Фото Евгений Биятов/РИА Новости

А. МИТНОВИЦКАЯ: В студии председатель комитета Госдумы по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству Галина Хованская. Здравствуйте.

Г. ХОВАНСКАЯ: Здравствуйте.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Первая тема – это жалоба депутатов Госдумы в Генпрокуратуру в связи со сборами на капремонт. Генпрокуратура сегодня дала отзыв о том, что это неконституционно. Самое интересное, что именно Галина Петровна была в числе тех самых депутатов от «Справедливой России», которые активно жаловались.

Г. ХОВАНСКАЯ: Дело в том, что это запрос в Конституционный Суд, который будет рассматриваться 3 марта. И по установленному порядку Конституционный Суд рассылает во все структуры, которые имеют отношение к этому запросу, просьбу высказать своё мнение. Генеральная прокуратура высказалась в пользу нашего запроса. Более того, два дня назад нам стало известно о том, что уполномоченный по правам человека Элла Памфилова тоже высказалась в пользу нашего запроса. Минстрой и Минюст высказались против, сказали, что нарушений Конституции нет, и всё в порядке. То есть можно забрать чужие деньги, назвать их своими, и это будет законно.

Смысл запроса заключается в том, что мы не отменяем необходимость собирать деньги на капремонты. У собственника не спросили, хочет ли он попасть в так называемый общий котёл, то есть в ведение регионального оператора, и собирать деньги в этот котёл, который потом будет использоваться как собственность регионального оператора на ремонт других домов. То есть в соответствии с программой, которую утверждает субъект федерации и в те сроки, которые тоже утверждаются этой программой. Многие из нас должны были в установленный законом срок – а он был достаточно жёстким – провести общее собрание для того, чтобы уйти на другую схему: я ремонтирую свой дом, собираю деньги на счёт своего дома, и общий котёл тут ни при чём.

А. МИТНОВИЦКАЯ: В общем, мы финансируем только себя.

Г. ХОВАНСКАЯ: Да, мы несём бремя содержания своего имущества, как это и написано в Гражданском кодексе РФ. Многие граждане не успели либо не поняли на тот момент, чем это грозит. А иногда власть оказывала противодействие проведению этого собрания. Тут просматривается их заинтересованность погрузить в общий котёл как можно больше домов, поскольку финансовый ресурс при этом резко возрастает, и можно уже управлять этим серьёзным ресурсом. Особенно если говорить о таких субъектах федерации как Москва, Санкт-Петербург. Далеко не во всех субъектах сложилась такая ситуация. Были отдельные главы регионов, субъектов федерации, которые проводили разъяснительную работу и рассказывали обо всех плюсах и минусах той и другой схемы. И эффект потрясающий. Нам говорили, что собственники ничего не хотят знать, ремонтировать, и на свой дом им наплевать. Эти чиновники оказались неправы. Например, в Удмуртии, в Костромской области 61% собственников выбрали схему ремонта своего дома.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Больше половины.

Г. ХОВАНСКАЯ: Это существенно больше половины.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Сколько они уже успели собрать денег?

Г. ХОВАНСКАЯ: Это зависит от того, какой установлен размер взноса, в каком состоянии дом и так далее. Это очень важно. Меня удивляет позиция Минстроя, потому что я знаю позицию министра, который, правда, пришёл уже, когда были введены эти нормы. Он считает так же, как я: будущее за спецсчётом, за схемой ремонта своего дома. Так же считает и Гражданский кодекс РФ.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но вместе с тем Министерство строительства сказало, что никто ничего не нарушает.

Г. ХОВАНСКАЯ: Они, с моей точки зрения, прислали достаточно забавный отзыв. Они написали, что, так как после того, как деньги поступили на счёт регионального оператора, они перестали быть вашими, они стали собственностью регионального оператора. Так что в этом случае он вправе использовать эти средства без особых ограничений.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Интересно. Им вообще не стыдно было так написать?

Г. ХОВАНСКАЯ: Ладно, бог с ними. Написали как написали. Удивляет позиция Минюста, потому что там всё-таки должны быть юристы более высокого уровня. Тем не менее, в самом конце своего отзыва они пишут о том, что Жилищный кодекс предусматривает гарантии собственников в многоквартирном доме на распоряжение своими средствами с учётом ограничений, установленных Жилищным кодексом.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А какие там ограничения?

