Фото Алексей Даничев/РИА Новости

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Павел Медведев, финансовый омбудсмен у нас в гостях. Павел Алексеевич, здравствуйте.

П. МЕДВЕДЕВ: Здравствуйте.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Вы поздравили Улюкаева с днём рождения?

П. МЕДВЕДЕВ: Я забыл, мне очень стыдно, мой бывший студент.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: 60 лет ему сегодня.

П. МЕДВЕДЕВ: Представить себе это невозможно, мне кажется, что все мои бывшие студенты окончили университет в позапрошлом году, и никак не раньше.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Судя по тому, что они делают, видимо, да.

П. МЕДВЕДЕВ: Судя по тому, как они выглядят, они все мне кажутся мальчишками и девчонками.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Не только с юбилеем можно поздравить сегодня Улюкаева. Ему присудили награду, тоже не знаете?

П. МЕДВЕДЕВ: Какую?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Медаль Столыпина I степени за заслуги в решении стратегических задач социально-экономического развития страны, многолетний добросовестный труд.

П. МЕДВЕДЕВ: Я очень рад.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Заслужил?

П. МЕДВЕДЕВ: Он невероятно добросовестный человек, я знаю его не только как студента, много лет наблюдал его деятельность и в Центральном банке, и сейчас. Мне кажется, что он делает всё, что в его силах, поэтому заслужил. Обычно ставят вопрос о том, что же он делает, а счастья всё нет.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Никто не говорит о счастье, хоть какой-то просвет был бы. Он хорошо учился?

П. МЕДВЕДЕВ: Очень хорошо. К сожалению, решения принимаются не на этом уровне. Наши финансово-экономические начальники очень квалифицированные и добросовестные, но принимают решения не они.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Можно я вынесу Вашу позицию на голосование? Вы согласны с Павлом Алексеевичем или нет?

Последнее заявление о повышении пенсионного возраста срочно, до конца года после выборов в Госдуму – как относитесь к этому?

П. МЕДВЕДЕВ: Меня очень тревожит ажиотаж вокруг обсуждения этой темы. Если позволите, я свою позицию объясню с помощью анекдота. Заболел один человек дурной болезнью и пришёл в поликлинику, искать врача, к которому обратиться. Ходил, ходил, и нашёл – глазной. «Почему же к глазному?» - спрашивают его. Он отвечает: «При некоторых манипуляциях мне так больно, что слёзки текут». Вот мы слёзки обсуждаем, а слёзки – это пенсия. Но дурную болезнь надо лечить, чтобы не пришлось плакать. Неоткуда взять пенсию, если не работает экономика. Что ж мы на хвосте проблемы-то обсуждаем, к голове надо подобраться и там порядок навести, чтобы экономика работала.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Этого сейчас нет, поэтому мы обсуждаем слёзки и пенсию.

П. МЕДВЕДЕВ: Но это бесполезно. И по этому поводу есть шутка: потеряли за углом, а ищем под фонарём. Долго будем эту пенсию под фонарём искать.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Мы её найдём?

П. МЕДВЕДЕВ: Я надеюсь, мне это очень хочется. Я про себя думаю, что я патриот, никому не рассказываю, но мне хочется, чтобы моя страна была счастливой. Кроме того, у меня очень много родственников и потомков, я хочу, чтобы и они были счастливыми.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: 60 лет Улюкаеву, как раз на пенсию можно идти.

П. МЕДВЕДЕВ: Улюкаеву рано на пенсию. Даже сейчас госслужащий идёт на пенсию в 65 лет, если ему его начальник не предлагает продлить, раз в год надо продлевать. Я забыл, сколько раз по году можно продлевать, но специалистам уровня Улюкаева несколько раз по году продлевают, так что ему ещё не скоро на пенсию.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Почему об этом так жарко говорят, почему это всех возмущает? До Вас мы обсуждали эту тему со слушателями, они говорят, что мужчины до 60 не доживают, чтобы эту пенсию получать, а если сделают 65 – нечего говорить. Людям некуда трудоустроиться людям после 45. Стимулирование позднего выхода на пенсию, что сегодня предлагает Минтруд, тоже никого не вдохновляет.

