Р. КАРИМОВ: У микрофона Рустам Каримов, у нас в гостях американский журналист Майкл Бом. Приветствую Вас.

М. БОМ: Здравствуйте.

Р. КАРИМОВ: За кого болеете, за «Локомотив»?

М. БОМ: Я не болею.

Р. КАРИМОВ: Через час закончим передачу, поедем на стадион. Там же с турками играют.

М. БОМ: Здесь без политики не обойдётся.

Р. КАРИМОВ: Нет, у нас без политики, спорт и мир. Не надо бойкотировать Олимпиаду.

М. БОМ: Спорт и политика неделимы всегда. Посмотрите на ФИФА.

Р. КАРИМОВ: Это другое, это вопросы к спортивным чиновникам. А когда есть чистая игра, беспристрастный судья — тогда всё на поле, в игре.

М. БОМ: Посмотрим. Я думаю, про сбитый самолёт что-то будет сегодня.

Р. КАРИМОВ: В Стамбуле было, Вы слышали про майку с изображением Путина. Сегодня болельщики обещали вести себя хорошо.

Давайте к насущным делам — план по прекращению огня в Сирии, ждём субботы, 27 февраля. Не только само начало действия этого документа, но и дальнейшие возможные провокации. Когда было заявление, что Путин переговорил с Обамой, все обрадовались. На следующее же утро — Пентагон, ЦРУ.

М. БОМ: Вы заметили, что в самом начале его выступления в понедельник, в первом абзаце он сделал акцент на том, что он позвонил Обаме.

Р. КАРИМОВ: А разве Обама не говорил у себя так?

М. БОМ: Зачем это было сделано?

Р. КАРИМОВ: Это нормальная ситуация.

М. БОМ: Обычно это не очень афишируется. Это выигрышно?

Р. КАРИМОВ: Да. Господин Лавров, Путин, Песков придерживаются одной риторики, Вашингтону она не очень нравится: давайте сначала прекратим огонь, разберёмся, кто террористы, а кто — нет.

М. БОМ: Политика в том, что не я ему звонил, а он мне, а тут с точностью до наоборот.

Р. КАРИМОВ: Это, скорее, победа Москвы?

М. БОМ: Это мелочь, на самом деле. Я не знаю, почему он с самого начала это сказал.

Р. КАРИМОВ: Понятно, давайте дальше. Пентагон, ЦРУ тут же заявляют о плане «Б».

М. БОМ: Не сообщили, а была утечка, надо ловить эти нюансы.

Р. КАРИМОВ: Потом это подтвердили.

М. БОМ: Да, но началось это с утечки — это важно, потому что это методика, тактика.

Р. КАРИМОВ: Они не закрылись от СМИ: и Бреннан, и Картер, и Данфорд сказали, что перемирие может сорваться по вине Москвы. Получается, это всё камни в огород Обамы.

М. БОМ: Не со стороны Москвы, а со стороны Москвы и Асада.

Р. КАРИМОВ: Вы в команде Бреннана, и Картера, и Данфорда?

М. БОМ: Нет, Москва и Асад — единое целое, они работают сообща. Я бы не выделял только Россию. Должен быть план «Б», это естественно, тем более, все настроены пессимистично, даже Путин, он не очень верит, что Асад будет прислушиваться. Вы заметили, как он закончил выступление? «Я хотел бы надеяться, что Асад будет придерживаться этого плана».

Р. КАРИМОВ: Я проверю, по-моему, такой цитаты не было.

М. БОМ: Я прочитал стенограмму выступления. Лично мне это не внушает доверия. Для меня это говорит о том, что Путин сам не верит.

Р. КАРИМОВ: Есть позиция, что будут некоторые группировки, которые не сложат оружие, не прекратят огонь.

М. БОМ: С обеих сторон. Это сообщающиеся сосуды.

Р. КАРИМОВ: Но группировок так называемой умеренной оппозиции больше, и уверенности в них нет, и не все они хотят садиться за стол переговоров.

