Фото РСН

С. КОРОЛЁВ: В студии Александр Проханов. Здравствуйте.

А. ПРОХАНОВ: Здравствуйте.

С. КОРОЛЁВ: У нас есть звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. В последнее время Познер, Сванидзе и даже Соловьёв всё время проклинают советскую власть. Все эти граждане Российской Федерации — евреи, если бы не было советской власти, они бы здесь просто не родились.

А. ПРОХАНОВ: Так вопрос-то в чём?

С. КОРОЛЁВ: Наверное, накипело у человека.

А. ПРОХАНОВ: Мне кажется, что происходит полный крах нынешней либеральной системы, всё антисоветское, что было реализовано, обернулось огромной бедой. Общество оглядывается назад, сравнивает сегодняшнее безумное состояние социума с советским и выбирает советское. А эти-то люди ответственны за эту катастрофу. Они сожрали Россию, использовали её как добычу, а сами до сих пор кормятся на наших с вами остатках и ждут возмездия. Отсюда нарастание антисоветизма.

С. КОРОЛЁВ: Журналистов часто упрекают в недостатке положительных новостей. Я всё время стараюсь подобрать такие новости. Первая совместная миссия ЕС и России по поиску жизни на Марсе стартовала с «Байконура». Сегодня за этим эпохальным событием следили в прямом эфире. Ночью у станции должны раскрыться солнечные батареи, тогда она впервые сможет связаться с Землёй. 7 месяцев этот аппарат «ЭкзоМарс» будет лететь до 4-й от Солнца планеты, и эксплуатироваться будет до конца 2022 года. С Вашей точки зрения, что этот аппарат может найти на Марсе?

А. ПРОХАНОВ: Что бы они ни нашёл, он ставит сверхзадачу. Он не ставит цель, связанную с обжорством, с потреблением, с повышением сексуальной активности граждан.

С. КОРОЛЁВ: Он — это кто?

А. ПРОХАНОВ: Аппарат.

С. КОРОЛЁВ: Аппарат не может сам ставить цели.

А. ПРОХАНОВ: Вы понимаете, о чём я говорю. Человечеству тошно жить в этом двухмерном пространстве, где идут войны, где лгут, и оно ставит высшие цели. Это действительно прекрасная новость. Найдут они жизнь на Марсе или нет, они должны подтвердить существование жизни на Земле.

С. КОРОЛЁВ: Это, наверное, сложно будет сделать.

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что нет. Я думаю, что чем больше таких аппаратов будет запускаться на Марс или под кору головного мозга, или в духовное представление человека о жизни и смерти, тем актуальнее будет утверждение о том, что жизнь на Земле существует.

С. КОРОЛЁВ: Вернёмся на Землю. Россия поддержит федерализацию Сирии, если так решат жители страны. Вы чувствуете, что в последнее время всё чаще звучит словосочетание «федерализация Сирии». Что за этим скрывается? Каковы реальные перспективы развития событий именно в этом ключе? Что будет с Сирией?

А. ПРОХАНОВ: Начался политический диалог. Итогом этого диалога должны быть выборы. На выборах должна быть поставлена проблема сирийского будущего — чем будет сирийское государство, и как там будет формироваться власть. Мы увидели, что Сирия — это сложнейший конгломерат территорий, народов, конфессий, традиций, укладов. И всё это замешивать в унитарное государство просто невозможно, потому что каждый народ и каждая конфессия сейчас вооружены. Нужно распределить роли, причём территориально, пропорционально, согласно движению дорог, ветров, рек. Нужно учитывать огромное количество условий для того, чтобы будущее федерального членения Сирии было справедливым, гармоничным. Это очень сложная проблема, но можно решить её так. Но есть и второй путь решения — тот, который избрал Ливан. Ведь Ливан — это тоже чаша, собранная из огромного количества мозаических вспышек: верование, религия, опыт, таинственная вражда. Они формируют власть пропорциональным образом. Например, президент — христианин, премьер-министр — шиит, министр обороны — маронит. И тогда возникает пропорциональное складывание исполнительной власти. Это многих устраивает. Это — результат кровопролитных войн. И ливанцев можно поздравить с тем, что они нашли этот путь. Он шаткий, он многим кажется эфемерным и временным, но он прекратил эту бойню. Это замечательно. Может быть, Сирия изберёт этот путь. Дискуссия — это очень хорошо.

