МИТНОВИЦКАЯ: Пока история выглядит таким образом. Это египтянин, который пытался добраться до своей бывшей жены, которая находится в Ларнаке, он должен был её увидеть, и ради этого захватил самолёт, хотел передать ей письмо аж на четырёх страницах.

М. БОМ: Какие страсти!

А. МИТНОВИЦКАЯ: Изначально он просил отвезти его в Стамбул, но пилот сказал, что топлива хватит только до Ларнаки, но там и оказалась жена. Это первый сомнительный момент. И второй – был на нём пояс смертника или не было. Он говорил, что есть, а информация пока не подтвердилась. Как Вы на это всё реагируете?

М. БОМ: Лишь бы не было терроризма, лишь бы никто не погиб.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Всё кончилось хорошо, всех отпустили, все живы.

М. БОМ: После Брюсселя первое, что пришло мне в голову – ещё один акт терроризма. Слава богу, что этого нет. Человек наверняка не в своём уме, я не знаю, какая моча ему в голову ударила.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Они перепутали захватчиков, изначально сказали, что это гражданин двух стран – Египта и США, он в Атланте преподавал в университете ветеринарное дело. Мы сразу подумали, что ещё и американцы тут замешаны.

М. БОМ: В Кащенко надо сделать обследование первым делом, что в голове.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А второе дело будет после. Вы видите эту всю ситуацию с какой точки зрения: это частная семейная драма или очередной показатель системной ошибки в аэропортах Египта?

М. БОМ: Были провалы в аэропортах в Египте. Напомню, что сбитый самолёт над Синаем, когда 224 россиян погибли – тоже огромный провал в безопасности. Надо разобраться с этим. Я знаю, что когда американские авиакомпании летают куда бы то ни было, они берут на себя ответственность. Delta Air Lines приостановила рейсы, скоро восстановят, по-моему, в мае. Но они занимались своей безопасностью в Шереметьево, у них свои люди, они рылись в чемоданах. Это американские граждане, американская компания.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Американцы возобновили полёты в Египет? Когда в октябре произошла катастрофа над Синаем, американские компании приостановили полёты.

М. БОМ: Я не думаю, что есть прямые американские рейсы. Я не в курсе.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Мы сейчас обсуждали с нашими слушателями и экспертами, будет ли этот случай поводом, чтобы опять отодвинуть наши полёты или пора уже лететь, они доказали, что всё хорошо?

М. БОМ: Видно, что не хорошо.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Слушатели говорят, что опасаются. А Вы бы хотели в Египет слетать?

М. БОМ: Нет, и в Турцию я не хотел бы сейчас, хотя был там много раз. Я 17 лет в России работаю, и отдыхал в Турции много раз, как все россияне, но сейчас я десять раз подумаю. Может, Кипр лучший вариант для меня по безопасности.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Там сажают египетские самолёты с захватчиками.

М. БОМ: Египет под вопросом для меня.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вы приходили в эту студию ещё до произошедшего в Брюсселе, и эту тему мы не обсуждали. Как мог Брюссель допустить эти жуткие теракты, неужели их Париж ничему не научил?

М. БОМ: Это европейская бюрократия. Вы думали, только в России есть? В Европе тоже много. Когда было пора учиться на ошибках, они не учились. Соединённая Европа – это миф, между собой они не работают, не делятся информацией достаточно хорошо. В Америке это 50 штатов, и у нас успех. Были в Калифорнии, в Бостоне, но в общем и целом после 11 сентября у нас достаточно хорошая история с предотвращением терактов, а в Европе – нет. Европе очень далеко до уровня США по координации. Нет координации между европейскими странами, и такие провалы будут. Надо ужесточить эту систему.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но мы здесь собрались не для того, чтобы хвалить США и говорить, как классно всё там. Слава богу, что там всё хорошо, но что касается Европы, интересен Ваш взгляд и Ваша информация: неужели она настолько разделённая, что две близкорасположенные страны не могли распознать, найти террористов? Оказалось, что они были связаны с Парижем.

