Фото РСН

С. КОРОЛЁВ: В студии Дмитрий Ольшанский. Здравствуйте.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Добрый вечер.

С. КОРОЛЁВ: Примем «счастливый» звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Суеверный ли Вы человек, Дмитрий? И как Вы относитесь к суеверным людям? И второе: почему такая власть, как сейчас, в России популярна?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Да, я суеверный человек, я к этому серьёзно отношусь. Иронично, но в то же время серьёзно. Второе: я думаю, что власть так популярна потому, что она хорошо, профессионально транслирует разного рода коллективные представления. Она хорошо собирает воедино какой-то образ современного человека в России и того, что этот человек думает, чувствует. Она является хорошим зеркалом каких-то наших социальных желаний, проблем и так далее.

С. КОРОЛЁВ: Гитарный кейс, который привёз с собой Джон Керри в Москву, наверное, для Надежды Савченко. Я правда не знаю, поместится она туда или нет. Керри будет обсуждать эту тему, как Вы думаете?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Конечно, будет. Куда же он денется.

С. КОРОЛЁВ: А как Вам сам приговор?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Я — противник этого процесса, я не одобряю всю эту историю. У меня есть два тезиса по этому поводу. Первый состоит в том, что в этом деле совершенно сфальсифицирована суть происходящего, на мой взгляд. Там главная история про то, что суд Российской Федерации не признаёт войну Украины и России, он не признаёт Донецкую и Луганскую Народные Республики. И он вообще не признаёт то, что происходит на Донбассе. Никто не классифицирует АТО как военное преступление. Пропагандисты кричат в телевизоре, но реально суд это таким образом не рассматривает. Поэтому дело превращается в бред. Савченко же — украинский военный, которого можно и нужно было бы обвинить в том, что она подчинилась преступным приказам и корректировала огонь по русским людям в Луганской Народной Республике.

С. КОРОЛЁВ: Но добровольческий батальон тоже...

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Это неважно, потому что он признан правительством Украины. Для Порошенко это — законное формирование. Она — военный, она корректировала огонь по русским на Донбассе. В силу того, что она там воевала таким образом, выполняя преступные приказы, погибли в частности Волошин и Корнелюк.

С. КОРОЛЁВ: Создаётся ощущение, что она этим приказам рада.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Её эмоциональный настрой неважен. Есть формальный суд. Но дело в том, что наш суд совершенно не так думает, как я сейчас сказал. Он не хочет объявлять Порошенко и политическое военное командование Украины преступниками. Соответственно, он не хочет никак классифицировать то, что там происходило.

С. КОРОЛЁВ: А это в юрисдикции суда — классифицировать?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Легко. Советские суды судили немецких офицеров.

С. КОРОЛЁВ: Я имею в виду конкретно этого районного суда.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Можно было провести другой.

С. КОРОЛЁВ: А может быть, это впереди?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Нет. Потому что Порошенко — наш партнёр по минским соглашениям. И в силу того, что они не признают виновности украинской власти и АТО в качестве преступления, у них получилось, что Савченко сама по себе хотела убить журналистов. То есть полный бред.

С. КОРОЛЁВ: Но её поймали, доказали, что она замешана.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Она корректировала огонь украинской артиллерии по блокпосту ополченцев. На этот блокпост приехали журналисты. Вместе с журналистами погибли ещё люди, на которых суду наплевать. Всё это дело из-за чего: погибли сотрудники ВГТРК. Суду плевать на русских на Донбассе, плевать на граждан Российской Федерации. У нас сейчас граждане Российской Федерации сидят в тюрьме в Одессе. Никто об этом не говорит ни слова. А нам не наплевать. Поскольку у нас сословное государство, у нас есть корпорации: ФСБ, МВД, ФСО, «Газпром», Сбербанк, ВГТРК — разные элитные корпорации. Свои сотрудники — это свои сотрудники. Кто-то должен был ответить за убийство журналистов ВГТРК, потому что это — люди, в отличие от остальных, кто там погиб, которые не являются людьми, с точки зрения нашей власти. Поэтому выхватили одну случайную Савченко.