С. КОРОЛЁВ: А как Вам перемирие в Сирии?

А. ПРОХАНОВ: Конечно, я за перемирие в Сирии.

С. КОРОЛЁВ: Самолёты сбивают.

А. ПРОХАНОВ: Это подтверждает факт перемирия. Ведь не сбивают же эскадрильи, сбивают единицы. По моим представлениям и источникам, сирийская радикальная оппозиция — ИГИЛ и другие террористические организации — себя не оправдали. Те люди, которые знакомятся с этим контингентом, которые считали, что эти группировки непобедимы, рассеиваются. Поэтому эту группировку можно разбомбить, обезглавить. Этой группировке можно противопоставить осмысленное сопротивление. Это делает наше перемирие более прочным.

С. КОРОЛЁВ: То есть нынешнее перемирие — это реальный путь к миру в Сирии?

А. ПРОХАНОВ: Другого пути нет. Конечно, это реальный путь к миру. Когда эти радикальные несогласные группировки израсходуют свою энергетику, они перестанут быть серьёзным фактором. Тогда политический диалог станет серьёзным внутрисирийским фактором, и я думаю, что он увенчается успехом. Хотя это будет абсолютно промежуточный успех.

С. КОРОЛЁВ: В Турции вчера был теракт, почти 40 человек погибли, больше 100 раненых. Сейчас власти Турции указывают на то, что курды в этом замешаны.

А. ПРОХАНОВ: Похоже на то.

С. КОРОЛЁВ: Или это провокация?

А. ПРОХАНОВ: Мы все — конспирологи, поэтому это может быть провокацией каких-нибудь эвенков, которые бы хотели проникнуть в пустыню Сахара.

С. КОРОЛЁВ: Сахара далеко.

А. ПРОХАНОВ: Мне кажется, этот теракт устроили курды. Конфликт Турции с Курдистаном нарастает. И я верю, что рано или поздно Курдистан появится на карте как государство.

С. КОРОЛЁВ: «Как Вы относитесь к выходу Лимонова из «Комитета 25 января»?» — спрашивает слушатель.

А. ПРОХАНОВ: Я негативно отношусь к созданию комитета, я негативно отношусь к выходу Лимонова из него. И вообще я негативно отношусь к тому, что русские патриоты и националисты не могут договориться на фоне либеральных группировок.

С. КОРОЛЁВ: Так они тоже не могут договориться.

А. ПРОХАНОВ: Нет, вы знаете, когда ПЕН-клуб объединился, чтобы объявить свою поддержку Савченко, это была армада людей, и они договорились. И на фоне этого распадается этот эфемерный комитет.

С. КОРОЛЁВ: А как Вам новость о том, что РПЦ предлагает исключить из школьной программы произведения Чехова, Куприна и Бунина? Литературу, описывающую супружескую измену, в патриаршей комиссии назвали миной замедленного действия.

А. ПРОХАНОВ: Это ужасная новость. Я её буду проверять. Она меня страшно угнетает. Практически вся мировая литература — о супружеских изменах. Всё, что является проблемой соотнесения мужчины и женщины — это гигантская общечеловеческая проблема. Там, внутри этих отношений, возникает смерть, любовь, великие подвиги, измена. Что такое «Анна Каренина», например? Давайте введём дресс-код. Вообще мы закончим тем, что патриархия введёт дресс-код — длину юбки, ширину штанин. Мне кажется, что это — огромная ошибка.

С. КОРОЛЁВ: Современная религия знает такие дресс-коды. Я не говорю про православную или христианскую веру.

