Фото РСН

С. КОРОЛЁВ: Как всегда по пятницам в студии Михаил Юрьев, бизнесмен, писатель, один из соавторов проекта «Главтема». Теперь вы так называетесь?

М. ЮРЬЕВ: Здравствуйте. Да, так.

С. КОРОЛЁВ: Главная тема этого вечера – встреча Папы Римского и патриарха Кирилла, которая пройдёт на Кубе. В РПЦ объяснили, почему. Сначала планировали в Европе, но наш патриарх настоял, чтобы не здесь, потому что сейчас в Европе неблагоприятный фон. А Латинская Америка — глубоко христианский континент, поэтому там. Это правильная, нужная встреча? О чём сегодня нужно говорить русской православной церкви и католической?

М. ЮРЬЕВ: Я человек воцерковлённый, но сам не из клира, поэтому не считаю себя вправе говорить, правильно это или неправильно. Это дело патриарха. Но та помпа, которая этому придаётся, мне, как верующему православному человеку, непонятна.

Я не понимаю всего этого ажиотажа, что готовили 20 лет. Я не очень понимаю, для чего предстоятелю самой большой православной церкви встречаться с предстоятелем католической церкви. Наши церкви разошлись тысячу лет назад не потому, что не поделили какие-то хлебные места, или «Мерседесов» и кабинетов с секретаршами на всех не хватило, а потому, что выяснилось, что в целом ряде вопросов, и они известны, католики и протестанты понимают истину по-разному.

И всем неверующим нужно понять, что для верующего, а тем более клирика, важно, что он знает истину. Не он лично, а он присоединился к организации, которая знает истину. Всё остальное не есть истина.

Зачем встречаться с тем, кто, как ты точно знаешь, от истины отклонился, я не очень понимаю. И не вижу причин особо радоваться. Но, наверное, у патриарха какие-то причины есть. Я никакой радости не испытываю.

С. КОРОЛЁВ: Как-то очень тревожно по поводу того, что происходит в Сирии и вокруг Сирии. Свежее заявление Эрдогана. Он посмеялся над сообщениями из России о подготовки Анкары к вторжению в Сирию.

Между прочим, это официальный представитель Минобороны России Игорь Конашенко заявлял, что действия на турецко-сирийской границе говорят об интенсивной подготовке к военному вторжению в Сирию. Об этом сообщали и зарубежные средства массовой информации. А ещё к этому примешались саудиты, которые вроде как тоже готовы пойти на наземную операцию, если Вашингтон даст добро. Что происходит? К чему готовиться? Чего ждать?

М. ЮРЬЕВ: Что собираются делать саудиты и турки? Совершенно понятно. Они собираются воспроизводить нашу модель, но только не её чисто военную, а скорее военно-политическую часть. Что мы сделали? Под вывеской борьбы с ИГИЛом мы заодно помогли сирийской законной армии переломить ход войны, в том числе и в части борьбы с той вооружённой оппозицией, которая формально не относится к ИГИЛ.

Наши власти исходят из того, что никакой мирной вооружённой оппозиции быть не может. Если она мирная, не исламистская, значит, она не вооружённая. Поэтому если у них есть свои армии, то их надо уничтожать. И в этом смысле наше дело правое, но они решили: давайте мы так же сделаем с наземными войсками. У нас есть своя коалиция во главе с Америкой. Введём войска, чтобы мочить ИГИЛ.

С. КОРОЛЁВ: У саудитов вторая коалиция.

М. ЮРЬЕВ: Я думаю, они будут в рамках американской, а не в рамках своей. Это гораздо выгоднее. И мочить ИГИЛ они действительно будут, ведь главный враг ИГИЛ – это «Аль-Каида», саудовская организация. Будут мочить, но при этом заодно достанется и сирийской армии. Вот их план.

С. КОРОЛЁВ: А последствия?

М. ЮРЬЕВ: А последствия будут различаться в зависимости от того, как мы будем к этому готовиться.

С. КОРОЛЁВ: Для нас какие будут последствия?

