Фото РСН

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Здравствуйте, Рамзан Ахматович! Спасибо, что согласились пообщаться с нами, с «Русской службой новостей». День защитника Отечества — один из главных и актуальных праздников для нашей страны. Кого бы Вы назвали главным защитником Отечества?

Р. КАДЫРОВ: Добрый вечер! Я тоже приветствую Вас! На самом деле у нас в России самый главный и единственный защитник — это наш президент, Верховный главнокомандующий, потому на нём лежит ответственность по защите государства и населения. Он с этой задачей справляется достойно. Я хочу его поздравить с Днём настоящего защитника.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: А что пожелаете?

Р. КАДЫРОВ: Чтобы враги нашего государства — а враги государства, это враги нашего национального лидера, — заговорили языком нашего президента. Чтобы они, наконец, поняли, что он ищет мира, стабильности. Кроме этого, он делает всё необходимое для обеспечения безопасности не только Российской Федерации, но и мирового сообщества.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Как вы обычно этот день отмечаете?

Р. КАДЫРОВ: Для нас этот день — 23 февраля — и трагический, поэтому мы особо не отмечаем. У нас есть и были настоящие герои, защитники в Великую Отечественную войну. И как бы ни хотели нас преподнести в роли бандитов — не получится. Мы всегда были патриотами, мы всегда были защитниками, такими и остаёмся. Про наших [чеченских — прим. РСН] героев стали говорить только после прихода к власти нашего президента. Я на днях собирал основных наших офицеров, генералов и поздравил их. Это не просто защитники, это люди, которые пожертвовали своей судьбой ради народа. За народ они готовы отдать свою жизнь. Чтобы в государстве было безопасно, они готовы умереть. Я поздравляю всех защитников Российской Федерации, и, в первую очередь, чеченских, которые каждый день несут службу, чтобы выполнить те, задачи, которые поставил перед нами Верховный главнокомандующий.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: От Дня защитника Отечества к патриотическим чувствам. Ваши последние заявления относительно игрока «Локомотива». Вы сказали, что «Терек» приглашает его к себе. Было ли это как-то официально оформлено, может, уже ответ есть от «Локомотива»?

Р. КАДЫРОВ: Я считаю, что он [Дмитрий Тарасов — прим. РСН] не нарушил ничего. Этот человек любит своего президента, любит свою Родину. Он с собой в душе, в сердце это носит. Он показал, что спортсмены его поддерживают, футболисты его поддерживают, артисты, народ поддерживает нашего президента. Я не просто так сделал заявление, я согласовал это с руководством «Терека», с президентом клуба Даудовым, с главным тренером. Тарасов настоящий патриот, он хороший игрок, поэтому я хотел купить его со всеми штрафами, которые «Локомотив» заявил. Сегодня мы получили ответ, что «Локомотив» не хочет говорить с нами о трансфере. Отказ. Но что поделать. Я хотел его [Тарасова — прим. РСН] поддержать. Сегодня то время, когда мы все должны в один голос говорить, что мы вместе защитим свою Родину, мы вместе с нашим президентом. Если мы будем прятаться где-то, это неправильно. Сегодня мы все граждане России должны сказать, что всё, что делает наш президент — это всё для обеспечения безопасности.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Рамзан Ахматович, Вы, наверное, слышали, сообщалось, что эта акция была срежиссирована директором клуба Ольгой Смородской, владелицей клуба, что она попросила надеть майку.

Р. КАДЫРОВ: Как это — сначала надеть майку, а потом оштрафовать его?

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Она из своих корыстных побуждений решила такую пиар-акцию придумать, попросила его надеть майку, чтобы он её продемонстрировал...

Р. КАДЫРОВ: Но мой ход — это не пиар-ход, я реально хотел его купить. Я согласовал с командой, с тренерским штабом. Я принял решение, и все согласились. После ухода Маурисио, других футболистов, он нам необходим. Тем более такой гражданин России.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Вы так искренне говорите про патриотические чувства, а фактически получается, что здесь есть какая-то двойная игра. На Ваш взгляд, что в этой связи более патриотично — надеть майку или выиграть матч?