М. БОМ: Они не хотят, они поставили четыре условия. Должна быть прекращена их бомбардировка, гуманитарная помощь и ещё два. Не факт, что они будут соблюдены. Это уже одна причина, почему перемирия не будет. Я не знаю, кто пытается себя иллюзиями, для меня совершенно ясно: как в Донбассе, как в Дебальцево, как и везде — для перемирия нужно 20, 50 перемирий, пока настоящее произойдёт. Может быть, какое-то прекращение огня, но если речь идёт о перемирии, то перемирие — юридический международный термин, и его не будет. Мирного соглашения не будет, политического процесса не будет. Посмотрите на Ливан — потребовалось 15 лет войны, пока настоящее перемирие и переговорный процесс были завершены. Пять лет уже прошло в Сирии, и мой пессимистический прогноз такой, что придётся ждать, ещё, увы, 10 лет, и 10 лет мы будем собираться, говорить об этом. Самое главное, в течение 10 лет люди будут погибать, к сожалению.

Р. КАРИМОВ: Бреннан, Картер и Данфорд — это, скорее, команда Обамы?

М. БОМ: Они советуют ему, что делать, если не будет перемирия.

Р. КАРИМОВ: Они сомневаются?

М. БОМ: Все сомневаюсь, я тоже. Путин также.

Р. КАРИМОВ: Они сомневаются в плане Обамы—Путина?

М. БОМ: Что это? Это перемирие? Да, все сомневаются. Настолько маловероятно, что будет перемирие, что обязательно будет план «Б». План «Б» — это сдерживание. План «А» не будет работать, потому что Асаду не выгодно, у него все преимущества, все силы за ним, а оппозиция слаба, это из-за Обамы, потому что он не поддерживает оппозицию. Против российских сирийских ВВС как оппозиция может себя защищать? Рогатками? Это смешно. У них есть автоматы Калашникова, противотанковое оружие, но против самолётов это бессмысленно.

Р. КАРИМОВ: В бункер.

М. БОМ: Очень хорошо воюют в бункерах. Поэтому фундамент плана «Б» — принудить Асада к миру. Базовый принцип любого политического процесса — это сочетание дипломатии и военных способов. Асад должен быть заинтересован в переходном политическом процессе. Пока он считает, что сейчас мы берём Алеппо, завтра оно будет наше — какой стимул, какой мотив?

Р. КАРИМОВ: CNN смотрели сегодня?

М. БОМ: Нет.

Р. КАРИМОВ: Смотрите. Они опрашивали чиновников, в том числе, кулуарно, о том, что для них план «Б». Несколько американских чиновников заявили, что могут быть введены дополнительные санкции против России или на неё будет оказано давление, чтобы она прекратила «беспорядочную бомбардировку мирных жителей». В плане «Б» сразу учитывается сценарий, что якобы Россия будет провоцировать.

М. БОМ: Россия и Асад — единое целое, они работают, бомбят вместе. Естественно, о России идёт речь.

Р. КАРИМОВ: Но есть группировки, повстанцы, лояльные Асаду, за Асада, потому что они против терроризма.

М. БОМ: Да, есть такие, которые воюют против ИГИЛ. Это курды, они воюют против ИГИЛ, но фактически они — союзники Асада. У курдов очень хорошее положение, у них три поддержки: Асад, США, и сейчас Россия.

Р. КАРИМОВ: Нужно обратить внимание, что курды — единственная наземная поддержка для американской авиации.

М. БОМ: После сбитого российского самолёта Турцией, и с подачи России курды немного поменяли свою тактику. Турция не отделается помидорами. Заодно убить двух зайцев — это в пику США, потому что курды были нашими союзниками.

Р. КАРИМОВ: Эрдоган требует исключить курдов из режима прекращения огня в Сирии. Документ не распространяется на террористов из ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусра», и те группировки, которые к 27 февраля не прекратят огонь. Если они будут продолжать стрелять, то автоматически припишут себя к террористам. «Поддержка сирийских курдов из-за того, что они ведут борьбу с ИГИЛ — великая ложь», — говорит Эрдоган.