Г. ХОВАНСКАЯ: Для того, чтобы вылезти из общего котла, нужно два года. И несмотря на то, что мы дали право субъектам этот срок сократить, как вы думаете, сколько субъектов правом этим воспользовались? Я могу сказать, сколько не воспользовались. Два года остаётся в 53 субъектах федерации, то есть большая часть – три четверти субъектов – не удосужились принять законы субъектов федерации о сокращении этого срока. Поэтому я была вынуждена вместе со своими коллегами внести законодательную инициативу о сокращении этого срока. Я и в то время, когда принимался закон, говорила, что это слишком длительный срок. Хотя бы год, не больше. Представьте себе: мы с вами сегодня приняли решение перейти на спецсчёт и ремонтировать свой дом, но нам только через два года отдадут деньги, которые теперь, как объясняет нам Минстрой, уже не наши вовсе. Это будет уже как бы благотворительность со стороны регионального оператора.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А мы в свою очередь должны быть очень благодарны.

Г. ХОВАНСКАЯ: Наверное. Но если это случится через 25 лет, я не знаю, где будет этот региональный оператор и этот чиновник, который придумал такую схему. У меня была конференция в Берлине ещё до принятия закона, тогда был только общий котёл. И когда я немецким коллегам рассказала об этом, они меня даже не поняли сначала. Они сказали: «Как это так? Это мои деньги, а я ремонтирую на них чужую собственность? Этого не может быть».

А. МИТНОВИЦКАЯ: А у нас может.

Г. ХОВАНСКАЯ: Да. Когда премьер приходил во фракции перед назначением на должность, ему можно было задать вопрос. И вот Сергей Михайлович Миронов мне предложил задать этот вопрос, который меня очень беспокоил. Все цивилисты были на моей стороне. И когда я в полушутливой форме этот вопрос задала Дмитрию Анатольевичу, он ответил, что «если Вы говорите правду, то проект нуждается в радикальной переработке». Документ был готов ко второму чтению, поэтому только через три месяца родился окончательный вариант. Сейчас эти схемы считаются равноправными. Однако на пути к этому светлому будущему – ремонту собственного, а не чужого дома – очень много подножек. Одну я уже назвала – 2 года выбираться из общего котла.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Попробуй избавься от этого котла.

Г. ХОВАНСКАЯ: Да. И ещё – если вы в определённый срок, по-моему, месячный, достаточно жёстко не принимаете решение о капремонте, то деньги списываются в общий котёл. Ведь нам говорят, что есть масса собственников, которые ничего не хотят. Есть такие, но с ними могли быть другие способы борьбы. Ведь у нас есть жилищная инспекция, которая отвечает за состояние вашего дома: за содержание и ремонт. Они могли обратиться и в судебном порядке, предварительно дав вам предписание о том, что вы должны провести такое собрание. Если вы не реагируете, следует обращение в суд, и он вас принуждает. Это нормальная цивилизованная форма, потому что в любой цивилизованной стране следят за состоянием жилищного фонда и помогают собственникам. Вы не поверите, какой кредит дают в Германии.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Какой?

Г. ХОВАНСКАЯ: Под 0%. Вы верите в это?

А. МИТНОВИЦКАЯ: Помогают таким кредитом?

Г. ХОВАНСКАЯ: Да, кредитом на капремонт, если это связано ещё с мероприятиями по ресурсосбережениям.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А у нас ещё какие-то загвоздки есть?

Г. ХОВАНСКАЯ: Я подумаю и отвечу. Они есть.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Всех этот общий котёл, конечно, раздражает. Генпрокуратура говорит, что это неконституционно, Минстрой и Минюст говорят, что всё нормально. Что будет дальше?

Г. ХОВАНСКАЯ: Генпрокуратура совершенно оправданно говорит о неравенстве положения собственников в том или другом варианте. Потому что свои средства те, кто принял решение открыть спецсчёт, получат очень нескоро, потому что ими как своей собственностью распоряжается региональный оператор.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Прекрасно. То есть сейчас мы ждём Постановления Конституционного Суда?