Р. КАДЫРОВ: Выиграть матч или изменить ход игры один футболист не может, должна быть командная игра. Я считаю, что в нём [Тарасове — прим. РСН] сыграла злость из-за того, что они [турецкие ВВС — прим. РСН] сбили нашего лётчика. А у этого лётчика семья, он тоже хотел жить. Меня часто упрекают, что в Турции все мусульмане, а вы защищаете христиан, русских. Но я говорю — я гражданин России, это моя родина, этот лётчик — наш лётчик, самолёт наш. В России проживают около 30 млн мусульман. Вы сбили наш самолёт, погиб наш лётчик. Какая разница: он мусульманин или христиан? Это наша Родина, мы должны защищать её. Если Турция — исламское государство, то имеет право делать, что хочет? Я считаю это подлостью. Если есть опасность для моего государства, для моего народа, что ещё нужно, чтобы высказаться, выйти, заявить? Если мы все вместе, как единый кулак, то мы непобедимы. Если мы будем слушать всяких, даже называть не хочу...

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Назовите, назовите. Шайтанов?

Р. КАДЫРОВ: Шайтанов — да, можно сказать. Если их слушать и делать выводы, видите, он это сказал, он другое сказал, хотят ввести в заблуждение население. Я считаю, пришло время всем нам объединиться, чтобы спасти наше государство и население.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Что может быть этой объединяющей силой? Объединиться под чем, под каким флагом?

Р. КАДЫРОВ: У нас есть самый сильный президент, Верховный главнокомандующий, который ведёт удивительную, прекрасную политику в мировом сообществе. Его стратегия, дальновидность — многие в мире пытаются предугадать, какие ходы он дальше делать будет. К сожалению, в России хорошо знают, что такое терроризм: в Чеченской Республике погибли десятки тысяч людей, взрывали наши дома в Москве и других регионах. В ряды террористов вливаются тысячи людей, это обученные, профессионально подготовленные боевики. Их готовили американские, европейские специалисты. И это не сегодняшний проект, это серьёзная работа, которая проводится против нашего государства. У нас прекрасные отношения были с арабскими государствами, с Турцией экономически мы были связаны миллиардными проектами, даже можно было сказать, что союзниками мы были, экономическая, мощная опора была для России. Эрдоган не должен был этого делать [сбивать российский Су-24 — прим. РСН], его заставили, я считаю. Сегодня если Саудовская Аравия зайдёт на территорию Сирийского государства, Турция зайдёт, другие государства, то такой конфликт может разгореться и дальше. В Донбассе хотели Россию использовать, и в Грузии хотели использовать, но Путин выходил из положения. Нам говорят — встаньте на колени, скажите, что у вас нет президента, нет флага, Конституции, законов, приезжайте и делаете с нами, что хотите. Как такое можно сказать? Особенно если вспомнить исторические события, связанные с историей российского народа, что после этого мы скажем? И как можно заигрываться? И как могут люди, которые называют себя оппозицией, выходить и говорить с народом? Именно поэтому мы должны объединиться против врага, который говорит нам — умрите с голоду, против врага, который ввёл против России санкции, специально довёл уровень цен на нефть до такого низкого уровня. Наши враги знают, что основная составляющая нашего бюджета — нефть. Ленинград уже пережил блокаду, вот и сегодня Российскую Федерацию блокируют потихоньку. Я считаю себя пехотинцем, патриотом, и я не могу не говорить правду, я не могу стоять в стороне. Всё, что я говорю, я могу подтвердить делами, это знают те люди, которые мне доверил регион, доверяют особо важные вопросы. Я не подведу, и мы выиграем любую борьбу. Мы с нашим президентом.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Рамзан Ахматович, вы обозначили Грузию, обозначили Донбасс, и Сирия появилась в этой связи. Вы говорите, что хотят Россию втянуть, унизить, поставить на колени. Как конфликт в Сирия может закончиться? Есть альтернативы какие-то?

Р. КАДЫРОВ: В Сирии сколько уже государств. Сегодня там не террористы воюют, а государства.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Там началась Третья мировая война?

Р. КАДЫРОВ: Так мы не говорим, не имеем права. Но десятки государств уже вкладывают в этот конфликт, но заявляют, что их официальных войск там нет. Но их силы сосредоточены вокруг Сирии. Они говорят Асаду уйти: если ты не уйдёшь, мы не отстанем. Если Асад уйдёт, они всё равно не отстанут.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: А нам-то как быть?