М. БОМ: У меня нет ответов – халтура и разгильдяйство. Брюссель – это штаб-квартира НАТО, Евросоюза. Если какая-то страна заинтересована в предотвращении, то это Бельгия. Те, кто был в Брюсселе, знают, что аэропорт находится в 3 километрах от НАТО. Конечно, это наглый вызов, это не просто так, они хотели дискредитировать НАТО и всю систему безопасности. Это ставит НАТО и Европу в очень неловкое положение. А где безопасность, где НАТО? Это натовская операция в Афганистане, и вроде бы это борьба против терроризма, хорошая борьба при всех сложностях. НАТО воюет против мирового терроризма далеко-далеко, а у них под носом не очень хорошо.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А где сейчас НАТО и каким образом они собираются усиливать эту безопасность, в том числе, и своих основных институтов?

М. БОМ: Для них это такая антиреклама. Я не знаю, это дело НАТО или Евросоюза, но нельзя, чтобы такое повторилось.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Это позор.

М. БОМ: Можно сказать и так. Позор и трагедия. Я считаю, что один из факторов успеха в Америке против терроризма – усиление АНБ, слежки. Это очень спорный вопрос, но это одна из составляющих, почему в Америке хорошая история. Европа, особенно Германия, не хочет. У них аллергия на слежку. Я думаю, после Брюсселя это изменится, повысится толерантность по поводу прослушивания граждан.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но важно границы не перейти и не сдать всё, что происходит в стране, их тоже можно понять.

М. БОМ: Это баланс между безопасностью и свободой, правами. Это постоянно пересматривается, и думаю, после Брюсселя это сделают ещё раз. В Америке решили, что надо немного отдавать.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Правда, не все этим довольны.

М. БОМ: Не все, конечно. Особенно, если вы поддерживаете Сноудена, тогда вы будете против. Они говорят, что одно другому не мешает. АНБ хочет ставить этот выбор, но он ложный: можно сохранить свободу и безопасность одновременно, но это спорный вопрос.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Примем вопросы слушателей. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Мне кажется, что он сотрудник ЦРУ, пусть опровергнет или подтвердит. Вы сказали, что долгое время живёте в России – вам не кажется, что Вы чувствуете себя больше русским, чем американцем, любите Россию больше, чем США? Если Вы не будете ругать Россию, это будет не актуально.

М. БОМ: Люблю Россию. Критикую, конечно, у меня разногласия с политикой России. А что касается языка и культуры, это моё образование, я россиевед, я обрусел. Мне очень приятно, я уже 17 лет в России. Я хотел работать по специальности, поэтому я здесь. Я ругаю США тоже, правда, в меньшей степени.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Про политику в Ираке от Вас была критика, но больше не припомню.

М. БОМ: По поводу первого вопроса – это смешно. Было бы странно, если бы я был сотрудником ЦРУ, будучи публичным человеком, хотя это хорошее прикрытие.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Вадим. Наши страны, Россия и США, ведут почти одинаковую политику, мы везде стараемся оказывать влияние. Американцы больше военное влияние оказывают, а наша страна – гуманитарное, старается всем помочь. По сути политика одинаковая, только разная направленность. Не кажется ли Вам, что наши страны больше внимания должны уделять проблемам своих граждан? 

М. БОМ: Вопрос хороший. Суть внешней политики – распространять своё влияние на другие страны. Россия, США этим занимаются. Сравнивать масштаб – это как земля и небо. Возможностей больше в Америке, и вес больше. США могут воспользоваться своим весом, авторитетом, долларом, военной мощью гораздо больше, чем Россия. Россия тоже по своим возможностям занимается этим. Когда Лавров сказал запретить вмешательство во внутренние дела других стран – тогда надо было упразднить МИД и Госдеп, потому что в этом лежит основа их деятельности.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вы сказали, что у США больше возможностей, военной мощи. А чего ж так долго в Сирии США присутствовали, а Пальмиру отвоевали мы?

