И. КОРОТЧЕНКО: Здравствуйте, друзья, в студии Игорь Коротченко. Наш гость сегодня – начальник Главного центра разведки космической обстановки, полковник Андрей Николаевич Калюта. Андрей Николаевич, здравствуйте.

А. КАЛЮТА: Здравствуйте.

И. КОРОТЧЕНКО: В составе воздушно-космических сил России существует система контроля космического пространства. Для чего она предназначена, какие задачи выполняет?

А. КАЛЮТА: Главный центр разведки космической обстановки входит в состав армии воздушно-космических сил особого назначения и решает задачи разведки околоземного пространства, информационного обеспечения в целях парирования угроз, исходящих из космоса и в космосе; обеспечивает беспрепятственное развёртывание и функционирование отечественных космических аппаратов, а также оценивает другие опасности, связанные с техногенным засорением космического пространства.

Глобальный контроль обстановки в космическом пространстве позволяет обеспечивать специализированные радиолокационные, радиотехнические, лазерно-оптические и оптико-электронные наземные средства системы контроля космического пространств, расположенных в различных регионах нашей бескрайней родины и в ближнем зарубежье.

Ежедневно в составе боевых расчётов на объектах Главного центра разведки космической обстановки несут круглосуточное дежурство более 300 специалистов. Общую координацию руководства деятельностью боевых расчётов осуществляет командир дежурных сил. Специалисты Главного центра непрерывно мониторят изменения параметров движение космических объектов, которые неконтролируемо сходят с орбиты на земную поверхность.

На командный пункт регулярно поступает полная и достоверная информация о специализированных радиотехнических, оптико-электронных, лазерно-оптических средствах российской системы контроля космического пространства. Анализ этой информации позволяет рассчитывать прогнозы предполагаемой даты и районы падения объектов космических объектов, которые не сгорают в плотных слоях атмосферы. Информация об изменениях параметров орбиты космических объектов, а также прогнозируемых датах и местах падения фрагментов этих объектов на земную поверхность представляется установленным порядком всем заинтересованным потребителям.

В рамках несения боевого дежурства по обеспечению контроля космического пространства в 2015 году космические войска Воздушно-космических сил выполнили около 2 тысяч особо важных работ. В течение минувшего года специалистами Главного центра произведено около 2 тысяч специальных работ по контролю изменений космической обстановки, в ходе которых обнаружены и приняты на сопровождение около 930 космических объектов. Особое внимание специалисты уделяют контролю состава и состояния орбитальных группировок иностранных космических систем, а также проведению экспериментов на орбитах иностранными государствами.

И. КОРОТЧЕНКО: Если называть вещи своими именами, вы контролируете иностранную космическую военную активность? Любой спутник, который выводят наши геополитические противники фиксируется? Если происходят эксперименты, как Вы сказали, очевидно, связанные со сменой орбиты, маневрированием, это тоже отслеживает система, о которой Вы говорите?

А. КАЛЮТА: Да, это абсолютно верно. Основная задача – отслеживание иностранных космических аппаратов, космических систем, но немаловажное значение имеет и отслеживание своих аппаратов для обеспечения их безопасной эксплуатации.

И. КОРОТЧЕНКО: Речь идёт о том, чтобы не было возможности при выходе на орбиты столкнуться с космическим мусором, обломками ракет или вышедшими из строя космическими аппаратами?

А. КАЛЮТА: Именно так.

И. КОРОТЧЕНКО: Давайте ещё раз уточним приоритетные направления деятельности.

А. КАЛЮТА: Основными объектами системы контроля космического пространства при решении целевых задач является всё множество находящихся в околоземном космическом пространстве действующих иностранных и отечественных космических аппаратов, а также связанных с их функционированием и использованием изменений космической обстановки, представляющей потенциальную угрозу для России. Это вывод в космос, проведение испытаний и ввод в использование новых  иностранных космических аппаратов и космических систем различного назначения и различной государственной принадлежности, изменение состава пространственной конфигурации и характеристик функционирования иностранных космических систем военного и двойного назначения, а значит и изменение характеристики эффективности этих систем и их потенциальной опасности для России. Кроме того, факты проведения, назначения и возможные результаты иностранных военно-космических и технологических экспериментов в космосе, создание иностранными государствами угроз выводу в космос и функционированию там отечественных космических аппаратов, подготовка и проведение иностранными государствами боевых действий в космосе и из космоса. Вот основные приоритетные направления деятельности нашего Центра.