С. КОРОЛЁВ: А Вы смотрели сегодня на YouTube обращение Мельничука, командира? Он подтвердил причастность Савченко.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Конечно. Он сказал, что он отдал приказ. Но никого не волнует, что Савченко подчинялась Мельничуку, Мельничук подчинялся начальнику Генштаба или министру обороны, они подчинялись Порошенко. Порошенко — военный преступник, с этого нужно начинать. Только тогда Савченко виновна. Потому что она была частью военной отношений с Украиной. Поскольку мы хотим дружить с Украиной, партнёрствовать с ней, договариваться, то суд происходит так, как будто она там была одна, в гордом одиночестве.

С. КОРОЛЁВ: Что с ней будет дальше?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Поменяют её. Поскольку погибли сотрудники ВГТРК, то кто-то должен был ответить, и они выхватили эту Савченко. Скорее всего, она действительно имела отношение к корректировке огня по этому блокпосту, но её выхватили одну, её одну они судят в отрыве от всего. И теперь, когда речь идёт об обмене, если её обменяют, то на сотрудников ГРУ, то есть опять же на сотрудников элитной корпорации. Не на русских людей, которые сидят в украинских тюрьмах. Наплевать нашей власти на них всех. Даже если у них паспорт России. Про паспорт Украины я даже не говорю. Они вообще не признают, что человек, который сел в украинскую тюрьму с украинским паспортом и который выступал за Россию, имеет к нам хоть какое-то отношение. С их точки зрения, он — украинец. Это — стыд и позор невероятный. Там сидят ребята, которых посадили по делу Дома профсоюзов, которые чудом выжили 2 мая в Одессе. Их украинский суд обвинил во всём, а к майдановцам претензий нет. Нашей федерации нет никакого дела до наших людей. Есть сотрудники ВГТРК и сотрудники ГРУ, больше никого нет. Это всё возмутительно, на мой взгляд. И люди, которые радостно это всё приветствуют, не понимают, что весь процесс Савченко — это попытка прикрыть фиговым листком тот факт, что действительно идёт война с Украиной, и что украинцы — это военные преступники.

С. КОРОЛЁВ: Её поймали. Что же тогда надо было с ней делать?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Надо было признать АТО преступной операцией, преступлением против русского народа, признать Порошенко военным преступником вместе с министром обороны, с командующим батальонами. И вот тогда Савченко действительно будет виновна, потому что она подчинялась преступным приказам. И тогда мы должны судить всех, кто к нам попадёт, а не встречаться с ними в Минске и договариваться.

С. КОРОЛЁВ: Кстати, сегодня очередные переговоры в Минске.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Конечно, мы же с ними дружим, а Савченко одна виновата. А Порошенко не при чём.

С. КОРОЛЁВ: Но есть же дипломатия.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Да. Один немецкий офицер виноват, а Гитлер — хороший. Вот это дипломатия. Нет, я такую дипломатию не признаю, извините.

С. КОРОЛЁВ: Много вопросов по поводу истинных целей приезда сюда Керри. Я понимаю, что Вы свечку не держали, и мы не знаем, о чём пойдёт речь, но какие у Вас есть варианты?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Керри всегда хочет одного, как и все остальные: чтобы мы что-нибудь сдали. Сдайте Савченко, сдайте Асада, сдайте Донбасс — что-нибудь отдайте. Это всегда одна песня, которая поётся десятилетиями.

С. КОРОЛЁВ: А наши козыри сейчас в чём?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Нет у нас никаких козырей. Какие могут быть козыри? По каким вопросам?

С. КОРОЛЁВ: По Сирии.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Мы объявили о том, что мы оттуда уходим, мы согласились с тем, что Асад должен уйти в обозримой перспективе.

С. КОРОЛЁВ: Мы ушли, но после того, как мы ушли, случился Брюссель. Может быть, сейчас появились козыри?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Я не понимаю, каким образом трагедия в Брюсселе даёт какие-то козыри в Сирии. Мы фактически согласились с американским планом по расчленению Сирии. То же самое, что Савченко Украина сделала героиней, мученицей, а мы этому ничего не противопоставили. Вела она себя на суде очень нагло, потому что она уверена в своей безнаказанности и в том, что её отпустят. У нас против этого нет ничего. Я хочу обратить внимание на то, что Украина при поддержке наших СМИ сделала из Савченко героиню, депутата, мученика нашего режима. Сотни людей сидят в украинских тюрьмах за эти годы. Хоть одного русского человека, который сел на Украине в тюрьму, наша пропаганда сделала героем? Заставила нас всех говорить о каком-нибудь человеке, который сидит в одесской, киевской или харьковской тюрьме?