П. МЕДВЕДЕВ: Минтруд тоже под фонарём ищет.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: А кто не под фонарём?

П. МЕДВЕДЕВ: Мы сейчас с Вами начнём не под фонарём, президент не под фонарём. Президент 25 раз сказал, в каком месте рвётся. Когда он сказал, что правоохранительные органы уничтожили в течение года 200 тысяч бизнесов. Давайте теперь спрячем голову под крыло и не будем говорить о том, что за углом.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Мы не под фонарём, при чём в этой теме сейчас экономические преступления бизнеса?

П. МЕДВЕДЕВ: Вы говорите, что какие-то чудаки считают, что надо продлить время работы человека, а у него работы не будет. Конечно, не будет, потому что 200 тысяч бизнеса уничтожили, а в этом году ещё 300.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Но если они воруют.

П. МЕДВЕДЕВ: Кто?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Бизнес у государства.

П. МЕДВЕДЕВ: Бизнес не может у государства своровать, потому что у них частные деньги. Не слушаетесь президента, расскажу про вас всем. Только 15% из этих 200 тысяч получили какие-то претензии, которые могут быть ложными, и из этих 15% может половина отсеется.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Число уголовных дел по экономическим статьям в прошлом году возросло на 22%. Как раз об этом и идёт речь. Но если это экономические статьи, преступления, хищения, воровство, не уплата налогов – значит они должны быть судимы?

П. МЕДВЕДЕВ: Наверное, должны быть судимы. Мы верим в то, что они будут судимы праведным судом.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Это уже к судебной системе.

П. МЕДВЕДЕВ: Конечно, давайте под другое крыло спрячем голову.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Вы же не можете говорить про всю судебную систему, про все дела, что они придуманы.

П. МЕДВЕДЕВ: Ещё одна запретная тема – у меня украли дачу. И про полицию, и про судебную систему я знаю всё. Я должен верить, что те дела, которые возбуждены, праведные?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Здесь я с Вами поспорю. Я тоже очень хорошо знаю полицию и судебную систему, и могу только положительный отзыв дать.

П. МЕДВЕДЕВ: Замечательно. Только дачу я вернул себе по знакомству.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Тут уже у кого как.

П. МЕДВЕДЕВ: Это случайность, конечно. Прихожу в полицию, подполковник смотрит в паспорт, а не на меня. Вдруг поднимает глаза – «Павел Алексеевич, вы наш депутат», а я уже не был депутатом в то время, моя дача находится в соседнем округе с тем, где я был депутатом полжизни. Юридически она в Москве, а физически – далеко за окружной дорогой. «Павел Алексеевич, жена четыре года пилила, крыша текла, написал вам заявление, через четыре дня поправили, что для вас сделать? Возбудить уголовное дело? Пожалуйста. А то вторая продажа моей дачи идёт». Нет, возбудить уголовное дело не могу.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Почему?

П. МЕДВЕДЕВ: Долго объяснять. Действует не закон, а инструкция, прокуратура требует, чтобы кроме одного заявления была ещё одна зацепка, которая побуждает возбудить уголовное дело. Вторая зацепка – это сообщение от Росреестра, это та организация, которая регистрирует собственность. Этот подполковник берётся писать обращение в Росреестр, чтобы те прислали документы. Я его спрашиваю, вы понимаете, что вам не ответят, потому что пока не возбуждено уголовное дело, Росреестру запрещено эту экономическую тайну вам выдавать. Конечно, понимаю, говорит он, только такая инструкция. Что дальше будем делать? Будем слёзки вытирать.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Слёзки тоже надо вытирать.

П. МЕДВЕДЕВ: Лучше сделать так, чтобы люди не плакали.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: 22% с Вами в вопросе добросовестности Улюкаева, 88% не с Вами.

Всё-таки, Вы уходите всегда от ответа, что Вы думаете по поводу альтернативы Минтруда простимулировать поздний выход на пенсию и не повышать пенсионный возраст?