И. КОРОТЧЕНКО: Ваш Центр, очевидно, обладает достаточно разносторонним арсеналом средств, в том числе наземных, для обеспечения глобального контроля космического пространства. На каких технических принципах это строится, и чем Вы располагаете для решения поставленных задач?

А. КАЛЮТА: На вооружении Главного центра разведки космической обстановки находятся современные высокотехнологические специализированные средства сбора координатной и некоординатной информации о космических объектах. Как я уже говорил, они расположены в различных регионах России, в том числе в ближнем зарубежье. Если дать краткую характеристику специализированным средствам, то на вооружении находятся центры контроля космического пространства, которые предназначены для приёма, обработки и хранения в автоматическом режиме информации о космических объектах, выдачи информации о них и космической обстановки потребителям, ведения радиотехнической разведки космического пространства. Также в состав Главного центра входит отдельный радиотехнический узел «Крона», предназначенный для обнаружения космических объектов в зоне действия радиолокационного средства, определения параметров их движения, получения отражательных характеристик и выдачи полученной информации в центры контроля космического пространства.

Отдельный оптико-электронный узел «Окно», дислоцированный в республике Таджикистан, предназначен для обнаружения космических объектов в зоне обзора средства, определения их параметров движения, получения фотометрических характеристик и выдача информации в центр контроля космического пространства. Отдельный радиотехнический узел предназначен для ведения непрерывной разведки космического пространства в своих секторах обзора радиолокационных станций дальнего обнаружения. Также в состав главного центра входит пункт обработки информации, основное предназначение которого – непрерывное централизованное управление средствами информационно-измерительного комплекса, автоматического информационного взаимодействия с командными пунктами системы предупреждения ракетной обороны, командным и запасным командным пунктом системы предупреждения о ракетном нападении и обработкой информации об обнаруженных и сопровождаемых объектах средствами радиолокационной разведки. Это все средства, стоящие на боевом дежурстве в настоящее время, но система контроля космического пространства динамично развивается, и в скором будущем на вооружение Главного центра поступят новые радиолокационные, оптико-электронные средства, новейшие средства радиотехнического контроля и многие другие. Введение в строй новых средств позволит нам значительно расширить возможности национальной системы контроля космического пространства по  защите интересов России.

И. КОРОТЧЕНКО: Какие спутники сегодня запускают в космос зарубежные государства и для чего их надо контролировать?

А. КАЛЮТА: Есть Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела 1967 года, который выступает основой международного космического права. Более 100 стран являются участниками договора и имеют возможность доступа в космос. В настоящее время активной космической деятельностью занимается свыше 60 стран. Исходя из современных тенденций, основными направлениями в развитии космической деятельности являются создание независимых систем навигации, система «Бэйдоу» в Китае, «Галилео» в Европейском союзе, РНСС – в Индии.

Во вторую очередь – это развёртывание систем телекоммуникаций и связи, запуск космических аппаратов для проведения научных исследований и экспериментов. Нельзя не сказать и о создании и поддержании в заданном составе группировок космических аппаратов военного назначения. Сегодня на различных орбитах находится более 15 тысяч космических объектов, из них более 1500 – действующих отечественных и иностранных космических аппаратов. Для обеспечения контроля за деятельностью иностранных государств в космическом пространстве, космические войска Воздушно-космических сил выполняют задачу по ведению главного каталога космических объектов, то есть, единой информационной базы обо всех космических объектах. Этот каталог предназначен для долговременного хранения орбитальной измерительной, радиолокационной, оптической, радиотехнической и специальной информации обо всех космических объектах искусственного происхождения: международный номер, орбитальные характеристики, отличительные признаки, координаты. Всего по каждому космическому объекту или аппарату в каталоге хранится информация около 1500 показателей.

Сейчас возможностью ведения таких каталогов обладают две страны в мире: Россия и США. В соответствии с международными договорами мы регулярно обмениваемся информацией, что позволяет более точно и достоверно определять различные ситуации, которые могут возникнуть в космическом пространстве.

И. КОРОТЧЕНКО: Давайте поговорим про разведывательные спутники, американцы имеют развитую систему контроля космического пространства с точки зрения ведения разведки – мы отслеживаем их спутники, понимаем, какие аппараты они выводят на орбиту, какие задачи решают, чтобы учитывать это в оперативном планировании?