Р. КАДЫРОВ: Нам надо защищать свою страну. Выступая на стороне действующей сирийской власти, мы защищаем свою безопасность. Если дать террористам возможность укрепиться там, они первыми пойдут на нас. Нам кажется, что Сирия далеко, но Турция же не далеко. Если из Чеченской Республики выехать, то в обед можно быть в Турции: через Грузию, Осетию — не проблема. Поэтому президент выбрал правильную стратегию, и мы должны поддержать её, говорить об этом, кричать, встать рядом, показать, что мы можем, чтобы президент был уверен, что весь российский народ поддерживает и готов пойти воевать, чтобы нас оставили в покое.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Вы уже второй раз говорите, что мы должны идти за президентом. Ранее в беседе вы сказали про шайтанов. Яшин готовит доклад, публиковать его будет 23 февраля. Вас называет главной угрозой Российской Федерации. Считает, что в Чечне сконцентрированы все силы зла, и на вас вешают всех собак, начиная от торта Касьянова, заканчивая Немцовым. Что ему можно ответить?

Р. КАДЫРОВ: Элементарный вопрос. Яшина я не хотел бы называть, он — оно. Не он, не она, а оно. Так врёт. Яшин говорил, что приезжал в Грозный, встречался с людьми. Но таксист из Ингушетии, который его привёз из аэропорта в Грозный, рассказал, что он сфотографировался и убежал. Ни с кем, ни с одним человеком он не разговаривал. Его доклад — это сплетни из интернета. Семечки бабушка продаёт, ей делать нечего, она болтает. Послушал эту болтовню и написал. Что может Яшин написать? Да, действительно, для них я — угроза, потому что я готов выполнить любой приказ, готов взять на себя любую ответственность, чтобы у нас не было хаоса и беспредела в Российской Федерации. Они знают, когда что-то начнётся, я первым приду к ним домой, потому что они враги народа, прямая угроза.

Касьянов — бывший премьер-министр, как ему не стыдно. Бывший председатель правительства сегодня продаёт наше государство, свой народ. Кому? Нашим врагам. Если у него дома жена, она должна ему в лицо плевать каждый час, каждую секунду, говоря: «Ты позор России, ты конченый чёрт, как тебе не стыдно». Касьянов был премьер-министром, что он сделал в свои годы, чего добился, какими были экономические результаты? Как бы ни было сложно сегодня России, каких бы проблем не было, как можно продавать идею государства? У нас история богатая. Мы должны преподать историю своего государства Касьянову, Яшину, и прочим, хотя они никто, и звать их никак. Какой доклад у него [Яшина – прим. РСН] будет, и что он может сказать против меня? Я всю свою жизнь, сколько себя помню, служу народу. Я делаю всё открыто, ничего не боюсь в этой жизни, боюсь Всевышнего. Если я нарушил закон, то готов нести ответственность. А Яшин просто делает себе имя, называя меня. Причём тут я? Сколько ещё есть регионов в России? Среди них есть и дотационные, даже в большей степени, чем наш.

Яшин думал, приедет в Грозный, его заберут, будет провокация. Он, оказывается, приехал ко мне встретиться. Если бы он был она или он, я бы встретился, но с оно я не хочу встречаться.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Вы отказались?

Р. КАДЫРОВ: Нет, как я могу отказываться? Он кто такой, чтобы я отказывался? Пусть делает доклад на всех уровнях, пусть приедет в Грозный и тут делает. А то быстро сфотографировал и убежал. Я специально сегодня отправил журналистов, чтобы взяли интервью у таксиста [который привёз Яшина из аэропорта в Грозный — при. РСН]. Я знал, что он приехал. Даже когда к тебе враг приезжает, ты не имеешь права трогать его, обидеть. Что он хочет? Для него главное заработать, гранты получить, выполнить задачу. И сегодня подобные люди говорят про меня плохо. А я рад этому. Ведь если бы они говорили про меня хорошо, это было бы для меня унижением. Но они тоже поймут, придёт время. У нас есть лозунг: кто не понял, тот поймёт. Скоро поймут, что они были не правы.