А. ПРОХАНОВ: Современная религия, может быть, и знает такие дресс-коды, но я надеюсь, что литературный дресс-код за этим не последует. Всё-таки школьная программа составляется не батюшками, их составляет светский ареопаг интеллектуалов, художников и писателей. Другое дело, что есть литература, которая сознательно проповедует ненависть и нелюбовь к родине, которая сеет в умах молодых людей скепсис по отношению к родной истории. Это всё, конечно, должно быть ограничено.

С. КОРОЛЁВ: Это что, например? Что нужно ограничить, с Вашей точки зрения?

А. ПРОХАНОВ: Мне бы не хотелось, чтобы в этом списке присутствовали гулаговские тексты.

С. КОРОЛЁВ: Солженицын?

А. ПРОХАНОВ: Может быть, Солженицын, может быть, Шаламов. Эти кошмары, связанные с насилием, уродством, извращением, должны быть устранены из ранних школьных программ и перенесены на преподавание в более зрелом возрасте. Детское сознание — это очень хрупкий инструмент, это такой цветок, и если ему показать кошмары социума, конечно, на нём отпечатается то, что наша родина — это страна ГУЛАГов. Это не страна побед, исканий, мужественного стояния, а страна непрерывных палачей и ужасов. Мы же видим — если сериал о войне, то обязательно чекисты, которые там присутствуют, это — мерзавцы и предатели. Это создаёт фон чудовищной нелюбви и страха перед родиной. Я думаю, что такого рода книги должны быть ограничены в ранних школьных программах.

С. КОРОЛЁВ: В отличие от книг о супружеских изменах.

А. ПРОХАНОВ: Я не думаю, что Чехов — это писатель, который рассказывает о супружеских изменах.

С. КОРОЛЁВ: А Куприн?

А. ПРОХАНОВ: И Куприн не рассказывает об этом. Куприн рассказывает о красоте, о муке, о печали, о тоске русского офицера, который смотрит на себя в зеркало и вдруг начинает плакать, потому что он исполнен русской вселенской печали, непонимания себя. Это — удивительные тонкие энергии, которые доступны только русской словесности. Русская словесность открыла эти тонкие энергии, которые витают в космосе наряду с квантовыми пучками, с какими-то радугами. Поэтому изгонять их — это большая ошибка, как мне кажется. Я давно тосковал по цензуре, мне так её не хватало. В советские времена она выхватывала из моих романов куски, вырезала. Это так приятно было.

С. КОРОЛЁВ: Вы сейчас говорите с печалью или наоборот?

А. ПРОХАНОВ: Я сам не понимаю — с печалью или с сарказмом. Мне, конечно, не хватает того, как меня мучили, сажали на кол как литератора. И вот теперь опять появилась цензура.

С. КОРОЛЁВ: Но теперь-то она с правильной стороны.

А. ПРОХАНОВ: Конечно, она со стороны иконостаса на нас движется. Но по существу, книги о супружеской верности рассказывают и о супружеской измене, потому что быть верным можно только тогда, когда вокруг тебя царит зло, измены. Пётр и Февронья — это пример такой поразительной супружеской верности и чистоты, о этот пример кажется таким трогательным и восхитительным, потому что кругом зло, многожёнство и так далее. Очень трудно ведь отличить зло от добра и в мире, а в литературе — тем более. А что такое Ахматова? В своё время ведь Жданов её порицал, называя блудницей. Ну, давайте и её запретим. Почему только Чехова? Или давайте запретим весь Серебряный век, потому что он наполнен тонким эротизмом. А Бунин? «Тёмные аллеи» — конечно, шедевр русской прозы, там много связано если не с супружеской изменой, то с отношениями между мужчиной и женщиной, не зафиксированными венчанием.

С. КОРОЛЁВ: А что с Булгаковым будем делать?

А. ПРОХАНОВ: Я бы просто издал его гигантским тиражом, проиллюстрировал бы лучшими художниками, попросил бы Глазунова. И раздавал бы бесплатно семьям, у которых нет денег, чтобы купить эти прекрасные книги.

С. КОРОЛЁВ: Вы поддерживаете статью об оскорблении чувств верующих?