А. КАЛЮТА: Да, это также является одной из задач нашего Главного центра – контроль функционирования космических аппаратов и систем иностранных государств. Мы ведём постоянный контроль за их функционированием, начиная от момента их выведения на орбиту, постановки в рабочей точке, и в дальнейшем за перенацеливанием, изменением орбитальных характеристик. Это позволяет специалистам Главного центра на основе анализа полученной информации делать выводы о работе иностранных разведывательных космических аппаратов, какие приоритеты ставятся в их работе военным руководством, и достоверно определять возможности по ведению разведки различных регионов земного шара.

Если вспомнить исторические примеры, об этом говорит операция «Буря в пустыне» в Ираке, в Югославии, проводимая США. Перед началом основных боевых действий в данных странах специалистами Главного центра отмечалась активизация работы иностранных разведывательных спутников как раз над этими регионами.

И. КОРОТЧЕНКО: Целый ряд космических экспериментов военного назначения проводятся сегодня, это известный Х-37В и другие космические аппараты, цели и задачи которых для внешних наблюдателей не очень ясны. Тем не менее, Вы отслеживаете такие эксперименты? Мы можем гарантированно утверждать, что никакая иностранная военная активность в космосе не будет скрыта от технических средств, которыми вы обладаете?

А. КАЛЮТА: Можно с уверенностью сказать, что средствами Главного центра ведётся контроль за любыми действиями иностранных космических аппаратов, в том числе за упомянутым Х-37В, основная задача которого – инспекция космических аппаратов других государств. Все аппараты находятся на особом контроле в Главном центре, и все изменения, касающиеся их орбитального положения, приближения к другим группировкам отечественных космических аппаратов и аппаратов других иностранных государств, также космическим аппаратам США для проведения экспериментов – всё это мы наблюдаем и видим. Полученная нами информация, анализ которой проводится специалистами Главного центра, поступает заинтересованным потребителям.

И. КОРОТЧЕНКО: Северная Корея недавно запустила свой первый космический аппарат на орбиту. Вы фиксировали этот процесс, был ли обнаружен их спутник, как он вёл себя на орбите и для чего он предназначен?

А. КАЛЮТА: Средствами Главного центра был обнаружен вывод Северной Кореей на орбиту космического аппарата. Мы наблюдали в этом запуске два космических объекта: один из них – это третья ступень ракетоносителя и сам космический аппарат. Исходя из анализа полученной информации, периода обращения, наклонения орбиты, на которую он был выведен, высоты, можно сделать вывод, что данный аппарат является космическим аппаратом дистанционного зондирования земли, то есть, может выполнять разведывательные функции. Само функционирование космического аппарата показало, что аппаратура на нём включена.

И. КОРОТЧЕНКО: То есть это спутник-разведчик?

А. КАЛЮТА: Можно сказать и так.

И. КОРОТЧЕНКО: Вы полностью фиксировали весь процесс, активацию аппаратуры, и этот спутник сегодня также находится на постоянном сопровождении?

А. КАЛЮТА: Да. Мы ведём не только действующие космические аппараты, в каталоге постоянно обновляется информация по всем космическим объектам искусственного происхождения, в том числе и о космических аппаратах, которые давно выведены из действия, о последних ступенях ракетоносителей, разгонных блоках, сопровождающих запуски элементах, таких как проставки – всё это находится на учёте Главного центра. Информация по каждому из этих объектов внесена в главный каталог и постоянно обновляется.

И. КОРОТЧЕНКО: Вы упоминали, что обмениваетесь информацией с американцами.

А. КАЛЮТА: Да, в соответствии с международным договором у нас идёт обмен информацией по космическим объектам.

И. КОРОТЧЕНКО: Я так понимаю, что по факту наличия, но без дополнительных информационных массивов, которые позволяют делать точную классификацию?

А. КАЛЮТА: Естественно.

И. КОРОТЧЕНКО: Вы сказали, что при выводе практически любого космического аппарата появляется космический мусор – это третья ступень, ещё какие-то технологические блоки, узлы. Кроме того, были случаи, когда в ходе тех или иных натурных экспериментов, которые проводили американцы, китайцы, фактически проходило разрушение космических аппаратов путём прямого кинетического поражения, в результате чего образовывалось дополнительное мощное поле обломков. Какую опасность сейчас представляет космический мусор? Я так понимаю, вы его отслеживаете, насколько крупные фрагменты попадают в ваш каталог? На тех скоростях, на которых пяти- или десяти- или полукилограммовый обломок вращается на околоземной орбите, при столкновении он может иметь фатальные последствия для гражданских космических программ, да и в целом для любого космического аппарата, который может столкнуться и получить кинетическое воздействие.