М. ЮРЬЕВ: Это же зависит от хода действий. Если они будут действовать успешно, то последствия неприятные. А если они будут разгромлены в пух и прах, то это благоприятные для нас последствия. А наше министерство обороны и высшее руководство страны об этом знает заранее и даже предупреждало.

Это ведь не попытки вывести Эрдогана на чистую воду, зря он смеётся. Русские же не зря говорят, что хорошо смеётся тот, кто смеётся последним. На самом деле это просто объявление Турции, что мы знаем, и готовим.

С. КОРОЛЁВ: Типа «пожалуйста, но имейте в виду: вас предупреждали. Потом не обижайтесь».

М. ЮРЬЕВ: Надеюсь, у нас подготовлено. Понятно, что они очень хотели бы, чтобы мы втянулись в какую-то наземную войну. Даже не они, а скорее американцы.

С. КОРОЛЁВ: Какова вероятность?

М. ЮРЬЕВ: Я считаю, зачем это. У нас есть союзники.

С. КОРОЛЁВ: Сирийская армия?

М. ЮРЬЕВ: Сирийская армия – да, но ей неоткуда взять дополнительные людские ресурсы. Но есть Иран. Если Иран пошлёт свою живую силу, которой у него достаточно, и в том числе нормально обученной, с нашим тяжёлым оружием, то я думаю, что это будет достойный ответ.

С. КОРОЛЁВ: Я помню, Вы говорили о возможной войне между Ираном и Саудовской Аравией.

М. ЮРЬЕВ: Я редко ошибаюсь в прогнозах.

С. КОРОЛЁВ: Получается, что эта война будет на территории Сирии?

М. ЮРЬЕВ: Может начаться. На самом деле, как человек, радеющий за цены на нефть, и как российский гражданин, и как американский газовый бизнесмен, в обоих смыслах, я надеюсь, что закончится она всё-таки высадкой иранских десантов в Саудовской Аравии. Это крайне позитивно скажется на ценах на нефть.

С. КОРОЛЁВ: Несколько заявлений российского МИД с пометкой «срочно» появились только что на информационных лентах. Во-первых, все удары ВКС в Сирии наносятся исключительно по боевикам, местонахождение которых выявляется исключительно через информцентр в Багдаде. Там центр нашей коалиции, я так понимаю.

М. ЮРЬЕВ: Да.

С. КОРОЛЁВ: Дальше: раскручивание Анкарой антироссийской информационной кампании может быть подготовкой турецкого населения к активизации своей военной деятельности на территории Сирии. Это сложно закрученное заявление, но всё понятно.

М. ЮРЬЕВ: Мы знаем, это заявление миру. Иначе зачем? Если ты хочешь чисто военной операции, ты не объявляешь, что ты знаешь об их вторжении, ты просто подготавливаешь огневые ловушки. А ты объявляешь, и потом ты можешь сказать: мы же предупреждали, друзья – публично, не тайно. И тогда будет трудно что-то возражать.

С. КОРОЛЁВ: Сегодня депутат Государственной Думы призвал оставить заграницу без российской нефти. Мы плавно перейдём через нефть к нашим внутренним вопросам.

М. ЮРЬЕВ: Что за депутат?

С. КОРОЛЁВ: Олег Похолков, «Справедливая Россия». Говорит, что нужно прекратить продажу нефти за рубеж. Не сразу, не одномоментно, а в течение 5 лет, просто на 20% каждый год снижая продажу нефти за рубеж. Таким образом, полностью слезть с нефтяной иглы.

М. ЮРЬЕВ: А деньги чем компенсировать?

С. КОРОЛЁВ: Развивая другие сферы за это время, я так понимаю.

М. ЮРЬЕВ: Какие?

С. КОРОЛЁВ: Все, какие угодно.

М. ЮРЬЕВ: Понятно, то есть наш депутат выше таких мелочей.

С. КОРОЛЁВ: «Россия должна сегодня развернуться и жить принципиально по-новому», — говорит Похолков.  «Быть мировой бензоколонкой у нас не получится», — пишет он в запросе к Улюкаеву.