М. БОМ: В этом принципиальное разногласие между Турцией и США. Курды были нашими союзниками не только в Ираке, но и в Сирии против ИГИЛ. Они очень хорошо воевали и отбирали землю у ИГИЛ: 17-20 тысяч квадратных километров, то есть, огромный успех, это наши союзники. Турция всегда не очень тепло относилась к этому вопросу, потому что ИГИЛ для Турции — это враг, были теракты в Анкаре от ИГИЛ. Курды — это вопрос номер один, своя рубашка ближе к телу, и они смотрят на всё сквозь эту призму. Им не понравилось, но они терпели это. Было негласное соглашение между Турцией и Америкой, когда Турция сказала, что вы не имеете права пользовать нашей авиабазой, недалеко от сирийской границы, и они договорились, что США имеет право пользоваться этой авиабазой, только если курды не будут распространяться на западную часть реки Евфрат. Но они уже давно перешли эту границу. Для Турции курды — это вопрос номер один, и я могу их понять, поскольку это вопрос безопасности Турции, но это огромный клин между Турцией и США. Я считаю, что Россия очень хорошо вбивала клин, он существовал до этого, но она забила его ещё несколько раз. Это ещё одна из задач: Турция не отделается одними помидорами.

Р. КАРИМОВ: Что будет после 27 февраля? Турецкая артиллерия всё равно будет стрелять в спину курдам, которые воюют с террористами.

М. БОМ: Они уже стреляли.

Р. КАРИМОВ: Но не факт, что они не возобновят стрельбу.

М. БОМ: Да, не факт. Турция не очень подчиняется.

Р. КАРИМОВ: Получается, Эрдоган — комок в горле Обамы?

М. БОМ: Я думаю, на первых порах они не будут, но полагаю, что это неизбежно: все будут стрелять друг в друга.

Р. КАРИМОВ: Что тогда делать с Эрдоганом?

М. БОМ: Что делать с Асадом? С оппозицией? С ИГИЛ? Почему только с Эрдоганом? Надо что-то делать со всеми.

Р. КАРИМОВ: Про США, Вашингтон.

М. БОМ: Это пороховая бочка, надо решить все вопросы, с Эрдоганом в том числе. И не надо кидать спички в эту бочку.

Р. КАРИМОВ: Османский проект Америки, руками Эрдогана завоевать влияние в этом регионе, проваливается или нет?

М. БОМ: Он не скрывает, что хочет свергнуть Асада. Это ещё одно разногласие. Вопреки всему, что говорится в России, что США хотят свергнуть Асада, это не так: если бы хотели, давно бы сделали. Турция хочет, Саудовская Аравия хочет, но США являются со-спонсором этого политического процесса. Я считаю, что это фарс, фокус, дымовая завеса. Как ни крути, США являются спонсором. Они считают, что должны быть выборы, что смешно само по себе, но пусть будет так. Я не знаю, как сделать выборы во время войны, но они полагают, что через полтора года войны не будет, я думаю, они ошибаются. США не хотят свергнуть. И дальше что? США понимают, что ломать — не строить. Ломать очень легко, а что дальше? Поэтому США присоединяются к этому политическому процессу: надо через выборы. Вопрос о том, что будет дальше, всё равно остаётся, но когда свергнут лидера, он станет наиболее острым.

Р. КАРИМОВ: Поговорим со слушателями. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Александр. Вы говорили, что у сирийской оппозиции есть только автоматы, но нет средств ПВО, чтобы защищаться от российских самолётов. Не думаете ли Вы, что если поддержать сейчас оппозицию в Сирии, то это будет знаком для других стран, в частности, для России, что нужно найти только поддержку и мы сможем поддержать оппозицию, которая вооружённым путём сможет свергнуть власть? С моей точки зрения оппозиция — это люди, которые нарушили закон и совершили тяжкое преступление в отношении государства. Мы не говорим о том, что Асад плохой или хороший, но сам факт, что люди взяли в руки оружие и начали воевать против государства — это тяжкое преступление.

М. БОМ: По этой логике повстанцы в Донбассе — тоже преступники, террористы.

СЛУШАТЕЛЬ: Так и есть.

М. БОМ: Надо определиться, кто террористы, а кто повстанцы. Повстанцы в Сирии реагируют на то, что режим Асада открыл огонь против них, это было пять лет тому назад, и пошло—поехало.

СЛУШАТЕЛЬ: Государство имеет право на агрессию, в том числе, вооружённую. Нужно в судебном порядке разбираться.

М. БОМ: Это то, что Запад говорит по отношению к Порошенко, что он имеет право защищать своё государство, свой суверенитет. Но тогда это надо применять ко всем, иначе это лицемерие и двуличие.