А. ПРОХАНОВ: Тоже не знаю. Ведь есть такой умышленный сатанизм.

С. КОРОЛЁВ: Блогер Виктор Краснов написал у себя в блоге, что Бога нет, и его теперь судят. Адвокат просит признать статью об оскорблении чувств верующих не конституционной, поскольку это — мнение. И эта статья, по сути, запрещает иметь атеистические взгляды. Вы согласны?

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что это, конечно, превышение полномочий здравого смысла. Я вижу, что существует группа верующих людей, церковная община. И в эту общину приходит какой-нибудь злодей и начинает осквернять иконы, глумиться над их чувствами, совершать открытую богомерзкую процедуру, связанную с насилием над душой, с причинением страданий. Это, конечно, должно пресекаться. Ведь мы же друг другу постоянно причиняем раздражение по разным поводам. Иногда нам не нравится, как выглядит наш сосед, или какой у него акцент, какие он читает книги или поёт песни. Всё это подвергать юридическому осмыслению невозможно.

С. КОРОЛЁВ: «Смогут ли люди договориться о вопросах экологии и спасении Земли?» — спрашивает слушатель.

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что если они не договорятся, они постепенно перестанут быть людьми, и вместо них начнут договариваться аппараты.

С. КОРОЛЁВ: «Как Вам пранк Савченко?» — спрашивает слушатель. Это когда пранкеры разыграли адвоката Фейгина. Мол, Порошенко попросил Савченко прекратить голодовку, и гарантировал, что всё с ней будет хорошо.

А. ПРОХАНОВ: Здесь бы я так особенно не радовался. Потому что она — враг. Враг находится в плену, а с пленным врагом нужно обращаться осторожно и милосердно.

С. КОРОЛЁВ: Прокурор, кажется, запросил для неё 23 года. Она сказала последнее слово. Вы сказали, что Вы считаете её врагом?

А. ПРОХАНОВ: Я считаю её врагом, потому что она является апологетом сегодняшней русофобской Украины, даже не касаясь её причастности к убийству наших журналистов. Она становится эмблемой сегодняшней русофобской Украины, а её на глазах превращают в героя, кумира, звезду. У неё появляется множество новых лучей, она уже не пятиконечная звезда, а стоконечная.

С. КОРОЛЁВ: Медуза.

А. ПРОХАНОВ: Горгона, да. Всё, что она говорит о моей родине и о русских людях, мне омерзительно. Поэтому она — мой враг. Что касается её реальной вины, суд покажет. Я только беспокоюсь о том, что в последнее время следствие почему-то начинает снимать с неё обвинения в той или иной степени. Например, следствие говорит, что сняты обвинения в массовом убийстве людей, связанном с её деятельностью. Но остаётся её вина, связанная с убийством журналистов. То, что разгружают это обвинительное заключение, говорит о том, что всё-таки наши власти поддаются давлению извне.

С. КОРОЛЁВ: К примеру, дают ей 23 года. Через пару месяцев идут переговоры по дипломатическим каналам, договариваются, и она едет к себе и встаёт на трибуну Верховной рады. Или как всё будет? Вы вообще приветствуете решение о том, чтобы наших сюда вернули, а её отдали взамен?

А. ПРОХАНОВ: Если мы готовим нового крупного политического русофобского лидера на Украине, то, конечно, мы должны это сделать. Она выгоднее всех остальных, она — женщина, она сражалась, она — мученица, которая ведёт себя в тюрьме по-рыцарски, она бранит судью, сквозь решётку оскорбляет Россию и российскую армию. Это — герой. Её же не сравнить со всей этой олигархической шушерой а-ля Порошенко и безумный Саакашвили. Она — политик нового типа, рождённого в этом огне. И если мы хотим получить в её лице настоящего политического врага, то, конечно, мы будем её обменивать. Но это, мне кажется, наша недальновидность. Я бы не обменивал её. Я бы выпустил на свободу Квачкова и Удальцова. Они сидят в тюрьмах — два русских патриота. Они споткнулись, но за Удальцова не заступился никто из его товарищей — всей этой либеральной группировкой, с которой он связал свою судьбу. Вот там русский человек мучается и страдает. То же самое с Квачковым. Он — настоящий герой, полковник, герой чеченской войны, человек, который организовал ловушки для Басаева. Никто за него не заступился. Это дело наших с вами друзей, которые организовали этот январский комитет, а они начинают судачить, кто белый, кто красный.