А. КАЛЮТА: Если говорить об искусственном космическом мусоре, то многими странами проводились эксперименты по кинетическому воздействию на космические аппараты, в результате которых происходило их разрушение. Но разрушение происходит, к сожалению, не только при таких экспериментах, они бывают и естественные.

И. КОРОТЧЕНКО: Столкновения?

А. КАЛЮТА: Не только столкновения. От воздействия различных геофизических факторов космического пространства иногда самопроизвольно происходит разрушение космических аппаратов, разгонных блоков, последних ступеней ракетоносителя.

Фрагменты космического мусора в космическом пространстве представляют реальную угрозу для активно существующих космических аппаратов и космических систем различного назначения всех государств, ведущих космическую деятельность. Здесь нельзя не сказать о реальной угрозе существованию международной космической станции с космонавтами на борту. Все фрагменты космического мусора также находятся на постоянном контроле, есть в главном каталоге и сопровождаются средствами, как специализированными, так и другими, привлекаемыми системой контроля космического пространства. Расчёты опасных сближений, которые могут произойти с действующими космическими аппаратами, в том числе с Международной космической станцией, ведутся постоянно. При возникновении реальных предпосылок к таким столкновениям, происходит оповещение потребителей, чтобы они своевременно могли принять решения о проведении манёвров уклонения от космического мусора.

И. КОРОТЧЕНКО: А были случаи, когда, казалось бы, уже закончившие свой ресурс функционирования космические аппараты разведывательного назначения вдруг активировались, и снова становились действующими? Если мне память не изменяет, в прошлом году были подобные сообщения со ссылкой на российское военное ведомство, что такие факты могут быть. Или это из области информационных вбросов?

А. КАЛЮТА: Каждый космический аппарат имеет свой гарантийный срок активного существования, исходя из его предназначения строится компоновочная схема. Наука и техника не стоят на месте, динамично развиваются, элементная база улучшается, что позволяет странам, создающим космические аппараты, увеличивать сроки активного существования.

Но если говорить о том, что в космических аппаратах можно на время бортовую аппаратуру выключить, и в нужный момент её опять привести в действие, да, такое возможно.

И. КОРОТЧЕНКО: Возникает дополнительный стимул, чтобы вышедший или завершивший активное функционирование космический аппарат всё равно находились на постоянном сопровождении.

Комплекс оптико-электронного контроля «Окно» на Памире, который, как Вы сказали, входит в структуру вашего Главного центра разведки космической обстановки, позволяет детализировать, получать изображение или это, в основном, только подтверждение факта того, что помимо радиотехнических методов контроля есть ещё и оптические?

А. КАЛЮТА: Нет, это не является подтверждением факта. Данный комплекс предназначен именно для получения оптических изображений.

И. КОРОТЧЕНКО: Фотографий?

А. КАЛЮТА: Да, фотографий космических объектов. Это позволяет нам получить их оптическое изображение, компоновочную схему, по которым специалисты могут сделать выводы о предназначении данного аппарата, его состоянии и многих других характеристиках, которые нас интересуют. Оптико-электронные комплексы – одна из немаловажных составляющих, наравне с радиолокационными и радиотехническими средствами по контролю космических аппаратов. Как я уже говорил, в главном каталоге космических объектов по каждому из них ведётся порядка 1500 параметров.

И. КОРОТЧЕНКО: А иностранные государства, запускающие спутники и проводящие космические эксперименты, оповещают об этом Россию? Северная Корея, очевидно, никого не уведомляла, но другие крупные страны сообщают или для вас любой пуск неожиданный?

А. КАЛЮТА: В соответствии с международными договорами, государства, осуществляющие космическую деятельность, обязаны оповещать другие страны о предстоящем запуске и выводе в космическое пространство космических аппаратов. Кроме того, что выдаётся предполагаемая дата, время запуска, полигон запуска, государства обязаны сообщить ещё и предназначение данного космического аппарата. Всегда ли это предназначение соответствует действительности – многие страны камуфлируют космические аппараты военного или двойного назначения под экспериментальные.

И. КОРОТЧЕНКО: А космический мусор опасен для жителей Земли? Были сообщения, что на орбите не всё сгорает, что-то может упасть.

А. КАЛЮТА: Да, большие фрагменты космического мусора, которые не сгорают при прохождении плотных слоёв атмосферы, опасны для человека, поэтому также Главным центром разведки космической обстановки ведётся постоянный контроль за схождением таких объектов с орбиты, прогнозируются время и точка падения, чтобы при необходимости оповестить и обезопасить район, где оно может произойти.  