А про торт Касьянову — я сам бы скушал, чем Касьянову отдать. Я смотрел [видео — прим. РСН] и долго думал: Касьянову хотели преподнести торт, а он поднялся, тот испугался и попал в голову. Если Касьянов себя не может защитить, как он может защитить права государства, народа? Если бы он встал, показал мужской характер, что он патриот, что у него есть интерес. Но после всего этого в него бросают яйцами [Касьянова забросали яйцами во Владимире — прим. РСН], а он скрывается в гардеробной. Как после всего этого он смотрит в глаза жены? Я не понимаю.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Рамзан Ахматович, в этом докладе Яшин говорит, что республика погрязла в коррупции. Как обстоят дела с этим, как вы это пресекаете?

Р. КАДЫРОВ: Коррупцией у нас занимаются компетентные органы. Если бы у нас коррупция была в масштабах, о которых говорит Яшин, мы бы не строили социальные объекты, не выполняли бы в столь сложное время социальные обязательства, у нас не было бы прироста в сельском хозяйстве, промышленности, к нам не приходили бы инвесторы и не вкладывали деньги. Когда мы выявляем факт воровства, мы забираем все деньги и обратно в республику вкладываем. Мы хорошо живём. Но для этого мы трудимся, зарабатываем деньги днём и ночью. Наш труд позволяет нам восстанавливать республику. Если люди думают, что нам выделяют огромные деньги, я им говорю: была федеральная целевая программа, которую пять лет защищали, на 130 миллиардов. Секвестировали до 75 миллиардов. Сравните: на восстановление большого зала в Москве нужно 50-60 миллиардов, а нам для восстановления экономических, социальных объектов дали 75 миллиардов. Но мы восстановили Русский драматический театр имени М.Ю. Лермонтова, театрально-киноконцертный зал. И посчитайте, сколько нам выделяют — у нас все параметры ниже, чем по России. Но всё равно пишут: «Наши налоги [идут на Кавказ — прим. РСН]. Дорогие, мы тоже платим налоги, у нас тоже забирают нефть, газ, мы тоже граждане России. Чечня — это территория Российской Федерации, будь тут Кадыров, Сидоров, Петров — не имеет значения, Россия должна поддерживать свои регионы, как она это и делает. Россия — федеративное государство. Основная составляющая — это регионы, это российские граждане. Мы вернули Крым — это большой подвиг, вернули Чеченскую Республику в состав России, это исторический факт. Люди просто перестали думать, они верят информации из соцсетей. Такие глупые вопросы бывают, такие высказывания, что Чечню мы кормим, хватит кормить Чечню, Кавказ, давай отделим их. От кого отделим? Это основа, хребет России. Если сегодня отдать Кавказ, то завтра Москву запросто заберут. Умные люди это понимают, а дуракам продажным, шайтанам, этого не понять. Поэтому мы должны работать, чтобы они поняли. Поймут.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Никита Михалков призвал на государственном уровне признать деятельность Ельцина и Горбачёва преступной. На Ваш взгляд, стоит ли сейчас оценивать правление этих руководителей?

Р. КАДЫРОВ: Сегодня мы должны оставить все проблемные вопросы. Даже если мне зададут вопрос: «Ельцин же начал войну в Чечне?» Я скажу: «Ельцин начал, но сегодня не время обсуждать и давать ему характеристику». Это не его вина, он бездействовал. Его окружение - Березовский, Ходорковский и другие - сделали его таким, он ничего не делал, не соображал. Но он больным человеком был. Зачем его обсуждать и осуждать? Горбачёв то же самое, если бы не игрался с террористами. Поэтому надо нам сегодня внутренние вопросы оставить и заниматься внешним врагом. Он недалеко от нас, он использует все рычаги. Мы до сих пор все думаем, что должен говорить один президент — нет, должен говорить весь народ, чтобы президенту было легче работать, управлять, чтобы наши враги знали, что у нас армия — это 150 миллионов человек, это все мужчины и женщины, дети, старики, готовые объединиться и до конца отстаивать интересы нашего государства, нашего народа.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Какой враг страшнее: внешний, против которого нужно объединяться, или тот, который живёт в нашей стране и раскачивает ситуацию?

Р. КАДЫРОВ: Наших внутренних врагов даже врагами считать не стоит. Мы потихоньку, с каждым днём больше понимаем, больше проявляется патриотизм у населения. Есть несколько шайтанчиков, их народ сам успокоит. И если народ выходит на митинги [против действующей власти — прим. РСН], участники получают свою тысячу рублей и обратно возвращаются домой. Вы видели, как их собирают? Нужна толпа, звонят им, говорят: нужно 50 человек, два часа будете сидеть, по 500 рублей вам дадим.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Все проплаченные?