П. МЕДВЕДЕВ: Это полумера, даже четверть мера. Действительно, мы вынуждены повышать пенсионный возраст. Возражение, которое высказано, что люди не доживают, говорится людьми, которые не понимают, как устроена демографическая статистика. Низкая продолжительность жизни – это средняя продолжительность жизни. И страшная беда состоит не в том, что люди не доживают до пенсии, как многим кажется, а в том, что умирают молодые мужчины, не доживая до 50. А те, кто проходят возраст в 60 лет, те живут долго. Так статистика устроена. А беда состоит в том, что люди борются за пенсию, как за источник дохода, потому что доходы ничтожно низкие, зарплаты ничтожно низкие.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Они борются за стабильный доход, когда нет работы.

П. МЕДВЕДЕВ: Какая-то жалкая работа у большинства всё-таки есть.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Как получается.

П. МЕДВЕДЕВ: Молодые пенсионеры работают, потому что не работать невозможно, прожить на пенсию молодому пенсионеру точно невозможно. И если у него отнимают дополнительный небольшой доход в виде пенсии, конечно, он должен протестовать. Ему говорят: дорогой мой, ты получишь дополнительный доход не в 60 лет, а в 65, он что должен радоваться? Не должен. Но спасение ни в том, чтобы его стимулировать, несколько способов уже придумали, и все бессмысленные.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: А в чём спасение? В большой пенсии?

П. МЕДВЕДЕВ: Спасение за углом. Спасение – только в прогрессе экономики. Если мы будем дальше вести эту болтовню о том, что занимаемся импортозамещением, ровно как во времена моей молодости коммунизм строили. Его строили, каждый день были успехи, газету «Правда» развернёшь – везде победа.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Так спасение в чём?

П. МЕДВЕДЕВ: Президент Путин, к сожалению или к счастью, а страна очень президентоцентричная, зовёт Лебедева, это наш главный судья, и говорит: «Лебедев, дорогой, пожалуйста, собери свои судей следующего уровня под тобой и проведи с ними беседу душеспасительную, чтобы они принимали решения человеческие и быстро, чтобы они не мучали Медведева, когда у него в очередной раз украдут дачу, чтобы он мог принести своё заявление, и оно было принято у него немедленно, как написано в законе. И если он хочет арестовать свою дачу, чтобы её арестовали немедленно. Если через месяц это не будет сделано, то на твоём месте будет Гусев».

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Не будет такого, система другая, она же специально создана, чтобы все соки из нас выжимать.

П. МЕДВЕДЕВ: Вы вынесли приговор не судебной системе, а стране нашей родной.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Я так считаю. Надо научиться жить в этой системе, не надо постоянно плакать, чтобы потом слёзы вытирать. Это система, и надо понимать, как она устроена.

П. МЕДВЕДЕВ: А кушать что? Два года назад в соседнем маленьком магазинчике яблоки польские продавались по 30 рублей, а сейчас по-прежнему польские по 89. Что делать?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Моё признание системы не отрицает того, что всё дорожает, не очень всё хорошо. Очень много звонков, давайте подключим слушателей. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Тамар Симоновна, город Королёв. Вы говорите про пенсионеров: плохо им, пенсии маленькие, проработали всю жизнь. Мне 78 лет – пошла работать. А что делать?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Куда пошли?

СЛУШАТЕЛЬ: Убирать помещение. Но 4% сняли. В советское время я накопила денег, думала, буду на пенсии потихонечку брать, так у меня их тоже взяли.

П. МЕДВЕДЕВ: Плохо.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы говорите, денег нет в бюджете. Хорошо, взяли из-за коррупции, конфискуйте имущество.

П. МЕДВЕДЕВ: Это Вы кому говорите? Тому полицейскому, который не возбудил уголовное дело, когда у меня дачу украли, которую мои родители купили, копив всю жизнь деньги?

СЛУШАТЕЛЬ: Я Вам сочувствую.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Мы все Вам сочувствуем.