М. БОМ: Вместе с тем в Ираке огромные успехи. Конечно, ИГИЛ ещё жив и здоров, но в Ираке территория ИГИЛ сократилась на 40%. Очень многих лидеров ИГИЛ США убили, человека номер два убили совсем недавно и какого-то чеченца даже, который входил в верхушку ИГИЛ. Успехов много, Асад с Россией взяли Пальмиру, и слава богу.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Интересно, что Госдеп промолчал по этому поводу. Огромное количество поздравлений сыпалось не российским ВКС, не Владимиру Путину, а Сирии, что наконец-то она возвращена, люди могут туда ехать, идут переговоры, как её восстанавливать. Впрочем, единственный, кто похвалил Путина – это мэр Лондона Борис Джонсон.

М. БОМ: Представитель Госдепа Марк Тонер сказал, что это хорошо, но давайте не будем забывать, что в Сирии есть две беды: ИГИЛ и Асад. Асад хочет выставить себя, как из двух зол меньшее.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Разве это не так? Если даже представить, что Асад – это зло, я не могу говорить с уверенностью, я не была в Сирии, но наверняка он меньшее зло, чем террористы?

М. БОМ: Это дело вкуса. Если судить по количеству убитых, то Асад переплюнул ИГИЛ в разы. Сложно сказать точно, но за Асадом 100 или 200 тысяч смертей. ИГИЛ, конечно, переплюнули Асада по жестокости, мы все видели кадры. Львиная доля беженцев убегают от Асада. А кто больше террорист – сказать сложно. Я не знаю, в какой момент Асад стал террористом: после 100 или 150 тысяч смертей мирных жителей? Но в какой-то момент он им стал. Госдеп, конечно, приветствует, что Пальмира уже взята. Вместе с тем призываю всех понять, что один из корней проблемы – это Асад. Керри сказал несколько лет тому назад, что настоящая борьба против ИГИЛ бессмысленна, пока Асад во власти. Он имел в виду, что Асад – это один из корней проблемы, один из главных вербовщиков ИГИЛ, за счёт жестокости Асада многие бегут в Турцию и Европу, а другие – к ИГИЛ.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Сегодня Эрдоган гостит в США, и там очень странная информация. Изначально Барак Обама сказал, что у него не будет возможности встретиться, сегодня Эрдоган говорит, что всё-таки встретятся.

М. БОМ: Огромные разногласия между нашими странами, в основном, из-за курдов. Курды в Сирии – это наши союзники, кудры для Турции – враг номер один.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вместе с тем Турция в НАТО, треугольник замкнулся.

М. БОМ: Турция стратегический партнёр НАТО, но с проблемами.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А нет возможности Турцию прогнать из НАТО?

М. БОМ: Нет. Слишком важный партнёр.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Турция иногда ведёт себя по меньшей мере странно, и допускает такие вещи, которые с точки зрения элементарной дипломатии невозможны.

М. БОМ: Это называется наглость. Турция знает себе цену, это огромная страна, это южная граница НАТО, Босфор, который сам по себе очень важен.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Который пропускает тех самых беженцев, берёт с них по 1000 евро, беженцы заселяют Европу, в Европе кризис, нападение на женщин ночами – и это только малая часть.

М. БОМ: Это коллективная безопасность.

А. МИТНОВИЦКАЯ: С Турцией лучше дружить, чем не дружить?

М. БОМ: Турция – очень важная страна. Они стали членами НАТО в начале 50-х, давнейший и важный партнёр, но со своими проблемами. Война в Сирии просто подчёркивает все эти проблемы.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Во время рекламы мы говорили с Майклом, почему за 17 лет он не стал гражданином России. Думаю, слушателям будет это интересно.

М. БОМ: Я не против, у меня нет психологической преграды иметь двойное гражданство. Многие мои друзья американцы имеют. Вязкая бюрократия, мне не охота. Мне легче раз в три года выезжать из страны и получать визу. Я откладываю это решение, но если кто-то подарит мне, допустим, Путин, как подарил Жерару Депардье, мне далеко до такого масштаба, но я бы взял, и это облегчило бы мою жизнь.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вы только что говорили о своей великой любви к России, вместе с тем Вам лень оформить документы.

М. БОМ: Моя любовь к России не проявляется в паспорте.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Джон Керри приезжал в Москву – как Вы полагаете, его визит был успешным?