С. КОРОЛЁВ: «Как Вам Наталья Яресько?» — спрашивает слушатель. Это министр финансов Украины. Вроде бы её видят преемником Яценюка. Либо её, либо Андрея Садового, мэра Львова.

А. ПРОХАНОВ: Я про неё не знаю.

С. КОРОЛЁВ: Завтра будут опять голосовать против Яценюка.

А. ПРОХАНОВ: Ну и ради Бога. Придёт — посмотрим. Крах Яценюка знаменателен, фигура-то карикатурная и отвратительная. Он далеко не красавец, а ведь внешность человека всё-таки каким-то образом соотносится с его духовным состоянием, умом, интеллектом. Что в душе, то и на лице. Это, конечно, ужасная персона.

С. КОРОЛЁВ: Доля граждан России, которые считают, что у нас есть политическая оппозиция власти, снизилась за последний год до 54% с 66%. Это был опрос «Левада-центра». Оппозиции в России нет — 27% респондентов, на 7% больше, чем год назад. При этом каждый второй опрошенный считает, что оппозиция в стране необходима. А Вы?

А. ПРОХАНОВ: Я читал сообщение о парламентской оппозиции. Это компартия, «Справедливая Россия», ЛДПР.

С. КОРОЛЁВ: Причём они говорят о политической оппозиции.

А. ПРОХАНОВ: Это и есть политическая оппозиция. Они же не имеют в виду «касьяновцев».

С. КОРОЛЁВ: Почему? В каком-то регионе «ПАРНАС» пролез, и «Яблоко».

А. ПРОХАНОВ: Этот опрос говорит, в основном, о крупной оппозиции. Но я тоже не считаю её оппозицией. На китайском флаге есть большая звезда и пять маленьких звёзд. Это — пять партий-сателлитов. Сейчас наши три партии превратились тоже в партии-сателлиты. Они абсолютно властные. Они аранжируют присутствие во власти «Единой России», они оттеняют её каким-то образом. Но они — не оппозиция. Оппозицией в России является кризис, растущее недовольство и начавшееся саморазрушение системы. А всё, что представлено партиями, это всё бархатно, мягко и несерьёзно. Правящая власть должна учитывать эти три формы оппозиции.

С. КОРОЛЁВ: «Правительство понизило минимальный уровень жизни на 221 рубль. Зачем это делается? Подготавливают русский бунт?»

А. ПРОХАНОВ: Я не думаю, что подготавливают сознательно, но это ведёт к напряжению.

С. КОРОЛЁВ: «Как прожить на 12,5 тысяч рублей пенсии?»

А. ПРОХАНОВ: Я не знаю, как прожить на эти деньги. Блокадники жили и на меньшие ресурсы, но умирали.

С. КОРОЛЁВ: Блокадники жили в окружении врага.

А. ПРОХАНОВ: А у нас враг — в нашей сердцевине. Я не знаю, что лучше — в окружении, но со своей сердцевиной, или чтобы мы на периферии были родными, а внутри нас находились недруги, которые затолкали нас в перманентный кризис и не хотят из него вытаскивать. Я не понимаю, почему Путин медлит, почему он не принимает радикальных решений. Он так активен и так успешен во внешней политике, он так прекрасно провёл и продолжает проводить операцию в Сирии. Возвращение Крыма является просто геополитическим шедевром. Но то, что происходит сейчас в России — угрюмое и неуклонное сползание в беду — я не понимаю.

С. КОРОЛЁВ: Возвращаясь к оппозиции, «Правое дело» воскресили, туда идёт Титов, Дмитриева. Как Вы видите их перспективы? Появится ли в парламенте пятая партия?