П. МЕДВЕДЕВ: По знакомству дачу вернули. Я 22 года был депутатом, мои помощники тому что-то хорошее сделали, этому, и оказались друзья, которых я даже, грешный, и не помнил. Один помог, второй, третий, и спасибо, дача опять моя.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Дмитрий. Меня всё время мучает вопрос: при Союзе в нашем огромном государстве выделялись деньги, многим помогали, и квартиры бесплатно давали, и на пенсию денег хватало. Сейчас всего этого лишены, не получаем от предприятий квартир. Теперь и на пенсии у нас не хватает денег.

П. МЕДВЕДЕВ: Главная часть объяснения состоит в том, что Вы – молодой человек. Выдавали при советской власти квартиры бесплатно, мой отец получил первую в своей жизни, в жизни нашей семьи, отдельную квартиру в пятиэтажке, где я живу до сих пор, когда ему было уже почти 60 лет. А до этого 20 лет он стоял в очереди, и никакой квартиры не было, а была комната в коммуналке, где соседи были пьяницами и каждую ночь устраивали дебош.

СЛУШАТЕЛЬ: Это у Вас так было.

С. АНДРЕЕВСКАЯ:

П. МЕДВЕДЕВ: 20 лет не надо было стоять за квартирой?

СЛУШАТЕЛЬ: Люди всё равно получали квартиры. А теперь и через 40 не получишь.

П. МЕДВЕДЕВ: Верно, Дмитрий. Из-за того, что сейчас плохо, не следует, что тогда было хорошо. Марк Твен ответил на Ваш вопрос таким образом: «Люди живут тяжело, в будущем не на что хорошее не надеются, поэтому у них всё хорошее в прошлом». У Вас, Дмитрий, всё хорошее в прошлом. Но я в этом далёком прошлом жил, у меня трое детей, и мучением было мыло детское достать. Бывало, по два часа стоишь в очереди, а в одни руки – два куска.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: «Откуда взяли, что продолжительность жизни увеличилась? Сейчас молодых умирает больше, чем раньше. Количество смертей увеличилось, продолжительность жизни сократилась».

П. МЕДВЕДЕВ: Статистика не очень точная, но она всегда одинаково не точная. Учить статистика врать в прошлом году не так, как в этом, или в этом не так, как в прошлом, очень трудно, и ошибка всегда более-менее одинакова. Поэтому динамика в статистике – почти всегда правда. Действительно, немного растёт продолжительность жизни, в основном за счёт того, что в совсем молодых возрастах смертность уменьшилась, теперь значительно реже умирают новорождённые, и это грандиозная победа.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Слышали, что Дворкович сказал? Оказывается, ослабление рубля принесёт больше плюсов экономике.

П. МЕДВЕДЕВ: Это очень обидно, потому что Дворкович тоже мой бывший студент. В краткосрочной перспективе это верно, но она уже кончилась, ослабление рубля не даёт нам возможности добыть столько нефти в этом году, сколько добыли в прошлом. Мы не можем на валюту купить оборудование, которая позволяет разрабатывать крупные месторождения. Мы даже не можем оплачивать работу сервисных компаний, которые с наших старых скважин высасывают дополнительную нефть. Боюсь, что слабый рубль помогает только деградации нашей экономики.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Сообщение от слушателя, не обижайтесь: «Все видят результат, и он печален, Голодец это сегодня сказала. Сейчас усилиями Ваших учеников полстраны в нищете».

П. МЕДВЕДЕВ: Не усилиями моих учеников, Голодец тоже моя бывшая студентка. Голодец – честный человек, она говорит горькую правду, а принимает решение не она.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: А зачем они тогда нам всем нужны, если решения принимают не они?

П. МЕДВЕДЕВ: Это Вы кому задаёте вопрос?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Вам.

П. МЕДВЕДЕВ: Потому что в условиях, в которых мы находимся, хоть то, что они делают, надо сделать, чтобы деградация была не слишком быстрой.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: По-моему, Вы снимаете с них ответственность.

П. МЕДВЕДЕВ: Если Вы так считаете.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Да, я так считаю.

П. МЕДВЕДЕВ: Боюсь, что Вы снимаете ответственность с их начальника.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Может, и начальник ответственен, но они уж явно на первых местах.