Г. ХОВАНСКАЯ: 3 марта будет рассматриваться в Конституционном Суде этот запрос. Кстати, коммунистами внесён ещё один запрос, но на него пока отрицательная реакция Генпрокуратуры. Хотя тема там тоже очень серьёзная, я сама их постоянно поднимаю – невыполнение старых обязательств государства по непроизведённому капитальному ремонту. То есть, в соответствии со статьёй 16 закона о приватизации жилищного фонда, бывший наймодатель обязан выполнить капитальный ремонт, не произведённый на момент приватизации. Таких домов у нас не очень много – в основном это дома до 1970 года постройки. Есть судебное решение, потому что это же подтвердил Верховный Суд РФ, это не только предложение Хованской Галины Петровны. Действующая норма Федерального закона и позиция Верховного Суда заключаются в том, что эти обязательства должны быть выполнены, а потом вы должны нести бремя содержания своего имущества. Насколько я помню их запрос, он касается природы этого взноса – это и не сбор, и не налог. На эту тему фракция КПРФ ещё внесла соответствующий запрос. Они объединены, и будут рассматриваться 3 марта, но решение мы узнаем только через месяц.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Где-то в начале апреля?

Г. ХОВАНСКАЯ: Да. Что касается последствий, если наш запрос отклонили, ничего не изменится. Если он будет признан справедливым и правильным, и такое Постановление будет принято Конституционным Судом, страшного ничего не произойдёт, кроме одного: те, кто попал в общий котёл, не выразив свою волю и желанию, должны будут принять соответствующее решение, то есть изъявить свою волю в явном виде. То есть привести решение общего собрания своего дома и сказать, что они хотят остаться в общем котле.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Что им пока не к спеху.

Г. ХОВАНСКАЯ: Да. И в общем всё хорошо. Но нельзя думать, что всё идеально, потому что на самом деле меня беспокоят два момента. Первый – это отсутствие льготного кредита на длительный срок. Под строительство, под ипотеку мы выделили средства даже в такой тяжёлый период, чтобы поддержать строительный комплекс, а почему льготный кредит не дать под работы капитального характера собственникам жилых помещений? Например, вы набрали миллион, а замена лифта, который пришёл в негодность, стоит полтора миллиона. На полмиллиона мы можем взять кредит, но на каких условиях? Они сейчас тяжелейшие. Мы хотим, чтобы проценты были такие, как льготные проценты по ипотеке. И могу сказать, что до санкций в Ростовской области прекрасно работала эта схема. Там стояла очередь из представителей домов жилищно-строительных кооперативов за этим кредитом. Потому что кредит предоставлялся на длительный срок, и процент был 7,5-9%. Дома ЖСК [жилищно-строительного кооператива – прим. РСН] и собственники в этих домах как раз были активными противниками общего котла изначально.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Предположим, всё остаётся как есть, либо Конституционный Суд всё-таки признаёт, что это противоречит Конституции.

Г. ХОВАНСКАЯ: Тогда придётся выразить свою волю в явном виде о том, что вы хотите дальше вариться в общем котле.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А те, кто не хочет?

Г. ХОВАНСКАЯ: Это интересная тема. Я думаю, что будет принята какая-то рекомендация о резком сокращении сроков выхода. То есть практически после того, как приняли решение, в течение месяца, вы можете выйти и забрать деньги.

Гражданам надо с открытыми глазами смотреть на всю эту ситуацию и понимать последствия. Вторая проблема – это сохранность этого счёта. Ведь 1,4 млн – это гарантия государства, если речь идёт о гражданине, физическом лице. К сожалению, здесь такой гарантии нет, потому что счёт открывает юридическое лицо – ТСЖ [товарищество собственников жилья – прим. РСН], жилищно-строительный кооператив, управляющая организация.

А. МИТНОВИЦКАЯ: То есть в случае банкротства банка эти деньги улетают в никуда.

Г. ХОВАНСКАЯ: Вы встаёте в какую-то очередь без особых шансов получить какие-то деньги. Мне представлялось, что Набиуллина поняла мои опасения и дала поручение своим заместителям, от которых мы получили формальный ответ: «Гарантией может служить размещение средств в банках, где в уставном капитале более 20 млрд». А я только сейчас на правительственном часе привела примеры трёх банков, у которых уставный капитал был больше 20 млрд, и у которых забрали лицензию. Так что наличие больших средств в уставном капитале – это не гарантия. Должна быть такая же схема, как по агентству страхования вкладов. Или должны рассматривать этот особый счёт как деньги физических лиц, просто объединённых.