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что появится и «Родина». Но всё это будет таким паллиативом. Решение будет по-прежнему за правящей партией. Хотя мне говорили люди, которые готовятся к выборам, о том, что они все очень напуганы и встревожены состоянием дел в партии. Ведь «Единая Россия», какой бы она ни была, обеспечивала воспроизведение власти в очень тяжёлые времена. И она с этой задачей справилась неплохо. Теперь создана альтернатива этой партии — «Народный фронт». И он начинает нападать на эту партию, грызть, кусать её. Идёт своеобразная деформация проверенных членов «Единой России». А что такое «Народный фронт»? Это же тоже странная, рыхлая организация, которая раньше занималась разведением фиалок или спасением мотыльков. Извините меня за утрирование. А теперь ей передали функцию расследования коррупционных дел. Это напоминает удары по штабам, демократизацию и гласность. А это разрушение структуры, разрушение правящей партии.

С. КОРОЛЁВ: В Вильнюсе был форум, и в этой связи слушатель просит: «Прокомментируйте, пожалуйста, команду — Каспаров, Кох, Боровой».

А. ПРОХАНОВ: Национал-предатели, пятая колонна и враги.

С. КОРОЛЁВ: Примем звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Мы — народ с обрубленной историей, у нас дохристианский период вообще никак не освещается. Почему замалчивается история многотысячелетней России?

А. ПРОХАНОВ: Я согласен. Она замалчивается и в дохристианский, и в христианский, и в советский, и в нынешний периоды. Нынешнее цензурирование истории колоссально. Но я не считаю, что языческий период сильно замалчивается. Существует археология кривичей, древлян, полян. Я сейчас увлечён идеей Аркаима, это такое открывшееся недавно поселение на Южном Урале, откуда произошли проиранцы, проарийцы. Одна ветвь ушла в Индию, другая — в Иран, третья — в сторону Карпат. И это исследование ведётся, публикуется. Так что я не думаю, что здесь имеет место быть специальное задавливание языческого периода Руси. Вся наша история затоптана.

С. КОРОЛЁВ: «Важна ли фигура главы ЦИК?» — спрашивает слушатель.

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что она очень важна.

С. КОРОЛЁВ: Чуров ушёл. Как Вы на это смотрите? Сейчас главным кандидатом является Элла Памфилова. Как Вы к ней относитесь?

А. ПРОХАНОВ: Я к ней отношусь негативно.

С. КОРОЛЁВ: Почему?

А. ПРОХАНОВ: Я помню Эллу Памфилову в период, когда она обслуживала Ельцина на ранних этапах. Когда она боролась с советскими привилегиями, противопоставляла Ельцина с его поездками на трамвае или велосипеде «обожравшимся коммунякам», которые жили на виллах. Она была инструментом разрушения Советского Союза. Но когда этот ельцинский театр закончился, она не заметила, что Ельцин пересел в бронированный «Мерседес», что он въехал в свои огромные виллы и дома. Она смирилась с этим. А это говорит о том, что она предвзята, что она — инструмент, что она находится в руках определённых политиков, она не беспристрастна. Поэтому как будут считаться эти голоса... Мы же видим, что многие выборы подтасованы.

С. КОРОЛЁВ: Вы Чурову верили?

А. ПРОХАНОВ: Я не ходил голосовать, почему я ему должен верить?

С. КОРОЛЁВ: И Памфиловой не верите?

А. ПРОХАНОВ: Не верю.

С. КОРОЛЁВ: Но она ещё даже не взялась за это дело. А Чурову Вы не верите, наверное, потому, что он был у руля много лет.

А. ПРОХАНОВ: Потому что сами либералы говорят, что выборы подтасованы. И эти кардинальные выборы 1996 года, когда выиграл Зюганов, были сфальсифицированы. Они говорили, что выиграл Ельцин, и Зюганов согласился с этим, не знаю почему. Поэтому тот, кто считает голоса на выборах, является истинным хозяином власти, истинным хозяином страны. Это очень щепетильная работа. Недаром практически все хозяева ЦИК потом отправляются далеко за пределы родины послами. Посмотрим, куда Чурова отправят.