М. ЮРЬЕВ: По-русски есть такая поговорка – грубая, но я постараюсь её как-то облагородить. «Болтать – не мешки ворочать». Видимо, это может быть отнесено и к заявлению депутата.

С. КОРОЛЁВ: А если серьёзно? Сегодня вечером Медведев, по сути, подтвердил, что 45% доходов нашего бюджета – это доходы от углеводородов.

М. ЮРЬЕВ: Что значит он подтвердил? Это открытая информация. Мне даже подтверждение Медведева для этого не требуется.

С. КОРОЛЁВ: Вот, а как бы нам сделать не 45, а 5%?

М. ЮРЬЕВ: Если цена нефти упадёт до 10, то так оно и будет. А если говорить серьёзно, то такой проблемы нет, и вот почему. Когда наши власти, наконец, сбросят иго ложных либеральных теорий и начнут масштабную реиндустриализацию, нам понадобится много дополнительного топлива и дополнительной энергии, которые мы,  естественно, будем брать из своей же нефти, но из той, которая сейчас идёт на экспорт.

Как только начнётся реиндустриализация, то этот процесс будет происходить естественным образом. Причём, поскольку это будет реиндустриализация, то взамен будут появляться какие-то товары, часть из которых, если ты правильно выбрал, что производить, можно будет и экспортировать.

С. КОРОЛЁВ: Ещё  одна новость на тему нефти: Обама предложил в США ввести налог на нефть в 10 долларов за баррель. Это так называемый «эконалог». Чем это может обернуться для американцев, и вообще для ситуации с нефтью в мире?

М. ЮРЬЕВ: Это довольно очевидно. В современном мире нефть идёт в основном на топливо для автомобилей разного рода. И некоторое её количество идёт на отопление жилья. Для энергетики в отличие от 50 лет назад, нефть и нефтепродукты практически не используются. Кроме, может быть, совсем маленьких установок, чей вклад в мировой энергобаланс невелик.

Для транспорта это, грубо говоря, означает, что если у вас электрический автомобиль или на газу, то его это повышение никак не коснётся. А если он на бензине или дизеле, то коснётся. Будет ли какой-то результат в Америке от этого налога? Думаю, что не будет, это обычный бред в духе, увы, экономической политики администрации Обамы. Это я уже говорю как американский газовик.

Ну да, при нынешней цене в 30, 10 долларов – это заметно. Но поскольку совершенно очевидно, что 30 долго не удержится, то при 60 это уже малозаметно, при 80 вообще незаметно.

С. КОРОЛЁВ: Это больше 10%.

М. ЮРЬЕВ: Это для транспорта, там не такой эластичный спрос, это не так важно.

С. КОРОЛЁВ: Вы так говорите, что эти 30 долларов ненадолго. А сколько осталось?

М. ЮРЬЕВ: Я думаю, что в любом случае не больше месяца.

С. КОРОЛЁВ: То есть до весны?

М. ЮРЬЕВ: Да, весной пойдёт вверх. И во второй половине года 60 должна достичь. Это даже если не будет соглашения ОПЕК с нами. А если будет, то повышение будет гораздо серьёзнее.

С. КОРОЛЁВ: До скольки?

М. ЮРЬЕВ: Смотря насколько повысят. Если на 5%, как собираются, то думаю, что 80 будет.

С. КОРОЛЁВ: Слушатель меня просит: «Спросите Вашего гостя, чем замещаются нефть и газ, выкачиваемые из земли?»

М. ЮРЬЕВ: Это зависит от типа месторождений. Иногда ничем, то есть они подсасывают воду из окружающих пластов. Иногда вода закачивается. Иногда бывает, что добыли нефть с попутным газом, газ закачивают обратно. Варианты бывают самые разные. Но в общем случае – ничем.

Ведь это не какая-то полость, иначе там создаётся разрешение. Коллектор – это очень большая структура, которая сообщается со всякими капиллярами через породы с окружающим пространством. Это происходит само. Никогда не слышал про такую проблему.