По поводу ПВО, ПВО — это часть плана «Б». Надеюсь, что Россия поймёт этот намёк, что это никому не нужно. Обама всячески пытается сделать так, чтобы поставок ПВО не было, и пока их нет, даже со стороны Саудовской Аравии. Турция давно хотела и думаю, умоляли США, чтобы ПВО было у оппозиции. Но Обама понимает, что это просто пороховая бочка. Представьте себе, если российские самолёты будут сбиты?

Р. КАРИМОВ: Причём беспричинно, потому что ВКС России бомбят только позиции ИГИЛ.

М. БОМ: Это Вы так считаете, а есть куча доказательств обратного, что они бомбят оппозицию Асада.

Р. КАРИМОВ: Дайте мне эти доказательства.

М. БОМ: Асад много раз говорил, что считает террористами всех, кто воюет против правящего режима. Сам факт, что он вдруг поменял эту тактику, а я очень сомневаюсь в этом, как и многие, поэтому думаю, что перемирие — это политическое прикрытие, и не более.

Р. КАРИМОВ: Запад тоже меняет свою тактику. Запустим голосование: вы на стороне Майкла Бома или нет, что—то вас не устраивает в риторике нашего гостя?

Слушатель пишет: «А Донбасс защищается от незаконной власти, это существенно».

М. БОМ: Порошенко — законно избранный президент, даже Путин и Кремль это признают, весь мир. 25 мая прошлого года были президентские выборы. Нравится или нет, это всё без особых нарушений. Были какие-то, но самое главное, что Россия его признаёт. России не нравится Порошенко, но это не конкурс красоты, он легитимно избранный президент.

По поводу Асада — выборы тоже были во время войны в прошлом году, но ни США, ни Евросоюз, не признали эти фальшивые выборы. Когда он пришёл к власти в 2000 году, вообще не было выборов, просто отец умер, и он назначил себя. Говорить, что Порошенко и Асад — это одно и то же, не выдерживает критики.

Р. КАРИМОВ: Предвыборная гонка, кокусы в США. Дональд Трамп одержал третью подряд победу на предварительных выборах, это штат Невада. Его цитата: «Это удивительная ночь. Мы выиграли среди евангелистов, среди молодых людей, среди высокообразованных людей, среди плохо образованных людей. Я люблю плохо образованных». Он говорит, что почти половину голосов избирателей отдали ему латиноамериканцы. Те самые, против которых он хотел выстроить стену на границе с Мексикой. Это всё заявления Трампа.

М. БОМ: Мексика — это не вся Латинская Америка. Это стена против Мексики.

Р. КАРИМОВ: Он использовал слово Latinos. Эта победа стала третьей, ранее он выиграл в Южной Каролине и Нью-Гемпшире. А первые кокусы показали в Айове, что Тед Круз лидирует, Трамп занял второе место. Среди демократов на кокусе в Неваде больше всего голосов набрала экс-госсекретарь Хиллари Клинтон. Что будет?

М. БОМ: Судя по всему, всё будет яснее после супер-вторника 1 марта. Очень много праймериз и штатов за один день. Сандерс очень отстаёт по количеству выборщиков, это надо уточнить. У него хорошая поддержка, но 30% выборщиков, которые голосуют за кандидата в праймериз, супер-выборщики, и это поддержка Хиллари, они могут вопреки выбору народа голосовать за кандидата. Супер-выборщики поддерживают Клинтон, потому что это кандидат истеблишмента. Сандерс считается чудаком, леваком, радикалом для американской политики, социалистом, социалист вроде как ругательное слово в Америке. Поэтому отрыв у Сандерс и Клинтон сейчас огромный. Хотя по народному голосованию у него хорошая поддержка. Судя по всему Сандерс не сможет замкнуть этот пробел, отрыв, и Клинтон станет кандидатом от демократической парии.

Р. КАРИМОВ: Если Трамп и Клинтон, Вы бы за кого проголосовали?

М. БОМ: Я не поклонник Клинтон, но ещё менее — Трампа. Я надеюсь, что Блумберг выдвинется, потому что он — средний вариант.

Р. КАРИМОВ: Он же недавно заявил о своих намерениях выдвигаться.

М. БОМ: Он думает, но время идёт. За всю историю США не было ни одного независимого кандидата, который бы выиграл, хотя он очень богат. Очень многие недовольны ни Трампом, ни Клинтон, и может, он воспользуется.