Р. КАДЫРОВ: Там ни одного идейного человека нет. Некоторые ходят на митинги от безделья. Вместо того чтобы в выходной день в квартире сидеть, идут прогуляться. Как-то чеченский депутат проезжал мимо и попал на марш. Спрашивает, что за марш? Немцова. Он остановился, смотрит, что говорят участники. И что говорят? Ничего. Он специально спрашивал у них, почему вышли и чего хотят — не знают. У нас понимающих людей больше, чем не понимающих. Если бы было 50 на 50, или 30 на 70, это было бы опасно. А так участниками подобных маршей можно поговорить, обнять, поцеловать, успокоить и отправить домой. Поэтому внешний враг для нас опаснее.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Как Вы относитесь к демократии, считаете ли себя демократом?

Р. КАДЫРОВ: Я очень давно интересуюсь этим вопросом. И пришёл к выводу, что почему-то те демократы, которые получают Нобелевские премии, убивают миллионы людей... Вспомните Сирию, Ливию, Египет, Украину, Грузию. Они разрушают целые государства и нагло врут. Где демократия? Если во Франции взрыв – на марш мира вышли все. Разве в Сирии не убивают людей? Разве в Ливии не разрушили государство, в Египте не убивали мусульман, в Афганистане 2,5 миллиона не погибли? При этом там [в Афганистане – прим. РСН] сотни тысяч американских войск. Почему они не заканчивают войну? Мне говорят: Кадыров не демократ. Хотя давно надо было все премии, которые им дают, принести и отдать мне, я больше, чем демократ на миллиард процентов. О демократии надо у народа спрашивать. Я знаю, что хочет мой народ, и не понимаю тех людей, которые нарушают покой. Те враги, которые меня упоминают, в душе меня уважают больше, чем себя. Те же яшины, машины, они меня больше уважают, чем самих себя.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Почему?

Р. КАДЫРОВ: Потому что они знают меня. Если бы не уважали, не связывали бы со мной своё имя. Как я могу связать своё имя с каким-то человеком, если я этого человека не уважаю? Я не уважаю Яшина, я не хотел даже называть его имя. Меня журналисты просили называть его имя. Из уважения к Вам я назвал его имя сегодня.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Как Вы относитесь к либерализму в целом? У Вас есть вопросы к каким-то конкретным представителям российской несистемной оппозиции или это явление само по себе не очень благополучное?

Р. КАДЫРОВ: Я их не понимаю, они не оппозиция, не системная и не несистемная — они враги. Я понимаю оппозиционеров, которые что-то хотят, за которыми что-то стоит. Но, например, «ПарНаС» — я само название не понимаю. Они такие шизофреники, обиженные. Как можно им доверить свою судьбу? Реальная оппозиция чего-то хочет для народа, а эти шакалы не знают сами, чего хотят. Если я говорю правду, меня большинство населения России поддерживает. Спасибо гражданам России, с вами можно идти в бой, с вами можно жить, строить будущее. Я этим горд и счастлив, поэтому люблю свою Родину, Россию, готов жить и умереть ради этого государства. Жить в Российской Федерации мусульманам комфортно, и Аллах нам говорит: если вам разрешают молиться, строить мечети, вы обязаны защищать это государство, выполнять поручения президента. Когда я сказал, что я пехотинец Путина, мне один написал, что я пехотинец Аллаха. А я ответил, что я — раб Аллаха, пехотинец Путина, не путайте. Мы служим верой и правдой.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: А чем ещё Вы гордитесь?

Р. КАДЫРОВ: Я горжусь, что я мусульманин, чеченец, россиянин, что я сын Ахмат—Хаджи. Я горжусь, что могу называть себя пехотинцем Путина. Горжусь, что могу принести пользу нашему народу, народу России. Я очень много чем горжусь. Я даже горжусь, что живу в это время, потому что могу принести пользу. Если я говорю «я», я говорю про целые системы. Это профессионально подготовленные не только военные, политические, экономические специалисты, это команда молодых людей, которые знают, что такое жизнь, что значит жить и умереть. Это люди, которые не раз смотрели в глаза смерти и радовались этой жизни, рады были принять достойно смерть ради народа и государства. Я горжусь, что встал рядом с Ахмат—Хаджи, что мне доверили возглавить команду, сформированную им. Эта команда готова пойти на всё ради нашего президента и государства. Нам Аллах велит так.