И. КОРОТЧЕНКО: Каковы требования к информации, которая используется российской системой контроля космического пространства? Это оперативность, достоверность, а есть набор специфических требований?

А. КАЛЮТА: Если говорить о военных потребителях информации, наиболее важным является требование полноты контроля космического пространства: это обеспечение контроля всех иностранных космических аппаратов и систем военного и двойного назначения, максимальная оперативность формирования информации об изменениях космической обстановки и её высокая достоверность. Также можно сказать об исключении формирования ложной информации.

Наиболее жёсткие требования к жёсткости информации системы контроля космического пространства предъявляет задача заблаговременного предупреждения о возможных столкновениях действующих космических аппаратов с другими космическими объектами, решаемая системой контроля в интересах как военных, так и гражданских потребителей. Она управляет действующими отечественными космическими аппаратами. Для надёжного предсказания предстоящих столкновений в целях своевременного принятия решений о проведении коррекции орбиты космических аппаратов, уклонения от столкновения, необходимо определить и спрогнозировать расстояния сближения с такой точностью, какая сравнима с их размерами. Например, для пилотируемых космических аппаратов, если говорить о космической станции «Мир», то точность определения их местоположения в пространстве должна быть с ошибкой не выше 100 метров. Чтобы обеспечить такие точности прогнозирования параметров сближений, при этом учесть время прогноза, необходимое потребителю для принятия решения, нужно располагать очень точными измерениями координат обоих сближающихся объектов и пользоваться наиболее точными математическими моделями их движения.

При всём этом немаловажную роль играет учёт различных возмущающих факторов окружающей среды. Сейчас очень большие требования предъявляются к точности определения местоположения космических объектов.

И. КОРОТЧЕНКО: Возникает много публикаций и различных точек зрения, когда вопрос касается астероидной опасности. Давайте проясним: могут ли современные средства контроля космического пространства использоваться для мониторинга и прогнозирования опасного сближения с Землёй астероидов или иных космических тел вне Солнечной системы?

А. КАЛЮТА: Если говорить о возможности контроля за небесными телами естественного происхождения, можно сказать, что средствами системы контроля возможно наблюдение за ними. Но в целом у нашего Главного центра основная задача – это наблюдение и контроль именно за космическими объектами искусственного происхождения. Задачи наблюдения за астероидами у нас нет, она возложена на различные институты и академии наук России, в частности, на Институт космических исследований РАН, также на Роскосмос. Создаётся новая система в рамках Российского космического агентства, которая выполняет задачи предупреждения не только по искусственным космическим объектам, но и по естественным, таким как астероиды.

И. КОРОТЧЕНКО: В Вашей практике специалисты сталкивались в своей работе с явлениями в Космосе, которые невозможно было бы понять и объяснить даже с учётом современных знаний?

А. КАЛЮТА: Здесь нужно подходить с точки зрения поставленных задач и выполняемых специалистами Главного центра: это наблюдение и контроль за космическими объектами искусственного происхождения. Если говорить о различных явлениях, происходящих в Космосе, которые до конца пока не изучены, я не могу сказать, что мы сталкивались с такими вещами.

И. КОРОТЧЕНКО: Грубо говоря, НЛО Вы не наблюдали?

А. КАЛЮТА: Не наблюдали.

И. КОРОТЧЕНКО: У нас много спекуляций на эту тему. Я так понимаю, в Вашей практике инструментальными средствами контроля, радиотехническими плюс оптическими, никаких следов деятельности внеземных цивилизаций вы не наблюдали, всё находится в сфере научно-технической фантастики. Это важно отметить, потому что разные сообщения приходят порой. Запуск и нахождение полезных нагрузок в космосе в любом случае объясняется законами физики, и других объяснений быть не может.

А. КАЛЮТА: Да, это так.

И. КОРОТЧЕНКО: Россия на протяжении многих лет неизменно выступает против милитаризации космического пространства, но не все страны поддерживают нашу позицию. Почему для нас важно, чтобы в Космосе не размещались средства ведения вооружённой борьбы?