А. МИТНОВИЦКАЯ: До тех пор, пока нет правильной системы, есть ли возможность людям фиксировать этот счёт? Открывать его на одного человека, на одно физическое лицо, а не на группу?

Г. ХОВАНСКАЯ: Нет, этот спецсчёт открывает юридическое лицо. Если вы доверяете управляющей организации, ЖСК, это хороший вариант. Кстати, не нужно опасаться того, что что-то спишут, не на то потратят. Здесь очень жёсткая запись в кодексе исключительно о целевом расходовании средств, только по предъявлению документов. Причём как ни ворчали банки, с их стороны должен обеспечиваться ещё и контроль за тем, что все эти документы подтверждают расходование средств на капитальный ремонт.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Есть некоторые адвокаты, которые открыто призывают вообще не платить за капремонт, всё равно пока ничего не понятно.

Г. ХОВАНСКАЯ: Это не очень порядочно, потому что они практически тех, кто последует их совету, отправляют в суд. Видимо, таким образом увеличивают для себя объём клиентов, чтобы потом защищать их права. На самом деле, этот неплатёж будет рассматриваться так же, как неплатёж за любой вид жилищных и коммунальных услуг. То есть эти деньги будут взыскивать с вас в судебном порядке.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Ещё один момент, который всегда волнует, это взносы и их размеры.

Г. ХОВАНСКАЯ: Да, очень волнует граждан, особенно тех, кому не повезло.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Как это всё должно рассчитываться по правилам?

Г. ХОВАНСКАЯ: Вообще есть методика, которая разработана Минстроем, но она имеет рекомендательный характер. Ровно так и отвечали московские чиновники, когда мы говорили им, чтобы они утвердили сначала то, что положено по федеральному стандарту. Для Москвы планировалось 7,8 рублей на прошлый год, а на этот – 8,2 рубля. Но они сказали, что тогда будут ремонтировать не 30, а 60 лет. Конечно, если не предусматривать софинансирование в бюджете, тогда ни 7, ни 8, ни 15 рублей не хватит для того, чтобы выполнить объём работ, который не выполнялся в течение 20 лет.

У нас 60% жилищного фонда нуждается в ремонте. И совершенно спокойно прошёл этот процесс в Мурманской области, в Ленинградской области, где не так резко стартовали власти, где взнос был 2,6-3 рубля. Причём он был дифференцированный, в зависимости от наличия лифта и мусопровода или его отсутствия в доме и так далее. Я считаю, что это правильный подход. Он, кстати, чётко соответствовал схеме «я ремонтирую свой дом». Вообще граждане должны сами определять размер взноса и говорить, что либо мы собираем и копим, а сейчас это очень опасно, либо мы принимаем решение на собрании, когда нам нужно провести какой-то конкретный ремонт, например, крыши.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Сергей Макаров, экс-глава Фонда капитального ремонта в Ханты-Мансийском округе умудрился за 11 месяцев прошлого года заработать 10 млн рублей.

Г. ХОВАНСКАЯ: Спасибо, что подсказали. Я забыла сказать о том, что региональный оператор нам ещё кое-что стоит, потому что он и его штат финансируется из напряжённейших бюджетов в период кризиса. И этот пример говорит о том, что нет контроля со стороны губернатора за установкой таких расходов на содержание, на аппарат, на машины.

А. МИТНОВИЦКАЯ: То есть наличие регионального оператора не выгодно вообще никому?

Г. ХОВАНСКАЯ: На самом деле, ещё до принятия поправок в Жилищный кодекс я общалась с одним губернатором, который сказал: «Зачем мне этот нахлебник? Я лучше буду агитировать граждан открывать спецсчета и заниматься только своим имуществом». А один высокий чиновник сказал: «Где я возьму деньги на ремонт домов, который сейчас нужно проводить?» То есть он не предполагал, что из бюджета должно проводиться софинансирование. Он не предполагал, что нужно выполнять старые обязательства. Как раз те дома, которые сейчас остро нуждаются в ремонте, это, как правило, дома, где не выполнены старые обязательства государства. И не просто так я об этом говорю. На этот счёт есть судебные решения, где граждане выиграли эти суды.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Ещё один момент. Замминистра строительства Андрей Чибис говорит: «Руководители фондов управляют миллиардами. Давайте говорить прямо: люди, которые отвечают за такие суммы, не могут получать 20-40 тысяч рублей». А почему?