С. КОРОЛЁВ: Назовите имя.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Мужественный человек Сергей Юдаев сидит в харьковской тюрьме. Сидят ребята по делу 2 мая. Это — полное безобразие. Чем мы отвечаем на этот культ Савченко? Поддержкой культа Савченко в каком-то смысле. Никакие наши люди там не интересуют нашу пропаганду и наш телевизор. Зато в нашем телевизоре годами сидят эти люди, которые выступают за Украину.

С. КОРОЛЁВ: Кого Вы имеете в виду?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Не хочу называть их фамилии, они всем известны. Они каждую неделю занимаются поддержкой киевского режима в эфире Соловьёва. Я подозреваю, что они это делают не бесплатно с нашей стороны. Я не могу иначе объяснить тот факт, что люди там годами сидят каждую неделю.

С. КОРОЛЁВ: Когда Земфира в Литве матом попросила убрать украинский флаг, она была искренней?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Нет, просто она не хочет политического скандала.

С. КОРОЛЁВ: «Признавать Порошенко преступником означает перестать вести какой-либо диалог с Западом. Значит нас будут давить по всем фронтам ещё сильнее, чем сейчас. Мы готовы к этому?» — спрашивает слушатель.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Готовы, не готовы — это зависит от того, как вы настроены. Горбачёв вёл диалог с Западом, Ельцин вёл, мы ведём сейчас, результат один — сплошные поражения. Мы уже до такого довели диалог с Западом, что скоро превратимся в Африку какую-то. Может быть, уже хватит вести диалог?

С. КОРОЛЁВ: «Про Губарева говорили в своё время», — пишет слушатель.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: В те несколько месяцев весны 2014 года, когда мне было не стыдно за свою страну, про Губарева говорили. К счастью, его тогда поменяли.

С. КОРОЛЁВ: «Выражаясь сталинскими терминами, Вы предлагаете обмен не на генерала, а на солдата. Согласитесь, это неравный обмен?»

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Может быть обмен на несколько десятков людей.

С. КОРОЛЁВ: «Почему Вы абсолютно не уважаете Украину, а потом удивляетесь неприязненному отношению к себе?»

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: А почему я должен её уважать? Это — наш военный враг, который пытается убить людей, которые мне симпатичны, и заставить их жить не так, как они хотят.

С. КОРОЛЁВ: «Надо судить Порошенко. По аналогии с Савченко можно осудить сотни русских офицеров, которые воевали, например, в Чечне».

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Конечно.

С. КОРОЛЁВ: «Стоит ли ждать повторений событий, аналогичных украинским, в Белоруссии?»

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Конечно, стоит. Потому что все ошибки, вся бездарная политика России на Украине сейчас полностью повторяется в Белоруссии. Мы ничего не делаем в Белоруссии.

С. КОРОЛЁВ: Там у руля другой человек.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Какая разница? Ложным является сам подход, что есть начальство, мы с ним договоримся, а больше нам ничего не надо. А в это время настроение людей меняется необратимо, потому что там есть школы, вузы, масс-медиа и так далее. И в этой ситуации происходит неуклонная белоруссизация страны. Смысл её в том, что молодые поколения воспитываются в том духе, что Белоруссия — это часть польско-литовской цивилизации, которая враждебна России. То есть всё то же самое. Но при этом никаких русских активистов, русских партий, русских газет нет. Только Лукашенко, только начальники, только решение вопросов. А в это время белорусское общество необратимо уходит на Запад, как это случилось и с Украиной. Потому что больные и не лечимся.

С. КОРОЛЁВ: «Взрывы в Брюсселе не могут ли быть вторым 11 сентября, после которого опять начнётся новый передел мира?»

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Нет, это уже было в Париже. Это происходит и будет происходить.

С. КОРОЛЁВ: То есть это становится рутиной?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Трагедия не может быть рутиной. Но это и у нас совершенно не исключено, мы в той же ситуации абсолютно. Сейчас вот зайдут несколько таджиков в метро, взорвут себя, не дай бог, и будет то же самое. Я имею в виду, что вся наша бравурная пропаганда о том, что «Европа слабая и гнилая»...