Есть ещё один выход: если будут три кандидата, и не один не получит большинство, тогда голосование перекидывается на Палату Представителей. Тогда они могут решить в пользу Блумберга. Но это всё очень заоблачно.

Р. КАРИМОВ: Поговорим на эту тему ещё раз ближе к июню. Сейчас блиц, а потом вопросы наших слушателей. «Вашингтон прослушивал Меркель, Пан Ги Муна, Берлускони, Саркози», — это сообщение от WikiLeaks. Якобы у них есть доказательства, которые они предоставили некоторым изданиям. Тут же мы вспоминаем 2013 год, Сноудена, который очень хорошо сейчас стал говорить по-русски, почти как вы. Его адвокат сказал, что он даже предложения по смыслу выстраивает. Скоро будете соревноваться.

М. БОМ: Это шутка, наверное.

Р. КАРИМОВ: Примерно. Но думаю, ещё два-три года под руководством Кучерены.

М. БОМ: Это не совсем комплимент в мою сторону.

Р. КАРИМОВ: Почему? Вы хорошо говорите по-русски. Мировое сообщество созывали в 2013 году заседание, чтобы обсудить скандал с прослушкой. Ни к чему не пришли? Это явный показатель того, что Олланд, Меркель и другие лидеры европейских стран боятся Вашингтона?

М. БОМ: Все шпионы друг за друга, это всегда было есть и будет, другой вопрос в масштабе. Масштаб американского шпионажа впереди планеты всей, это понятно, есть технические возможности. Но на то есть разведка, спецслужба.

Р. КАРИМОВ: Вы оправдываете это?

М. БОМ: Шпионаж плох по определению, но что делать? Никто не заинтересован в прекращении, и даже нет механизмов прекратить это. Это всё равно, что запретить войну: все против неё, а как запретить? Были попытки, и потом все над ними смеялись. Помните, международный закон: мы объявляем, что не будет войны, это против международного права. Нам не долго пришлось ждать до того, как очередная война разразилась.

Р. КАРИМОВ: Я не уверен, что спецслужбы прослушивают всё, что творится, например, в Овальном кабинете.

М. БОМ: Это сбор информации, и все этим занимаются. Конечно, США, как говорят, оборзели, с масштабом, но все этим занимаются.

Р. КАРИМОВ: Разные сообщения приходят, ругают Вас, говорят, что утрируете.

М. БОМ: Я всё утрирую. Только что я сказал, что американцы оборзели — я тоже утрирую? Думаю, все слушатели будут с этим согласны.

Р. КАРИМОВ: Подключаем слушателей. Добрый день!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Иван Иванович. Вы, наверняка, хорошо знаете, известную русскую пословицу: цыплят по осени считают. В Москве живёт великий астролог Павел Глоба. Он 20 лет назад предсказал распад Америки при 44—м президенте. Вам это известно?

М. БОМ: Я слышу это уже 20 лет. И что доллар рухнет, и что Америка сама рухнет. Игорь Панарин, политолог, пять лет назад предсказал, что США развалится на шесть частей. Он назвал дату и месяц, они прошли, Америка ещё сильна. Не дождётесь, что я могу сказать. Не надо выдавать желаемое за действительное, это всё звучит страшно глупо, примитивно. Мечтать не вредно. Но доллар — мировая валюта. Если бы мне давали доллар каждый раз, когда я слышу, что доллар рухнет или США рухнет, я был бы миллионером.

Р. КАРИМОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Майкл, всему своё время. Если долго сидеть на берегу реки, как говорят китайцы, мимо тебя проплывёт труп янки. Вы говорите, что Порошенко — законно избранный президент, которого признал Кремль. Так вот большинство нашего российского народа не признаёт этого президента, и считает борьбу Донбасса народно—освободительной.

М. БОМ: Вы можете убедить Путина, что он незаконно избранный президент, но пока он считает его таковым.

Р. КАРИМОВ: Верно, потому что тогда МИД, господин Лавров после выборов заявлял, что мы вынуждены вести диалог, и будем это делать, потому что мы за дипломатию.

М. БОМ: Если есть хунта, незаконный президент, надо было порвать дипломатические отношения с Украиной.

Р. КАРИМОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Почему на политические программы в качестве эксперта приглашают только Вас исключительно? Неужели в Москве нет американских журналистов?