Г. ХОВАНСКАЯ: Тогда у нас министр финансов должен быть миллиардером, он же такими деньгами ворочает. Там же триллионы. И, кстати, господин Чибис в своё время предлагал тот процент, который возникает при размещении временно свободных средств, отдавать региональному оператору. Мы были жёстко против этой нормы, но, к счастью, он с нами потом согласился. Мы считаем, что этот процент должен идти исключительно на цели капитального ремонта. Так что Чибис неправ в этом случае.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Всех пугает вопрос, связанный с новым налогом на имущество, который люди получат ближе к августу, и должны будут оплатить до 1 декабря.

Г. ХОВАНСКАЯ: Не все регионы ещё в эту игру включились.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но те, которые включились, прямо трепещут.

Г. ХОВАНСКАЯ: Это правда.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Говорят, что обычная квартира в Москве оценена в 18 млн. Извольте 50 тысяч в год выложить. Вы не думали о том, чтобы как-то остановить и эти действия? Это же тоже страшные поборы.

Г. ХОВАНСКАЯ: Тема обсуждалась очень подробно в Совете Федерации. У нас есть такой орган – Совет законодателей Совета Федерации, я очень благодарна Сергею Евгеньевичу и Валентине Ивановне за то, что этот орган функционирует. Жёстко ставился вопрос о том, что иногда эти суммы совершенно неподъёмные. Какой будет результат, я пока не могу сказать, потому что есть решение Верховного Суда об обжаловании этой процедуры. И есть информация о том, что многие выигрывают, когда обращаются в суд. Если я правильно поняла мнение Верховного Суда на этот счёт, гражданин не обязан проходить административную комиссию, он может сразу обратиться в суд. Если он хочет, пусть обращается в комиссию при Росреестре и обжалует эту величину. Потому что это иногда даже превышает рыночную стоимость. Во французской системе говорят, что если суд признаёт, что это выше рыночной стоимости, тогда покупает государство. У нас тоже можно ввести такую систему, потому что граждане у нас не могут продать по той стоимости, которая определена в кадастре – она выше рыночной. И люди с удовольствием бы избавились от этого земельного участка, чтобы не платить налог.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но по такой цене продать не могут. Вы возьмётесь за этот законопроект?

Г. ХОВАНСКАЯ: Это, к сожалению, должен делать уже Макаров, председатель комитета по бюджету и налогам.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но хотя бы идею ему подскажете?

Г. ХОВАНСКАЯ: Обязательно. Она в воздухе витает.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Кстати, ещё один вариант: может быть, стоит поделить эту сумму и заложить её в платёжки того же самого ЖКХ?

Г. ХОВАНСКАЯ: Нет, не надо закладывать. Это невозможно, там очень большие цифры. Это, кстати, подталкивает людей к деприватизации жилья. Во многих регионах установлен взнос на капремонт в пределах 7 рублей с квадратного метра, но никак не 15, как в Москве. Значит, заплати взнос на капитальный ремонт, налог, застрахуй жильё. Все эти моменты подталкивают граждан к деприватизации жилья. В своё время я как автор этой идеи и нормы в Законе о приватизации вносила эту законодательную инициативу с целью защитить от криминала. А сейчас на первый план выходит экономическая составляющая.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Я ещё о лифтах хотела поговорить. Какие у Вас есть данные по Москве?

Г. ХОВАНСКАЯ: В Москве ситуация как раз не самая страшная.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но падают-то здесь, да ещё и в новых домах.

Г. ХОВАНСКАЯ: Вообще это произошло в одном из районов, который был когда-то в моём одномандатном округе, я сильно переживаю по этому поводу. Если говорить о ситуации в «Алых парусах», я в своё время была резким противником строительства на берегу Москвы-реки. Потому что берег реки – это всегда подмытия, подтопления, проблемы, связанные с фундаментом. В этом случае даже сложно обвинять электромеханика, если угол изменился. Потому что когда лифты проектируют, не рассчитывают на то, что положение шахты изменится.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А там изменился угол?