М. БОМ: Никаких чудес не было, но тональность дружелюбная. Керри дипломат, поэтому он как добрый полицейский, Обама не добрый. Он сказал, что Россия – важнейший партнёр, он всячески гладил Россию по голове, это важные слова, и он сказал, что две могучие державы могут решить глобальные проблемы, несмотря на разногласие. Это правда.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Он говорил это, находясь рядом с Владимиром Путиным. Потом он уехал, и забыл, как прекрасно провёл время в Москве. Когда американские коллеги его спросили, союзники ли Россия и США в Сирии, он ответил: нет. Как так?

М. БОМ: Пока нет. Доверие подорвано, нам далеко до союзничества. Россия воюет против ИГИЛ сама по себе, Америка – сама по себе. Чтобы это изменилось, потребуется время, потому что уже год мы отдельно. Я надеюсь, что решение России выводить главную часть своих ВВС из Сирии откроет новые возможности для сотрудничества.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Когда мы ещё вводили их туда, то сразу говорили, что готовы сотрудничать с американской коалицией, делиться планами, в том числе, отправляли много всего, включая карты. Но что-то американские коллеги не особо рвались на встречу.

М. БОМ: Тому есть объективные причины, это американская версия, я знаю, что Россия с ней не согласна. Из-за того, что Россия бомбила не ИГИЛ, а союзников США. Маленькая проблема. Сейчас вроде бы закрыли эту главу, вроде бы было негласное соглашение, что когда Россия выведет войска, то она больше не будет бомбить союзников. Изначально заявленная задача бомбить ИГИЛ сейчас будет соблюдена. Не заявлено бомбить союзников США. Если это так, то это откроет новые возможности для сотрудничества. США вроде бы забудет о старых обидах, разногласиях, и это даст возможность работать вместе. Плюс Россия и США – соспонсоры урегулирования политического процесса, работают вместе и на этом фронте тоже.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Говорили и о политическом урегулировании в Женеве. 12 пунктов было от Де Мистура – Вы их видели? Что из этого кажется Вам выполнимым?

М. БОМ: Думаю, это миф, имитация политического урегулирования. Я не думаю, что выборы будут в Сирии. Обещано, что через 15-16 месяцев будут выборы, но я думаю, Асад в них не заинтересован, он понимает, что проиграет на 100%, потому что он дисредитирован. У него есть своя база, опора алавитов, но это всё равно, что коммунистические партии в Советском Союзе. У них была своя опора, но это те элиты, которые получали привилегии, преимущества из коммунистической власти, но народ не поддерживал. Когда были выборы в конце 80-х, все проголосовали против.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Мне всегда интересно, откуда у Вас абсолютная уверенность, что Асада там никто не поддержит и шансов у него нет. К нам в студию часто приходят сирийские политологи и с той, и с другой стороны, и жёсткие оппозиционеры, и относительно умеренные, и люди, которым близка позиция Асада. По ходу беседы я вижу, как реагирует аудитория, в том числе слушатели Сирии. Они говорят, что за Асада. Даже когда приходит оппозиционер и говорит, что он всем перекрыл воздух, то всё равно рассказывает, что всё у них там нормально.

М. БОМ: Это всегда звучит смешно. Всё равно, что сказать, что в Северной Корее любят своего лидера. Кто-то любит. Это узкий слой, который входит в элиту. Конечно, они в шоколаде, получают все привилегии диктатуры. Но он настолько дискредитировал себя из-за гражданской войны: это кассетные бомбы, 250 тысяч погибших, 5 миллионов беженцев – они убежали от Асада от любви к нему? Это смешно. Он жестоко расправился с оппозицией, почти со всеми сирийцами, кроме алавитов, и это говорит о том, что он мог бы выиграть честные выборы? Это смешно.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Слушатели присылают потрясающие смски? «А в случае войны США и НАТО что делать с Вами?» Говорят, что Вас заставят копать окопы, как гражданина России, если сбежать не успеете. Вы сами об этом думали? Это же вечный вопрос: если война, где будете Вы?

М. БОМ: Я думаю, война между США, НАТО и Россией исключена, потому что взаимно гарантировано уничтожение: на Западе есть ядерное оружие, в России тоже, это сдерживало в течение 50 лет и сдерживает.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Выбирать Вам не приходится.