П. МЕДВЕДЕВ: На первых местах принимают некоторые политические решения, и их не спрашивают, а говорят: мы примем это политическое решение, будут такие последствия, а вы крутитесь, как хотите.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Я не верю в то, что Вы говорите, что они ничего не могут, ни на что не имеют права, они все честные и добросовестные.

П. МЕДВЕДЕВ: Они могут принять политическое решение? Про Сирию, например?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: У нас до Сирии было куча проблем в экономике. Два года санкций.

П. МЕДВЕДЕВ: От чего санкции начались? Они их накликали?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: До санкций тоже ничего хорошего в экономике не было, спад как был, так и есть, просто он увеличился.

П. МЕДВЕДЕВ: Конечно, не они командуют той полицией, которая не возбудила уголовное дело, когда мою жалкую дачу украли.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Уже не смешно, Павел Алексеевич.

П. МЕДВЕДЕВ: Именно очень грустно.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Очень грустно не брать в расчёт ни Улюкаева, ни Голодец, ни Дворковича, ни весь экономический блок правительства, говорить, что они ничего не решают.

П. МЕДВЕДЕВ: Они командуют полицией, из-за которой 200 тысяч бизнесов погибли?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Мы сейчас не о полиции говорим, а об экономике России.

П. МЕДВЕДЕВ: И плохо делаем: мы прячем голову под крыло, и бубним что-то про экономику России. Экономика России без полиции существовать не может, потому что полиция должна защищать от бандитов, которые захватывают бизнесы, а не захватывать их.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Невозможно разрушив 200 тысяч бизнесов разрушить экономику России.

П. МЕДВЕДЕВ: Если каждый год по 200 тысяч бизнесов разрушать, тогда очередной бизнес не создаётся. В прошлом году прибыль выросла относительно 2014 года на 3 триллиона рублей. А капиталовложения упали приблизительно на 7-8%. От чего такое произошло, как Вы думаете? От того, что бизнесмены, умные люди, и следят за тем, что говорят по радио. По радио рассказали, что 200 бизнесов уничтожили, они подумали: а мы создадим 201-й, и наш уничтожат. Нет, мы лучше в Швейцарии спрячемся со своими деньгами. И что Улюкаеву после этого делать?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Пенсионный возраст повышать, наверное, больше ничего не сделаешь.

П. МЕДВЕДЕВ: Конечно, если он не имеет возможность командовать полицией и приказать ей прекратить кошмарить бизнес – слово придумали, а дело не придумали. Что ж бедному Улюкаеву делать? Приходится из тех жалких ресурсов, которые у них есть, выбирать лучшие, они это и делают.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня Василий зовут. Павла Алексеевича я слушаю постоянно, но, к сожалению, у него кроме своей дачи ничего нет. Свинина и курятина у нас стоила в 2013 году дороже, чем сегодня. Куда он ходит, в какой магазин, что у него всё дороже? Почему улюкаевы там сидят, если они ничего не соображают?

П. МЕДВЕДЕВ: Василий, так всё хорошо, Вы ходите в такой магазин, где не дороже всё, Вы должны радоваться – инфляция для Вас нулевая. Чего Вы протестуете? Они не должны уходить в отставку, они обеспечили Вам магазин с дешёвой едой. Мне, в отместку за то, что я грозил им двойку поставить, в моём магазине в три раза цены подняли.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: И дело не возбудили. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня Игорь зовут. Хочу выразить Вам соболезнования.

П. МЕДВЕДЕВ: Спасибо, не выражайте, по знакомству дачу восстановили, всё хорошо. Цены только у меня высокие.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы человек в возрасте, учили Улюкаева, жили в СССР. Я тоже жил в СССР, и мне непонятно, почему Павел Алексеевич молодому человеку, который звонил и рассказывал, как всё плохо, Вы очень нелестно говорили о временах СССР?

П. МЕДВЕДЕВ: Я правду стараюсь рассказывать.

СЛУШАТЕЛЬ: Про два куска в одни руки – это было во времена Горбачёва. А до этих времён люди жили нормально, у каждого была крыша над головой, были нормальные зарплаты. Занимались жилищным строительством, но через 20 лет никто не получал квартиру, единицы, может, и получали.