Г. ХОВАНСКАЯ: Мы ждём результатов экспертизы. Либо это какое-то грубейшее нарушение правил эксплуатации, потому что у нас никто в этой сфере ни за что не отвечал, пока не начались эти несчастья. Кстати, Москва не на самом плохом уровне. Нормативный срок лифта – где-то 25 лет, так вот в Москве только 6,5% лифтов осталось, которые надо поменять. А в Архангельской области, например, 72%. То есть только 28% жителей Архангельска могут ездить на лифте, не боясь, хотя деньги в фонде капремонта есть. А мне губернатор Архангельской области говорит с улыбочкой о том, что это позиция №2 в перечне обязательных работ.

А. МИТНОВИЦКАЯ: 72% – это Архангельская область. Это лидер?

Г. ХОВАНСКАЯ: Есть 5 областей-двоечников: Архангельская, Тульская, Нижегородская, Ярославская, Мурманская. Оптимизм внушает то, что в Нижегородской области 178 лифтов собираются поменять. То есть у этих субъектов федерации более 60% лифтов должны были быть остановлены.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Проблема в том, что денег нет, как говорят?

Г. ХОВАНСКАЯ: В том-то и парадокс, что деньги есть.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Кто их дал? Федеральный бюджет?

Г. ХОВАНСКАЯ: Деньги собирают уже граждане.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Этот тот самый котёл, понятно.

Г. ХОВАНСКАЯ: Кстати, власти не спешат свою часть обязательства выполнять по своему жилищному фонду как на федеральном уровне, так и на уровне муниципалитетов. То есть получается, что и старые, и текущие обязательства государства выполняем мы, собственники, которые собирают деньги в тот самый общий котёл.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Деньги там лежат, а лифты стоят старые и самое главное – опасные.

Г. ХОВАНСКАЯ: Это страшная ситуация. На самом деле, губернатор отвечает за безопасность граждан, проживающих на его территории. И допускать такое совершенно невозможно. Я понимаю логику губернатора: зачем тратить полтора миллиона на один лифт, когда можно за эти деньги показать, что вы отремонтировали пару домов, поменяв там крыши, например? Красиво отчитаться. Но во главу угла надо ставить безопасность граждан, проживающих в ваших домах.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Почти все СМИ пишут о каких-то сговорах с другими партиями. Ещё вчера появилась информация о том, что руководство «Справедливой России» ведёт переговоры с другими партиями о том, чтобы развести по разным одномандатным округам сильных кандидатов на выборах в Госдуму. Вчера у нас был Сергей Миронов, он сказал, что это действительно так. Я спросила, разве это честно? Это означает, что молодёжь опять не сможет пробиться. На что он ответил, что это хорошо, им тут не место, они неопытные. Что Вы думаете по этому поводу?

Г. ХОВАНСКАЯ: Я могу сказать, что происходит со мной, например. Ко мне приходит уже не один человек и спрашивает: «Скажите точно, по какому Вы пойдёте округу, чтобы я там не выдвигался».

А. МИТНОВИЦКАЯ: Потому что не хотят с Вами соревноваться?

Г. ХОВАНСКАЯ: Да. Я в Северном округе всегда была одномандатницей, начиная с Мосгордумы, куда я трижды избиралась. И пока был одномандатный округ в Госдуме, я тоже проходила по нему по северу Москвы. Сейчас немного география поменялась, но большая часть районы – это мои старые районы, где меня все помнят, здороваются на улице, подходят, обращаются. Вы, кстати, находитесь на территории моего избирательного округа – и старого, и, наверное, будущего.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Хорошо. Но Вы понимаете, что это закрытые ворота в Думу для всех остальных?