С. КОРОЛЁВ: Никто сейчас так не говорит. Я, наоборот, видел сообщение о 16 смертницах, которые в Россию из Турции направились.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Просто очень много за последнее время пропаганды о том, как у них там всё плохо, а у нас хорошо. Но у нас, может быть, ещё хуже, чем там.

С. КОРОЛЁВ: "Все понимают, что это сделали приезжие, и их спецслужбы работают плохо. Можно ли сказать, что наши спецслужбы работают лучше?"

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: У нас с миграцией такой же атас, как и там. У нас открыты двери в Среднюю Азию настежь. И что там происходит, никто не знает — сколько человек приезжает, сколько человек здесь находится? Это полный кошмар. Наша власть удавится, но никакого визового режима со Средней Азией не введёт. Поэтому мы ходим по краю пропасти в этом смысле.

С. КОРОЛЁВ: Как-то сдвинется ситуация в Сирии на фоне терактов в Европе?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Нет, а почему она должна сдвинуться?

С. КОРОЛЁВ: Как это? Там ИГИЛ, он взял ответственность за эти взрывы. Надо как-то активизировать борьбу с мировым злом.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Нет, никто не будет ничего делать. Будут активизировать борьбу с Асадом, будут продавливать идею разделения Сирии на несколько государств и на то, чтобы от прошлой Сирии остался такой алавитско-христианский анклав. Может быть, Асад там какое-то время ещё пробудет у власти, но всё тут понятно. Так или иначе всё будет против него.

С. КОРОЛЁВ: «Как Дмитрий прокомментирует отделение Калининграда?» Вы знаете, что слушатель имеет в виду? Бывший американский посол в пылу полемики в Twitter привёл аргумент о том, почему Крым не должен быть русским: «Если вы считаете, что исторический Крым — русский, то Калининград должен быть немецким».

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Неправильный ответ на неправильный аргумент. Потому что чей Крым исторически — это не аргумент в споре, так как он исторически ещё и турецкий, например. Дело не в этом, а в том, что делают люди, которые в данный момент законно живут на этой территории. Поэтому с Калининградом вопрос заключается, прежде всего, в том, что думают его жители.

С. КОРОЛЁВ: «Европа давно ничего не решает. Теракты в Европе ни к чему привести не могут, кроме нагнетания страха в ЕС, в отличие от терактов в США», — пишет слушатель.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Да и теракты в США ничего не меняют. Это — события, которые будут продолжаться.

С. КОРОЛЁВ: «Кудрин сказал, что пенсионный возраст нужно поднимать только после выборов в Госдуму. Кудрин снова становится медийной личностью?»

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Нет. Он занимается своим делом — советует, как лучше издеваться над людьми, это — его прямая обязанность.

С. КОРОЛЁВ: С одной стороны, Кудрин и Улюкаев, который говорит, что неизбежно придётся поднимать пенсионный возраст. И с другой стороны Минтруда, который сегодня говорит о том, что приоритет госполитики — стимулирование более позднего выхода на пенсию, а не повышение пенсионного возраста.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: У меня кроме ненависти эти люди вообще ничего не вызывают.

С. КОРОЛЁВ: А кого Вы любите от власти?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Никого. Я — злой и плохой. В нашей стране с нашей низкой продолжительностью жизни, с нашей бедностью они ещё хотят красть пенсии у людей. У нас одна из богатейших диаспор миллионеров и миллиардеров по всему миру. Они всё время кричат о том, что денег нет, но при этом русскими деньгами забито всё — Швейцария, Лондон, Америка. Всё время находят всё новые виллы, яхты, которые принадлежат детям наших начальников. Лазурный берег, Италия — везде сплошные русские в элитных бизнесах. И на этом фоне они орут, что нет денег. Как это называется?

С. КОРОЛЁВ: Я сделал для Вас подборку хороших новостей. «Слабый рубль помогает в стабилизации российской экономики и оказывает поддержку экспортёрам», — заявил вице-премьер Аркадий Дворкович. По словам чиновника, экономика России подстроилась к низким ценам на нефть, а падение курса рубля может нарастить поставки товаров в Китай и Европу.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Ну, что тут можно сказать? Это опять же — придумывание всё новых способов издевательства над людьми, больше ничего.