М. БОМ: Жириновский всегда шутит: слава богу, что Майкл здесь, мы дадим ему бомбоубежище, он в безопасности.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Он пообещал Вас защитить.

М. БОМ: Да, от военщины.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Когда Майкл сказал о мощи США, о долларе, о военной мощи, не кажется ли ему, что основная их мощь – большая толща воды, которая отделяет их континент от евроазиатского континента. Чтобы добраться до США нужно угнать авиалайнер или корабль.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Это Вам навеяла сегодняшняя история.

М. БОМ: Сергей прав, у нас две огромные буферные зоны: один ив торой океан с обеих сторон.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вы чувствуете себя более отдалённо.

М. БОМ: Есть ещё один момент – хорошие, добрососедские отношения с Мексикой и Канадой, что очень важно и чего нет в России, у которой враждебное отношение с соседями.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Не со всеми, не преувеличивайте. Просто у нас соседей больше, чем у вас.

М. БОМ: Со многими: с Прибалтикой, с Польшей, Украиной. Я бы не сваливал всё это на Америку.

А. МИТНОВИЦКАЯ: С вашей помощью тоже всё так сложилось. Давайте уделим внимание другой теме: в Кремле предупредили о готовящихся информационных атаках на Владимира Путина. Речь о Международном консорциуме журналистов-расследователей, именно они, по словам Пескова, отправляли запросы в допросной форме. Это будет опять фильм о Путине в стиле BBC?

М. БОМ: Что ещё можно говорить о Путине? Они уже говорили, что он коррупционер, что его состояние – 40 миллиардов долларов.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Только как всегда без доказательств. Мне кажется, что начинающим журналистам надо показывать этот фильм, что так делать нельзя, это позор. Что это за расследования странные?

М. БОМ: Я посмотрел на НТВ передачу «ЧП», и уже начинают наезжать на американские СМИ, на радио «Свобода», что это американская пропаганда. Это всё в комплексе говорит о том, что Россия готовится к чему-то, и лучший вид защиты – это нападение. Не знаю, что мы увидим в ближайшие недели по поводу пропаганды, информационной войны. Завтра я пойду на передачу на канале «Россия 1» по поводу информационной войны. Эта тема всегда здесь звучит.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вы, как журналист с богатейшим опытом, доверяете тому, что рассказывает Международный консорциум журналистов-расследователей? Они для Вас авторитетная организация?

М. БОМ: Я не очень знаком с этой организацией.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Американцы организовали, я думала, Вы знаете.

М. БОМ: То, что есть тенденциозность в западных СМИ – я согласен, особенно когда речь идёт о телевидении. Я не большой поклонник CNN, они рисуют Россию в поверхностном тоне, что Запад – белый и пушистый, а Россия – зло.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Пьяный медведь с балалайкой.

М. БОМ: А что касается ведущих газет, они лучше освещают Россию.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но они не занимаются такими расследованиями.

М. БОМ: Почему? Они пишут о коррупции в России, о коррупции российской элиты. Уже 15 лет эта тема муссируется, начиная с того времени, когда Путин работал в мэрии Петербурга.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вы не знаете, что ещё плохого можно написать о Путине?

М. БОМ: Не знаю. Литвиненко очень много гадостей говорил про Путина до его смерти, это не стоит повторять.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Подождём – увидим, нас предупредили, это особо интересно теперь. Что касается Ваших выборов, Клинтон в последнее время показывает не очень хорошие результаты, Сандерс её обыграл в трёх штатах. Я помню, как в прошлый раз Вы говорили о том, что из двух зол Американцы выберут Клинтон, а сейчас есть и сомнения некоторые. Как Вы думаете, чем всё кончится?

М. БОМ: Всё равно я думаю, что Клинтон выиграет, кандидатура из демократической партии, Трамп тоже. Будет Трамп против Клинтон, Клинтон выиграет.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А дальше?

М. БОМ: Дальше для российско-американских отношений будет не сладко.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Ни в том, ни в другом случае?

М. БОМ: С Трампом будет сладко.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Мне кажется, мы ждём от него много хорошего, а он повернётся к нам одним местом.