С. КОРОЛЁВ: Наш слушатель переводит нас к другой теме. «Как скажется приватизация на цене акций госпредприятий, о возможности которой недавно говорили в СМИ?» Говорят практически каждый день всю эту неделю. Сегодня Улюкаев не исключил, что уже и помимо Сбербанка, ВТБ, «Роснефти», ещё и РЖД собираются приватизировать.

Как Вы вообще смотрите на эту идею – «приватизация-2016»? Тот же самый Улюкаев, наш министр экономики, убеждён, что это единственный вариант, потому что в экономике ситуация критическая, хотя и время не совсем удачное.

«Кремль готов продать пакеты акций российских госкомпаний, которые будут выставлены на торги, — заявляет Песков. «Мы заинтересованы в иностранных инвесторах». Время, не время, и если время, то как это продавать и кому?

М. ЮРЬЕВ: Первое – забудьте слово «иностранный инвестор». Зачем вводить людей в заблуждение и морочить голову? На прямые инвестиции в Россию сейчас никакие иностранные инвесторы такого рода инвестиций не пойдут, это всё анекдот.

А если вы покупаете даже 10% акций компании, то это уже прямая инвестиция, а не портфельная. А если найдут какого-то иностранного инвестора, то не сомневайтесь — это наши деньги, украденные у нас, или в редких случаях заработанные, которые таким образом под видом иностранных возвращаются назад.

Но этого тоже не будет много. Купят наши люди, имеющие административный ресурс, получившие кредит от того же Сбербанка. И будет очень смешно: получить кредит от Сбербанка на покупку его же акций. Но так и будет, не сомневайтесь. Любой бизнесмен знает, что на плохом рынке продавать акции нельзя.

С. КОРОЛЁВ: Чем это будет отличаться от залоговых аукционов 90-х?

М. ЮРЬЕВ: Это просто разные вещи. Чем отличается автомобиль от автобуса? Тем, что это разные вещи. Я скажу, почему нельзя продавать акции, даже когда тебе очень нужны деньги, и почему нельзя продавать компании, когда рынок плох. Дело не в том, что у них цена низкая, а в том, что есть само понятие мультипликатора.

Грубо говоря, оценка всей компании представляет собой мультипликатор её годовой прибыли. Но какой мультипликатор? Это может быть 6, может быть 3, а может быть 9. И от этого зависит, хороший или плохой рынок. На плохом рынке сами мультипликаторы снижаются. То есть снижается не только годовая прибыль компании, а и сколько годовых прибылей за эту компанию готовы платить.

И когда у вас мультипликатор низкий, продавать никакого смысла нет, лучше из неё получать прибыль. Вам нужны деньги сразу? Есть другие инструменты – пойдите в банки или дисконтируйте будущий денежный поток, продайте cash flow. Это можно сделать, но это более сложные вещи, для них нужны мозги, и с другой стороны давят отечественные структуры, которые очень заинтересованы за заёмные государственные деньги купить это по дешёвке.

С. КОРОЛЁВ: Иными словами, приватизация сейчас не нужна, и это скажется негативно на экономике России.

М. ЮРЬЕВ: Никак не скажется на экономике России. Просто из наших народных денег, принадлежащих народу, потому что речь идёт об активах, которые создавались не частными предпринимателями, а трудом поколений, и которым за это не доплачивали – это истинная общенародная собственность, и из неё будет украден ещё кусок. Плохо ли это будет для экономики? По сравнению с тем состоянием, в котором она есть, хуже, наверное, уже не будет.

С. КОРОЛЁВ: Но не лучше.

М. ЮРЬЕВ: Какое там лучше.

С. КОРОЛЁВ: В Госдуме предложили отменить выборы в период санкций и кризиса. Вчера было написано открытое письмо Сергею Нарышкину, председателю Госдумы.

М. ЮРЬЕВ: А какая связь санкций и выборов? У нас голосование за границей происходит? 

С. КОРОЛЁВ: Нет, здесь в студии вчера вечером был Евгений Туник, директор Института анализа политической инфраструктуры. Это он написал открытое письмо Нарышкину.

М. ЮРЬЕВ: А, то есть это не Дума предложила.