С. КОРОЛЁВ: Следующая хорошая новость: по словам заместителя министра энергетики Кирилла Молодцова, себестоимость добычи российской нефти в среднем составляет около двух долларов за баррель. А на бирже торгуется сейчас по 41.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Он намекает на то, чтобы цена была 3 доллара за баррель. И тогда мы процветём, я так понимаю.

С. КОРОЛЁВ: Следующая новость: средний размер взятки в Москве за 2015 год вырос в два раза. Знаете, почему это хорошая новость? Потому что Кирилл Кабанов из Национального антикоррупционного комитета считает, что это из-за усилившейся эффективности борьбы с коррупцией: дел стало больше, поэтому стали больше давать.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Стали ещё больше воровать, естественно.

С. КОРОЛЁВ: В правительстве признали резкое обнищание россиян. Вице-премьер Ольга Голодец констатировала, что число граждан, испытывающих нужду, в последнее время...

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Почему у них всех такие фамилии говорящие?

С. КОРОЛЁВ: Это — скользкий путь, если мы фамилии разбирать будем.

Я хотел Вас спросить о кадре, как Барак Обама пытался приобнять Рауля Кастро, а тот схватил его руку и не дал этого сделать, исключил объятия американского лидера.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Рауль Кастро — молодец. Они, в отличие от нас, понимают, что партнёрствовать с Америкой не надо.

С. КОРОЛЁВ: Но тем не менее, Обама приехал туда впервые за 88 лет.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Вот именно, что Обама приезжает к ним и выступает перед ними, а не они перед ним. Они — молодцы.

С. КОРОЛЁВ: Куба с кем сейчас? С Китаем? Или сами по себе?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Я думаю, что какой-то китайской помощью они пользуются.

С. КОРОЛЁВ: «Аксёнова, главу Крыма, тоже не любите?»

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Аксёнова не хочу комментировать, не знаю. У меня вызывает ужас губернатор Севастополя.

С. КОРОЛЁВ: Меняйло? Почему?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Это кошмар. Это Салтыков-Щедрин.

С. КОРОЛЁВ: А конкретнее?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Можно почитать любое интервью с Чалым. Он рассказывает о том, как распродаются участки земли непонятно кому, как происходит безумная застройка. В общем, коррупция и бесконечные жульнические гешефты.

С. КОРОЛЁВ: «А как Вы относитесь к народу, 80% которого любит Путина?»

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Почему я должен как-то относиться?

С. КОРОЛЁВ: А почему нет? К русскому народу как Вы относитесь?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Хорошо. Я сам — часть русского народа. Я хорошо отношусь к себе, а значит и к русскому народу.

Чалый — порядочный человек. Это редчайший случай, когда в составе нашей власти оказался порядочный, честный и достойный человек. Конечно, он ушёл из этой власти, потому что находиться с этим жульём, ворьём и подонками он не может.

С. КОРОЛЁВ: То есть лучше всё бросить, чем бороться? А куда уйти?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Каким образом бороться? Как бороться с этой системой?

С. КОРОЛЁВ: А зачем уходить?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Я думаю, что он понял, что он не может. Потому что эта система имеет круговую поруку — все воруют и прикрывают друг друга.

С. КОРОЛЁВ: Куда он пойдёт дальше?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Никуда. Он — авторитетный человек в своём городе. Будет, наверное, сейчас смотреть, что происходит, и в удобный момент попробует что-то предпринять.

С. КОРОЛЁВ: Может так случиться, что он окажется в вашем Комитете?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Боюсь, что наш Комитет ещё недостаточно авторитетен для этого, но мы были бы счастливы, конечно.

С. КОРОЛЁВ: «99% чиновников носит швейцарские часы, итальянские костюмы, ездят на немецких машинах, разговаривают по американским смартфонам. А все проблемы — из-за низкого патриотизма у народа». Вы согласны?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Конечно. И при этом они рассказывают, что денег нет. Конечно, нет, они все ушли на содержание этих чиновников.

С. КОРОЛЁВ: А есть какое-то комплексное решение? Мы обозначаем проблемы на международном уровне — терроризм, внутренняя экономика и так далее.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Гнать всю эту сволочь поганой метлой.

С. КОРОЛЁВ: Гнать — это значит, что «на обломках самовластья напишут наши имена». Или как?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Я думаю, есть разные способы. Тут опасно что-то предлагать, вдруг это будет экстремизм? Я воздержусь.