Г. ХОВАНСКАЯ: Я никому не хочу закрывать ворота, но ко мне приходят мои избиратели и говорят: «Не думайте отказываться! Вы должны идти!» Хотя мне очень тяжело, у меня муж тяжело болен. Если бы мне ничего не удавалось, я бы больше и не пошла, но мне активно помогает не только Сергей Миронов, но и Верховный Суд и Конституционный Суд. Я им очень благодарна за это. У Верховного Суда, например, есть право толкования, и они иногда принимают такие хорошие решения в пользу граждан, которые я не могу провести в Думе, где большинство –«Единая Россия». Вот где бедствие-то.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А чего Вы ожидаете от этих выборов? Что «Справедливой России» удастся сделать такого, чтобы немного потеснить «Единую Россию»?

Г. ХОВАНСКАЯ: В своё время Сергей Михайлович Миронов сумел всех эффективных одномандатников привлечь в свою фракцию. Это сейчас может сыграть положительную роль на выборах, потому что есть личности – лидеры в своём субъекте федерации, и их немало. За счёт одномандатников мы можем хорошо решить наши проблемы, я думаю, и не будем клянчить у «Единой России» поддержки нашей законодательной инициативы. Несколько некомфортная ситуация, но я привыкла, я всю жизнь в оппозиции. И неправда, что у нас всё так замечательно...

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вчера как раз огромное количество СМС было со словами о том, что «Справедливая Россия» – то же самое, что «Единая Россия».

Г. ХОВАНСКАЯ: Это ерунда. Достаточно посмотреть просто наше голосование.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вроде бы Левичева отправляют в ЦИК?

Г. ХОВАНСКАЯ: Без его воли это сделать нельзя.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А он не согласился разве?

Г. ХОВАНСКАЯ: Если согласился, то пойдёт.

А. МИТНОВИЦКАЯ: И на пост вице-спикера Госдумы от партии претендует Миронов, Емельянов и Бурков. Как Вы оцениваете их шансы?

Г. ХОВАНСКАЯ: Не знаю.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А у Вас не было желания прорваться туда?

Г. ХОВАНСКАЯ: У меня вообще нет никакого желания быть начальником. Мне разные предложения поступали на этот счёт. Я с «Народным Фронтом» работаю как эксперт, а занимать какие-то должности не хочу – мне это не нужно абсолютно. Меня интересует содержательная работа, и у нас это получается. Меня в «Народном Фронте» многие поддерживают, потому что там есть люди, которые на территории ходят по домам, смотрят, и мы после этого получаем информацию, которой цены нет. Так что помощь здесь именно информационная. Потому что до всех субъектов не доедешь, не узнаешь, хотя у нас очень много обращений. У меня колоссальная переписка по всем субъектам федерации. Я думаю, что я уже конкурирую даже с руководством Думы по количеству обращений граждан. По поводу капремонта был взрыв – и по телефону, и в письмах.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Примем звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я Вас очень уважаю, но каким образом у нас в Думе такие дубы оказались? Это ведь жуть. Зачем Вы поддерживаете этот дурдом? Их гнать надо оттуда.

Г. ХОВАНСКАЯ: Гнать будете их Вы на выборах, вместе со мной.

А. МИТНОВИЦКАЯ: «После запрета хостелов в жилых помещениях все мигранты рванут к нам, бедным людям, живущим в домах с нежилым первым этажом», – пишет слушатель.

Г. ХОВАНСКАЯ: Приходите ко мне на приём, я его веду гораздо чаще, чем мои коллеги – ежемесячно на Моховой. И в своей приёмной я будут принимать избирателей севера Москвы. По хостелам отдельная тема, это безобразие. Это пропаганда министерством культуры бескультурного «туризма на нарах». Сегодня Гражданский кодекс запрещает заниматься предпринимательской деятельностью без перевода жилого помещения в нежилое. Моя позиция такова, что в многоквартирных домах не должно быть никаких гостиниц и гостиничных услуг.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но это дёшево.

Г. ХОВАНСКАЯ: Это дёшево за счёт того, что они не переводят жилые помещения в нежилые. Первое следствие: вы тарифы платите для населения, а не для юридического лица, они разные. И на этом они очень серьёзно экономят. У них очень большая плотность населения. Это первое. Второе – это обман бюджета. Многие бюджеты компенсируют эти расходы.

А. МИТНОВИЦКАЯ: К сожалению, время программы подошло к концу. В студии была Галина Хованская, председатель комитета Госдумы по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству. Спасибо.

Г. ХОВАНСКАЯ: Спасибо вам.