С. КОРОЛЁВ: Нет, это Думе предложили. Они пока не хотят отменять выборы. Ещё не дошло до Нарышкина, но те комментарии, которые были, пока отрицательные. Логика следующая. Основная цель – это не экономически нас нагнуть, а сместить существующую власть. И поэтому если мы покажем им, что этого не произойдёт, а именно отменим выборы и дадим понять, что у нас всё останется как есть на ближайшее время, значит, и санкции будут неэффективны и их тут же снимут. Такая логика у господина Туника. И он говорит, что период санкций и кризиса нужно приравнять к чрезвычайному положению или военному, и выборы не проводить.

М. ЮРЬЕВ: Я с господином Туником согласен только наполовину. Я согласен, что выборы в Госдуму лучше не проводить, но я считаю, что их лучше не проводить не в период санкций, а вообще никогда. И не иметь самой Госдумы в целом. Я – противник демократии и считаю, что это всё никому не нужно.

С. КОРОЛЁВ: Тогда как воля народа будет доходить до власти?

М. ЮРЬЕВ: Будем выбирать царя раз в 10 или 20 лет. Но не общим избирательным правом.

С. КОРОЛЁВ: А каким?

М. ЮРЬЕВ: Цензором.

С. КОРОЛЁВ: А как к этому можно перейти? Возможен мягкий переход?

М. ЮРЬЕВ: Конечно. Завтра объявляют, что к этому перейдут, и все поддержат. Если правильно объявить. Принять новую конституцию. Если ты принимаешь новую конституцию, в которой так написано, и за которую народ проголосует.

С. КОРОЛЁВ: А кто будет первым царём?

М. ЮРЬЕВ: Кого сделаешь, тот и будет – кого изберут, или кого собор какой-нибудь назначит. Конституционное собрание.

С. КОРОЛЁВ: Слушатель пишет: «Не кажется ли Вам, Михаил, что обозначенная Вами формула 3200 на стоимость барреля равно текущий курс уже давно не работает в связи с корректировкой расходов по бюджету? И какая, по Вашему мнению, сейчас реальная формула? Я считаю, 2500-2700».

М. ЮРЬЕВ: Я никогда не говорил, что это идеальная формула, я просто процитировал, что так считается. Действительно, она сейчас перестала работать. Она, видимо, работала только в том ценовом диапазоне. Поэтому я не берусь говорить про какие-то формулы. Но совершенно очевидно, что если нефть пойдёт вверх, то рубль, невзирая ни на что, пойдёт вверх, в каком бы плачевном состоянии ни находились наша экономика и бюджет.

С. КОРОЛЁВ: «Есть ли в США спрос на продукцию или какие-либо товары, произведённые в России, кроме матрёшек и балалаек?»

М. ЮРЬЕВ: На этот вопрос нельзя ответить, пока не начинаешь продавать.

С. КОРОЛЁВ: «Верите ли Вы, что Россия действительно скоро станет монархией, руководить которой будет царь? Если да, то почему и когда?»

М. ЮРЬЕВ: Я вместо христианского слова «верю» использую другое христианское слово: я надеюсь на это.

С. КОРОЛЁВ: «Думаю, что весь экономический блок сидит в приватизационной схеме. Всё уведут в оффшоры. После неё всех членов правительства-миллиардеров ничего не будет держать в стране. Вам не тревожно за наших детей?» — спрашивает слушатель.

М. ЮРЬЕВ: В данном случае нашим слушателем краски сгущены, но в общем в этом что-то есть.

С. КОРОЛЁВ: «Если Турция введёт свою армию в Сирию, то что будет делать Россия? Воевать с Турцией, со страной НАТО, или эвакуирует всю свою военную группировку в Сирии?»

М. ЮРЬЕВ: Если Турция введёт свои войска в Сирию, это не будет операцией НАТО, и любое боестолкновение с турецкими войсками на территории Сирии НАТО никоим образом и ни в каком страшном сне не будет рассматривать, как конфликт с НАТО. Второе, лучше нам не вводить свои части, даже добровольческие. Я так считаю и уверен, что так считает и руководство страны, что надо попытаться найти союзников, которые при нашей поддержке, в первую очередь, оружием и боеприпасами. Такие союзники в виде Ирана и, возможно, Ирака у нас есть.