С. КОРОЛЁВ: «У нас в Канаде новый премьер пообещал понизить пенсионный возраст с 67 до 65 лет», — пишет слушатель. А Вы считаете, вообще не надо трогать? 55 лет для женщин, 60 — для мужчин? При том, что у нас продолжительность жизни увеличивается.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Для начала надо увеличить пенсии хотя бы в два раза. Наши пенсии — это стыдоба — 11-12 тысяч рублей. О чём вообще речь? Это ужас.

С. КОРОЛЁВ: Будут проиндексированы на 4% в этом году.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Это даже смешно считать. Пенсии надо увеличить хотя бы вдвое, хотя бы до 20 тысяч для начала. Стыдно. Я не понимаю, как выживают пенсионеры, у которых нет работающих детей или внуков.

С. КОРОЛЁВ: «Комплексное решение проблем — это левый поворот страны». Вы согласны?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Это — расплывчатое понятие. В каком-то смысле да.

С. КОРОЛЁВ: Примем звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Скоро выборы в Думу. «Единая Россия» и её сателлиты — КПРФ и прочие — потеряют контрольный пакет? Будет ли какой-то плюрализм?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Конечно, нет. Ничего не зависит от этого парламента. Он парламентом и не является в сущности. Кого назначат, те и будут. Всё это к реальности не имеет никакого отношения.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Как Вы думаете, сколько ещё при таком терпении народа будет продолжаться этот бардак? На кого Путин будет опираться? На олигархов или на народ?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Я думаю, что это может долго продолжаться. Мы знаем, что в Азии, Африке есть много стран, которые в таком состоянии бесконечно живут. Поэтому вряд ли можно надеяться на то, что завтра всё это закончится.

С. КОРОЛЁВ: «Позитивная динамика будет тогда, когда кабмин возглавит Шойгу». Вы согласны?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Шойгу же не экономист. Он просто — распиаренный военный.

С. КОРОЛЁВ: Может быть, сейчас и нужен военный у руля?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Военные и так у своего руля. У нас человеконенавистническая политика — экономическая. При чём тут Шойгу, я не понимаю.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Как Вы думаете, если люди считают, что разрыв доходов должен быть до 10 раз — это левые, а те, кто считает, что больше 10 — это правые?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Я не думаю, что именно эта цифра является ключевой, но, несомненно, Вы правы в том, что социальное расслоение — это очень мрачная история. И любые левые выступают за то, чтобы он был как можно меньше. Я не знаю, почему именно 10, желательно поменьше.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Почему во власть закрыта дорога молодым?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Почему закрыта? Есть масса молодых карьеристов, губернаторов. Турчак, Воробьёв — вполне молодые.

С. КОРОЛЁВ: Максим Соколов, министр транспорта.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Очень много молодых, которые занимают какие-то посты.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Какой город плохо живёт? Одни Audi, BMW на дорогах в Сочи, в Москве. Везде куча богатых людей. Плохо живут только так называемые «диванные войска».

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: У нас в стране огромное количество людей, которые не живут в перечисленных городах. У нас есть райцентры, в которых люди очень бедно живут. Во-вторых, в этих городах, о которых Вы говорите, есть люди, которые живут на очень скромные зарплаты.

С. КОРОЛЁВ: Я бы хотел привести факты. Сегодня самая популярная машина в России по продажам — это «Лада». А средний возраст автомобиля, который эксплуатируется на наших дорогах, — это 12,5 лет.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Большинство людей живёт очень бедно. Но есть некоторое внушительное количество людей, которые живут хорошо. Многие из них — просто воры.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Сидят журналисты за закон об ответственности власти перед народом. Как Вы это прокомментируете? Люди уже по году сидят.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Вы имеете в виду Юрия Мухина?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. И ребята-журналисты с «РБК». Это — лучшие люди нашей страны, такие же, как и Вы.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Я не очень в курсе конкретных уголовных дел.

С. КОРОЛЁВ: И мы сейчас не сможем это объяснить.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Я понимаю Ваши чувства, но боюсь комментировать, потому что просто не знаю точно, в чём там дело.

С. КОРОЛЁВ: По итогам программы 91% слушателей солидарны с Вами, 9% — против. Спасибо.