М. БОМ: Да, он не предсказуемый, я бы не обольщался на счёт Трампа. Я думаю, что не стоит говорить о нём в качестве президента. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вы даже не рассматриваете?

М. БОМ: Я думаю, это маловероятно.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А в случае с Клинтон?

М. БОМ: Будет сложно. Натянутые отношения между Клинтон и Путиным всегда были. Я думаю, что отношения не сложатся между ними. Политика Клинтон ещё жёстче, чем у Обамы.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Для американцев как лучше? Клинтон?

М. БОМ: Думаю, да. Трамп не политик, он эпатажный, непредсказуемый, не очень сведущий, это не самый лучший вариант для Америки.

А. МИТНОВИЦКАЯ: У нас есть своеобразный аналог Дональду Трампу – Виталий Милонов. У него сейчас всё в жизни может хорошо сложиться, потому что его предложили ан пост главного омбудсмена по правам человека в стране при президенте.

М. БОМ: Он славится любовью к ЛГБТ, да?

А. МИТНОВИЦКАЯ: Страшной любовью. Его предложили местные петербургские патриоты. Вы как думаете, чем всё это кончится? Вы можете себе представить, что в России будет такой омбудсмен?

М. БОМ: Он может быть, исходя из того, что секс-меньшинства – больные люди, их надо изолировать от общества. Права человека подразумевают, что это права для всех людей. Но если он считает, что ЛГБТ – это уроды, они не вписываются в категорию людей, тогда он будет прекрасным омбудсменом, будет защищать права людей, кроме них.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Это было бы хорошо для России?

М. БОМ: Нет. Это будет настоящим позором, это не тот человек, он не сочетается со словами: права человека.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Чтобы закрыть эту тему, хочется услышать Ваше мнение по поводу Эллы Памфиловой, которая занимала этот пост и теперь стала главой ЦИК вместо Владимира Чурова, это такой волшебник с бородой. Вы рады, у Вас кончатся претензии к нашим выборам?

М. БОМ: Я думаю, что суть дела не изменится. Я считаю, что есть кризис правящей партии, «Единой России». Если все любят Путина, и это останется надолго, царь – хороший, а бояре – плохие, а сейчас из-за экономического спада бояре очень плохие, и это так или иначе отразится на выборах в сентябре. Поэтому волшебник нужен так или иначе, пусть с бородой или без неё. Он нужен, потому что мало кто будет голосовать за партию власти, партия власти дискредитирована.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Запускаю голосование: вы за Майкла Бома или нет? Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Валерий. Майкл, Вы представляете, сколько раз нападала Европа, Англия, Америка? Англия использовала пиратов, как своих представителей, тоже самое Америка делает, бандиты, от вас же идёт всё. Представляете, сколько раз Россия от вас отбивалась? Сколько было мировых войн? Крымская война, Англия напала, Франция напала, все нападали на Россию. Не мы, мы только отбивались.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Правда, почему на Западе нас любят называть агрессорами? Генерал Бридлав сказал, что Россия превратилась в долгосрочную угрозу для США.

М. БОМ: Он прав. Наполеон напал на Российскую империю, Гитлер – на Советский Союз. Это два крупных случая.

А. МИТНОВИЦКАЯ: На кого Россия нападала?

М. БОМ: Что касается Донбасса, то считают, что это российская интервенция.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Мало ли что считают.

М. БОМ: Россия говорит, что она не сторона конфликта, но это сказка про белого бычка, идёт по кругу уже два года. Россия говорит, что только добровольцы и солдаты в отставке.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Этот порочный круг никак не разорвать?

М. БОМ: Я говорю: это сказка про белого бычка. На Западе говорят аннексия, а Россия считает – присоединение. Два мира, два Шапиро, это два взгляда.

А. МИТНОВИЦКАЯ: 45% с Вами, 55% против. Придёте в следующий раз, будете их переубеждать.

М. БОМ: Это самый высокий процент.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Потому что перед этим заговорили про выборы, и Вы сказали несколько мыслей, которые все всегда поддерживают.

М. БОМ: Спасибо за поддержку.