П. МЕДВЕДЕВ: Одна из моих дочерей, а у меня трое детей, родилась 8 марта 1968 года. На пятый день жену отпустили из роддома, всё было хорошо. На шестой день я решил на руках вынести ребёнка на улицу, чтобы привыкала к внешней среде. Рядом с домом был маленький магазин. Я с ребёнком вышел погулять, думаю, чем вечером кормить родственников, которые придут смотреть, кто народился. Зашёл в магазинчик, шаром покати, нет ничего. Вышел назад, и вдруг какая-то суета вокруг магазина образовалась. Люди забегают туда, ясно, что там что-то выкинули. Горбачёв придумал это слово? А выкинули сайру в масле. А Хрущёв придумал квазисамообслуживание: около кассы ставилась коробка с сайрой в масле, люди подходили, брали и платили. Беру четыре коробки, родственников много. Подхожу к кассе, а кассирша кричит: две коробки в одни руки. Я с тоской две откладываю, думаю о том, что не накормишь двумя коробками тех, кто придёт в гости. И тут блестящая мысль приходит мне в голову: я поворачиваю ребёнка личиком к кассиру и говорю: «Нас двое». Кассир обалдевает, я беру ещё две коробки, плачу и гордо ухожу.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Использовали Вы свою дочь.

П. МЕДВЕДЕВ: Игорь, дорогой, память у нас ровно такая, как Марк Твен нам объяснил, Марк Твен был гением, поэтому надо прислушиваться.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Хороший прогноз у PetroChina, 68 долларов за баррель к 2020 году? Это реально?

П. МЕДВЕДЕВ: Я думаю, что это совершенно не реально. В ближайшие 10 лет баланс энергетический изменится так, что не узнаешь. Уже лет пять, как в Испании принят закон, который запрещает построить любой новый дом, который сам себя не обеспечивает энергией. В Испании за счёт солнца, естественно. Похожие законы принимаются во всей Европе. Китайцы говорят, можно верить или нет, но что-то близко к тому, что они говорят, реально происходит, что они на 10% в год увеличивают потребление энергии за счёт мусора и отходов сельского хозяйства. Очень быстро растёт потребление ветровой энергии. Давно был в Дании, где русалка сидит в море. Русалочка русалочкой, а посмотришь в море – лес ветряков. Это было лет 15 тому назад. Думаю, что сейчас ветряков значительно больше. А ещё новые технологии.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Хотите сказать, что не видать больше таких высоких цен на нефть, которые были?

П. МЕДВЕДЕВ: В среднем, таких не видать. С учётом стоимость доллара, может быть, номинально, цены будут высокие.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Нам же выгодно ослабление рубля, Дворкович сказал, а Вы его одобряете, он Ваш ученик.

П. МЕДВЕДЕВ: Нет, я очень справедливый. Дворкович был хорошим студентом.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: У Вас все хорошими были.

П. МЕДВЕДЕВ: Нет, были двоечники.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Кто?

П. МЕДВЕДЕВ: Не скажу. Я стараюсь говорить правду. Думаю, что Дворкович сказал это от большой досады. Он очень страдает от того, что наша экономика развивается плохо.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: А заместитель министр энергетики сказал, что себестоимость добычи российской нефти в среднем составляет около 2 долларов за баррель. Напомню, Игорь Сечин говорил про почти 3 доллара, а в сентябре 2015 года называл 4 доллара за баррель. Так всё-таки, какова себестоимость российской нефти?