А. КАЛЮТА: Исторически так сложилось, что государства космического клуба на этапе развития космических исследований, начала освоения приняли решения – и в международных договорах это закреплено – о немилитаризации космического пространства. Ряд стран, входящих в космический клуб под различными предлогами и прикрытиями выводит космические аппараты военного назначения. Даже космические аппараты-инспекторы, которые могут инспектировать иностранные космические аппараты, в том числе, наверное, имеют возможность и их уничтожить при необходимости. Это может привести лишь к одному: к эскалации, к новому витку нарастания угрозы войны. Россия исторически всегда придерживалась позиции, что космос должен быть мирным, и все исследования космического пространства, информация, которую мы получаем для развития науки и техники при его освоении, должны служить на пользу всем государствам.

И. КОРОТЧЕНКО: Я правильно Вас понимаю, что спутники-инспектора – мини-шаттлы, которые могут совершать манёвры и при необходимости даже помимо инспекции, если реализуется концепция шаттла, могут стать космическим манипулятором, если космический аппарат малогабаритный и просто помещён и доставлен дальше на Землю? Такая техническая возможность реализуема?

А. КАЛЮТА: Да, такая техническая возможность реализуема. Вы правы, говоря о том, что есть возможность подхода к малогабаритным космическим аппаратам, их снятия с орбиты и вывода на Землю с использованием технологий шаттла.

И. КОРОТЧЕНКО: Где готовят офицеров, которые проходят службу у вас?

А. КАЛЮТА: Основной кузницей кадров для космических войск, для Главного центра разведки космической обстановки, является Воздушно-космическая академия имени А. Ф. Можайского в Санкт-Петербурге. Также офицеров для нас готовят в Военной академии воздушно-космической обороны Твери имени маршала Г.К. Жукова.

И. КОРОТЧЕНКО: У вас организовано непрерывное боевое дежурство?

А. КАЛЮТА: В Главном центре дежурство ведётся непрерывно, ежесуточно более 300 специалистов заступают за боевое дежурство, круглосуточное и непрерывное.

И. КОРОТЧЕНКО: Как развивался Ваш центр, с чего всё начиналось, почему были приняты соответствующие решения, которые, как сегодня показывает практика, были абсолютно правильными?

А. КАЛЮТА: Решение о создании системы контроля космического пространства было принято после первых шагов освоения Космоса, после первого запуска космического аппарата появилась необходимость наблюдать за ним. Средства, которые управляли космическими аппаратами, не позволяли в случаях аварий и выхода из строя прекратить его активное существование и дальше наблюдать за ним. Появилась необходимость создать специальную систему контроля космического пространства для слежения за такими космическими аппаратами.

И. КОРОТЧЕНКО: Можно отметить крупные этапы развития? Сначала это были радиотехнические или оптические методы?

А. КАЛЮТА: Для слежения за отечественными космическими аппаратами и космическими кораблями в конце 50-х годов прошлого столетия в Советском Союзе был создан наземный автоматизированный комплекс управления, который использовал радиотехнические системы командно-измерительного комплекса на принципе так называемого активного ответа. В случае выхода из строя радиотехнической аппаратуры космического аппарата наблюдать за ним уже не было возможности. Наземный автоматизированный комплекс управления лишался возможности слежения за такими космическими объектами и не мог определять их орбиты, сопровождать их. По тем же причинам он не мог следить за иностранными космическими аппаратами и кораблями.

Слежение за первыми иностранными космическими объектами происходило в нашей стране с помощью оптических астрономических средств. В первую очередь, это были оптические средства Астрономического совета Академии наук СССР. Обработка этой информации, определение орбит и сопровождение космических объектов проводились специалистами 4-го Центрального научно-исследовательского института Министерства обороны вручную с использованием графоаналитического метода.

В этот же период, в 50-е годы, ведущие учёные этого института и специального 45-го Центрального научно-исследовательского института Минобороны провели анализ возникшей проблемы и пришли к выводу о необходимости создания в стране специальной службы, а в дальнейшем и системы для наблюдения за околоземным космическим пространством.

И. КОРОТЧЕНКО: С тех пор развитие шло, и в современном виде Главный центр разведки космической обстановки надёжно решает задачи, связанные с контролем того, что делается на околоземных орбитах и вносит существенный вклад в потенциал, которым обладают сегодня Воздушно-космические силы нашей страны. Спасибо за этот разговор!

Хотелось бы поздравить всех слушателей, а также Вооружённые силы нашей страны, ветеранов с 23 февраля, с Днём защитника Отечества. Для ветеранов это, по-прежнему, день Советской армии и военно-морского флота, а армия и флот России сегодня находятся на достойном уровне, надёжно обеспечивают безопасность нашей страны и её союзников. С праздником, удачи и всего самого доброго!