С. КОРОЛЁВ: «Будет ли реальная война с Турцией?»

М. ЮРЬЕВ: Мы сказали.

С. КОРОЛЁВ: В тему про выборы слушатель приводит цитату из 1984: «Человечество стоит перед выбором: свобода или счастье, и для подавляющего большинства счастье лучше».

«Да что там, давайте вообще отменим выборы, чего мелочиться».

«Какова вероятность того, что ФРС США введёт отрицательные ставки?»

М. ЮРЬЕВ: Пока никакой. Но сейчас, как мы знаем, попробовали повысить ставку и посмотреть, что будет. Ничего хорошего в результате этого не произошло. Поэтому дальнейшего повышения ставок я не ожидаю. Может быть, сложится ситуация, что понизят обратно.

С. КОРОЛЁВ: Можно личный вопрос? «Михаил, как чувствует себя Ваша дочь? Вы говорили, что у неё грипп».

М. ЮРЬЕВ: У неё в результате свиного гриппа возникло крупозное воспаление лёгких, она пролежала в реанимации в маске 10 дней.

С. КОРОЛЁВ: Как она сейчас?

М. ЮРЬЕВ: Слава богу, уже выписали. Одно лёгкое не до конца раскрылось, но это нормально, раскроется.

С. КОРОЛЁВ: 12 стран Азиатско-Тихоокеанского региона вчера подписали в Новой Зеландии соглашение о создании Транстихоокеанского партнёрства. Там США, Япония, Канада, Австралия.

М. ЮРЬЕВ: Да, там 36% мирового ВВП.

С. КОРОЛЁВ: Что нам теперь делать? Что нам светит?

М. ЮРЬЕВ: Хороший вопрос, действительно, это очень важное событие. На сегодняшний день оно ничего не означает для нас. Есть финансовые айтишные модели, которые позволяют точно посчитать, что это ничего нам не даёт. ВВП нашей страны изменится на 0,01%, что находится в пределах ошибки.

С. КОРОЛЁВ: А дальше что?

М. ЮРЬЕВ: Дальше это может сказаться в том случае, если у нас резко вырастет экспорт высокообработанной продукции, то есть продукции высоких переделов. Пока это не особо реалистично, поэтому говорить об этом смешно.

Но неэкономические последствия в этом для нас очень большие и, на мой взгляд, очень позитивные. Дело в том, что это соглашение, с одной стороны, очень кабальное. По нему все страны сразу лишаются большой части суверенитета. Например, у нас  в автомобильной промышленности довольно успешно работает программа локализации. Ты открываешь сборочное предприятие, и получаешь преференции в обмен на то, что за сколько-то лет ты дойдёшь до чего-то. Это договорный процесс.

В Транстихоокеанском партнёрстве всем странам-участникам запрещается устанавливать любые задания по локализации любой продукции на своей территории. И так далее. Оно кабальное и, конечно, политическое, но направлено оно американцами не против России. Это антикитайское соглашение. И оно сильнее подталкивает Китай к сближению с нами.

Причём если сейчас такое сближение, безусловно, имеет место, то сейчас оно имеет исключительно военные и геополитические соображения, и мы интересны исключительно в этом смысле. А это будет толкать Китай к сближению с нами в экономическом смысле, что я не могу не приветствовать. И более того, такая подготовительная работа, насколько я знаю, уже идёт, и с нашей стороны её курирует замминистра экономики Воскресенский, который наш здешний гость. Он приглашался, и, по-моему, Вы мне говорили, что его ещё будут приглашать.

С. КОРОЛЁВ: Хотели к Вам в эфир позвать.

М. ЮРЬЕВ: Да на здоровье, мы с ним в очень хороших отношениях, и он делает хорошую работу в смысле Китая. Так что я думаю, косвенно мы от этого очень выиграем.