П. МЕДВЕДЕВ: Это очень трудно сказать. Это не очень важно, потому что кроме добычи есть транспортировка, которая очень дорого стоит. Наконец, самое важное – стоимость добычи будет расти катастрофически быстро из-за того, что нам сервисные компании будут обходиться всё дороже из-за того, что рубль проваливается, а с другой стороны беднеют разведанные нефтяные поля. Новые при этом не разведываются. В 1987 году был пик свежести наших нефтяных полей, с тех пор идёт деградация. Конечно, кое-что новое было пробурено, но в среднем деградация с 1987 года, много воды, нефти утекло.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Александр. У нас многие годы одна и та же беда, почему-то во главе всех министерств стоят экономисты. Если посмотреть советское время, во главе министерств стояли сугубые профессионалы, технари, они знали, чем они занимаются. Господин рассуждает о добыче нефти, хотя, я так думаю, он мало в ней понимает. Что будет – никто не может сказать. Будет она стоить 100 долларов или 60 – тоже никто не может сказать. Новые технологии, добыча энергии – так тоже может дилетант рассуждать, потому что их развивают уже много десятков лет, но всё равно нефть добывают и жгут в топках, ничего пока лучше не придумали, и в ближайшее десятилетие не придумают, потому что новые технологии потребуют громадную нагрузку на природную среду.

П. МЕДВЕДЕВ: Александр, я имел в виду сланцевые технологии добычи нефти. Я вынужден приветствовать, что Вы говорите. Вы говорите то же самое, что говорят настоящие специалисты в области нефти и газа. Я учился на механико-математическом факультете Московского университета. Когда я поступил туда, то одновременно слышал две важные вещи: кибернетика является лженаукой, а меня учили тому, как устроен компьютер, тогда ЭВМ. Но учили разные люди. Преподаватель истории КПСС говорил, что кибернетика – лженаука, а математик объяснял, как устроена машина. Сейчас самый важный специалист по газу одними и теми же устами должен стратегию развития газовой отрасли в стране произносить и этими же устами он говорит, что сланцевые технологии – это бред. Он это сказал, когда уже причалил корабль со сжиженным газом, который сланцевым образом был добыт. Александр, Вы правы, действительно, хороших специалистов надо назначать начальниками, будет лучше.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: «Почему не снижают налоги? Это тоже их начальство?» - спрашивает слушатель.

П. МЕДВЕДЕВ: Не снижают налоги, потому что нужно платить хотя бы такие жалкие пенсии, которые платятся. Как только снизишь налоги, даже на эти жалкие пенсии не хватит денег. Почти 2 триллиона дефицит бюджета Пенсионного фонда. Решается сиюминутная задача под фонарём, а долгосрочные решаются за углом. А за угол как-то заглянуть не досуг.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Кому хочется за угол. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Павел меня зовут. По поводу пенсии – нужно вернуть конфискацию в стать. Только два года назад глава Пенсионного фонда Свердловской области 1 миллиард рублей уволок, дали 8 лет условно, и сейчас там пара сотен тысяч. Надо сначала в Пенсионном фонде навести порядок, офисы шикарные строят в каждом субъекте.

П. МЕДВЕДЕВ: Вы говорите правильную вещь – воровать нельзя, и за воровство надо жёстко наказывать, а деньги сворованные забирать. Но поймите, что бывает масштаб проблемы. 1 миллиард, извините, очень горько звучит, но капля в море – 2 триллионов не хватает!

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Так всех нужно посадить.

П. МЕДВЕДЕВ: Посчитайте, сколько раз по миллиарду надо посадить, чтобы 2 триллиона получить.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Вы же возмущаетесь, что у нас плохая полиция, не возбуждает уголовные дела – вот займутся. Хорошая новость для Вас: помните, я говорила, на 22% стало больше уголовных дел по экономическим статьям, оказывается, что это связано с упрощением процедуры их возбуждения.

П. МЕДВЕДЕВ: Если честно сказать, некоторый прогресс есть. Я с Колокольцевым недавно познакомился, он очень хорошее произвёл на меня впечатление. Но вся машина заржавленная, он её толкает изо всех сил, а она не прокручивается.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Все такие несчастные они, их надо пожалеть, может, что-то понести: они всё борются с этой системой, и никак не могут победить.

П. МЕДВЕДЕВ: Их надо позвать к президенту, сесть за круглый стол и договориться, кто на что нажимает. 12 лет я бился за закон о страховании вкладов граждан в банках, который, без ложной скромности скажу, один из лучших, работает, как часы.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Мы знаем Ваши заслуги. Спасибо Вам большое.