Я недавно встретился с молодыми людьми, сказал, что мы должны гордо заявить, что мы — граждане России, это выбор нашего народа. 23 марта 2003 года наш народ сделал выбор. Когда у них спросили, чего они хотят, они ответили, что хотят жить в составе Российской Федерации. Это выбор моего народа. Я буду это бережно хранить.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Я знаю про Ваших детей, что и девочки, и мальчики наизусть знают Коран, даже самые маленькие. Как Вам это удаётся, у Вас же нет возможности уделять много времени семье, в то же время Вы — счастливый семьянин. В чём секрет?

Р. КАДЫРОВ: Каждый человек сам выбирает себе жизнь. Наш род выбрал служение Всевышнему, распространение ислама. Из-за этого моих предков сажали, выселяли. Мои дедушка и отец не могли находиться дома из-за того, что преподавали Коран. Мой отец с пяти лет читал Коран. У меня ещё не было сына, а я уже думал, что подарю ему, чтобы он гордился в этой жизни и в той. И большего, чем дать ему выучить наизусть Коран, я не нашёл. У меня семеро уже выучили наизусть Коран, уже восьмая Ашура учит его. Я уверен, что она закончит через год. Я считаю себя самым счастливым, мне в этой жизни больше ничего не нужно. Я стараюсь воспитывать детей и давать им не только детское воспитание. Так я своим сыновьям уже политические вещи рассказываю, они знают, кто такой наш президент, насколько он сильный, правильный. Если задать вопрос любому моему сыну, кто самый лучший президент, он ответит: «Путин». Они знают, что такое Родина, знают, на что пошёл их дедушка и за что он погиб. Я хочу, чтобы они побыстрее выросли, чтобы успеть им полностью рассказать, обучить и поставить на этот путь. Единственное, что я им не прощу — если они не продолжат то, что начал Ахмат—Хаджи.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Раньше Вы говорили, что пока не определились с выборами и дальнейшими планами? Сейчас есть какая-то ясность?

Р. КАДЫРОВ: Опять Вы напомнили мне, что выборы должны быть. Я ещё не определился, ещё ни с кем не разговаривал, мы об этом не говорили. Я даже об этом не думал. Даже не было времени. Хочет ли Кадыров дальше продолжить? Не хочу я. Сейчас другие времена с экономической, социальной точек зрения. У нас есть в команде более профессиональные люди. Я считаю, что я выполнил свой долг, и дальше, боюсь потерять темп, который мы задали. Те люди, которые ведут нас, проверяют, смотрят, балансируют, им виднее, что необходимо для дальнейшего развития, для того, чтобы не остановить развитие. Я считаю, что я свою миссию выполнил. Есть команда, есть президент страны. Я об этом ни с кем не говорил, даже мне не говорили, что срок заканчивается, только журналисты об этом спрашивают. На всё воля Аллаха. Я пехотинец. Если скажут дальше служить — буду служить, если давай, до свидания — попрощаюсь.

Если спросить, в последние дни у меня мечта — создать дивизии, возглавить их и воевать.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: С кем?

Р. КАДЫРОВ: С врагами России.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Где?

Р. КАДЫРОВ: Где угодно. Я изучаю историю, насколько сильные были дивизии, насколько они были вместе, какими патриотами были, и чеченцы, и русские, и татары, и ингуши, и дагестанцы. Вот это я понимаю. Поэтому в последнее время я думаю, что надо бы создать такую дивизию и вперёд!

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: А кого возьмёте с собой, с кем пойдёте в разведку?

Р. КАДЫРОВ: У меня очень много друзей, которые воевали, которые готовы воевать. Это не только чеченцы, у меня главный военный советник, помощник — русский парень из Московской области. Мы с ним знакомы с 2005 года, вместе воевали. Так что речь идёт о патриотах, которые служили и готовы дальше служить. Необязательно это должны быть молодые люди 20—30 летние. В России очень много людей, которых можно привлечь. Так что в последнее время ловлю себя на такой мысли.

А. КРАСНОГОРОДСКАЯ: Спасибо Вам за искренность, за ответы и за то, что уделили время!

Р. КАДЫРОВ: Спасибо Вам, что Вы не отпускаете меня!