М. БОМ: Их много, и они хорошо говорят по-русски. Может, не хотят, потому что это сложное испытание. Порой, не очень приятно, когда все на вас нападают. Не все садисты, как я, не все хотят.

Р. КАРИМОВ: Честно, я не всегда с Вами согласен, но когда вижу Вас в пекле, когда они все вместе смеются и не дают возможности сказать, я считаю, что это некрасиво и безграмотно.

М. БОМ: Я тоже так считаю. Но думаю, что такой приём пользуется популярностью у зрителей, наезжать на америкоса, это развлекает людей.

Р. КАРИМОВ: А в Америке есть люди, которые подобно Вам, русские журналисты, которые приходят на передачи?

М. БОМ: Нет таких политических ток-шоу в Америке, это российское изобретение.

Р. КАРИМОВ: А экспертов не опрашивают?

М. БОМ: Опрашивают, но это не в виде дебатов, без криков. Там тоже много эмоций, но здесь это ток-шоу, второе слово ¬ шоу.

Р. КАРИМОВ: А мне нравятся ваши теледебаты.

М. БОМ: И их очень много.

Р. КАРИМОВ: Рейтинги запредельные, люди смотрят.

М. БОМ: Это испытание демократического процесса. Они должны предстать перед народом и отвечать на очень тяжёлые вопросы не только модератора, но и между собой.

Р. КАРИМОВ: Но самое удивительное, что когда они выступают перед оппонентами, всегда находятся козыри и неудобные вопросы.

М. БОМ: Это важно, чтобы самый сильный остался, это испытание.

Р. КАРИМОВ: Юрий пишет: «Бом маскируется под американиста, а на самом деле он разведчик, агент ГРУ». Вы не агент ГРУ?

М. БОМ: Это новость для меня.

Р. КАРИМОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это не просто шоу, человек может выйти и сказать своё мнение по всей стране, а у вас невозможно так сделать. Турции, оказывается, можно бомбить в соседней стране своих врагов, а почему, на ваш американский справедливый взгляд, России нельзя? Турки защищают туркоманов, бомбят остальных, а России почему нельзя со своей территории бомбить всякого рода фашистов, которые уничтожают русских в Украине?

М. БОМ: Да, это ток-шоу. Я участвую в нём, потому что у меня есть разногласия с внешней политикой России. Эти каналы дают мне возможность высказать это. Пусть несправедливую возможность, потому что это настроено против меня, но пока меня приглашают я откликаюсь, для меня это очень важно.

Что касается права воевать против террористов — у каждой страны есть такое право, и у России тоже.

Р. КАРИМОВ: Но мы-то не направляем свои бомбардировщики в Киев.

М. БОМ: Вопрос сводится к тому, кто террорист. Когда Россия бомбит союзников США, это вызывает беспокойство и возмущение у США. А когда Россия бомбит ИГИЛ, предмета спора нет. Россия имеет право воевать против террористов за пределами России, и Америка тоже имеет это право, и Турция, и Израиль. Когда Израиль вводит войска в Ливан — это происходит без мандата ООН, они защищают свою безопасность. С мандатом ООН — это фикция, и все заинтересованы в этой фикции, это некий юридический таран. Когда вы хотите замочить другую страну за нарушение международного права, то ссылаетесь на ООН, а когда это вам не нужно, то сами нарушаете.

Р. КАРИМОВ: Обратили внимание, как Майкл использует наши народные слова.

М. БОМ: Понимаете, о чём я говорю?

Р. КАРИМОВ: Понимаем.

М. БОМ: С мандатом ООН — это фикция. И чаще нарушают международное право с мандатом ООН: Россия, США, Израиль, Турция не соблюдают. Когда речь идёт о безопасности своей страны, это превыше всего. И Турция это понимает.

Р. КАРИМОВ: Итоги голосования: 19% слушателей поддерживают Вашу позицию.

М. БОМ: Я улучшил свой результат на 1% по отношению к прошлой передаче. Москва не сразу строилась.

Р. КАРИМОВ: Вашингтон тоже.

М. БОМ: Скоро у меня будет 40%. Работа адская, но я буду это делать.

Р. КАРИМОВ: «Майкл — супер америкос», — пишут Вам.

М. БОМ: Это комплимент.

Р. КАРИМОВ: До свидания.