С. КОРОЛЁВ: Альтернатива «Единой России» сегодня кто?

А. ПРОХАНОВ: «Единая Россия», но трансформированная.

С. КОРОЛЁВ: Вы бы вступили в такую трансформированную «Единую Россию»?

А. ПРОХАНОВ: Зачем мне партия? Я художник. Я нахожусь в партии Господа Бога.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Что должно произойти, чтобы наша элита начала самоочищение? И вообще способна ли наша элита к такому позитивному процессу, или она всё-таки будет цепляться за нынешнюю действительность?

А. ПРОХАНОВ: Посмотрите на судьбы русских элит. Например, элиту времён Ивана Грозного. Она не смогла отказаться от своих удельных представлений, и он положил её на плаху. Он не трансформировал её, он ей просто отрубил голову. Посмотрите на элиту времён Петра I. Она не смогла трансформироваться, и Пётр придумал новую элиту — элиту потешных полков. Кстати, Иван Грозный придумал новую элиту в виде опричников, появились Скуратовы, Басмановы — эти новые дворяне.

Посмотрите на элиту царских времён. Она не смогла трансформироваться. Элита двора по-прежнему занималась куртуазными балами, поездками за границу, скупкой имений, и её пустили под нож во времена революции. Посмотрите, что произошло с ленинской элитой. Её уничтожил Сталин. Посмотрите, что произошло с советской элитой последних времён. Она не трансформировалась, она разрушили кокон, в котором её вывели, и перескочила с прежними представлениями о добре и зле в новый ельцинский период. Ельцин — типичный представитель советской элиты. Теперешняя элита тоже не подлежит трансформации. Я хочу, чтобы Путин, который уже не молод, которому уже многое осточертело, не сможет, к сожалению, кинуть клич о трансформации социума и модернизации. А, может быть, и сможет. Может, в какой-то момент его посетит озарение, и он отодвинет эту олигархическую элиту, среди которой масса его друзей, близких знакомых. Он может это сделать, но мне кажется, что это вопрос чуда — придёт к изголовью Путина ангел и скажет: «Встань и иди», или нет.

С. КОРОЛЁВ: Что со спортом происходит, Александр Андреевич? Российские биатлонисты впервые в истории остались без медали на чемпионате мира, этот мощный скандал с мельдонием.

А. ПРОХАНОВ: Не знаю, что происходит со спортом. Спорт — это одна из самых коррумпированных сфер мировой деятельности. Это огромный бизнес, гигантские деньги.

С. КОРОЛЁВ: Политика не при чём?

А. ПРОХАНОВ: Политика присутствует. Но гнилость этих спортсменов... Как спортсмены могут переходить из русской команды в итальянскую, например? Мы же смотрим на эту команду как на синтез, на сгусток наших национальных энергий. Может быть, мы устали, у нас слабые ноги, мы начинаем слепнуть, но мы транслируем свою мечту и волю в этих прекрасных русских спортсменах, которые потели, умирали от инфарктов после побед. А что сейчас? Легионеры, которых можно покупать, перекупать. Спорт — это гнилая среда. Разве можно сделать национальной идеей эту огромную коррумпированную мировую лавку? Мне очень горько за русский спорт. Я был, кстати, восхищён нашей Олимпиадой. Это был взлёт нашего спорта. Но эта флуктуация привела нас к поражениям.

С. КОРОЛЁВ: «Назовите, пожалуйста, пророка нашего Отечества», — просит слушатель.

А. ПРОХАНОВ: Если говорить о русском пророке в целом, то Пушкин.

С. КОРОЛЁВ: Сейчас 2016 год, Пушкин давно не с нами.

А. ПРОХАНОВ: Тогда кроме себя я не вижу никого, пожалуй.

С. КОРОЛЁВ: С Вами 92% наших слушателей, 8% — против. Спасибо.