С. КОРОЛЁВ: Давайте поговорим о патриотизме. Владимир Путин определил национальную идею России: это патриотизм. При этом президент заметил, что идеология в том или ином виде не нужна. «У нас нет и не может быть никакой другой объединяющей идеи, кроме патриотизма, потому что если так будет, то каждый гражданин будет жить лучше, и достаток будет больше, и комфортнее будет. Это и есть национальная идея», — заявил глава государства на встрече с активом лидеров по продвижению инициатив бизнеса на этой неделе.

М. ЮРЬЕВ: Если это заявление рассматривать в прямом смысле, то оно довольно странное. Во-первых, какая связь между патриотизмом, даже если он есть, и уровнем жизни населения? Это важные вещи, но не связанные между собой. Второе заключается в том, что я вообще не понимаю, в какой степени целью государства должно быть, чтобы люди жили материально лучше. Это смешно.

Целью государства должно быть не мешать людям жить лучше, и зарабатывать в том числе, если они этим занимаются. И не давать другим мешать этим людям. А ставить целью, чтобы они жили лучше – это как? Хотите жить лучше, так живите лучше. Если Вам никто не мешает, так в чём проблема?

С. КОРОЛЁВ: Есть сентенция: национальная идея – патриотизм. Вы с ней не согласны?

М. ЮРЬЕВ: Патриотизм – это чувство любви к родине, он не может быть национальной идеей. Но я думаю, что Путин имел в виду нечто другое. Он имел в виду, что наша национальная идея не должна быть национальной идеей типа учения – коммунизм, либерализм. И такая национальная идея, основанная на неком учении, нам сейчас не нужна. С этим я согласен.

Но при этом надо понимать, что история знает гораздо более мощные национальные идеи другого типа, как было у римлян. Их национальная идея была выбита на одном из фронтонов их Храма: боги судили нам править народами. Это национальная идея в чистом виде, идея нации. Не потому, что у нас форма черепа лучше, а просто потому, что мы так сказали. Вы не согласны с этим, а мы силой оружия вам докажем, что нам судили править вами.

С. КОРОЛЁВ: Когда Обама говорит, что Америка сверхдержава №1, это национальная идея?

М. ЮРЬЕВ: Да, конечно. А у нас должна быть национальная идея, что «мы хотим, чтобы мы стали державой №1». Если Путин это хотел сказать, то я полностью согласен. Если он говорил просто про патриотизм как чувство, то это ни о чём.

С. КОРОЛЁВ: Михаил Зиновьевич, когда же у нас появится Сталин? Устали ждать.

М. ЮРЬЕВ: Жду Сталина, но помягче. Задачу, которую Сталин решал репрессиями, и которую я считаю абсолютно правильной, можно решить более справедливо.

С. КОРОЛЁВ: Примем звонки от слушателей.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Михаил Зиновьевич, с Нижней палатой Парламента всё понятно, что делать с Верхней?

М. ЮРЬЕВ: Верхняя палата нашего Парламента напоминает мне немного неприличный анекдот про мужчину, который занимается самоудовлетворением, через какое-то время не может завершить этот процесс и говорит: «Эх, сам себе не нужен». Это про нашу Верхнюю палату.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте, откуда звоните?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Михаил Зиновьевич, в старом советском фильме «Мы, нижеподписавшиеся» один герой сказал: «Родину любить – это не берёзки целовать, а помогать лучшим людям, на которых и держится родина».

М. ЮРЬЕВ: Понятно, что он хочет сказать, я могу за него задать вопрос. Он хочет спросить, почему я не вкладываю деньги, заработанные в Америке, в инновационный бизнес в России. Отвечаю: собираюсь это сделать, когда закончу бизнес в Америке, году в 2018-м.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Почему у меня не будут индексировать пенсию в этом году?

М. ЮРЬЕВ: Я не министр финансов, но общий ответ такой: видимо, денег нет. Вряд ли деньги есть, а Вам из принципа не будут индексировать.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Михаил Зиновьевич, Вы ратуете за монархию?

М. ЮРЬЕВ: Да, за монархию, но не наследственную.

СЛУШАТЕЛЬ: Как Вы думаете, когда лучше жил русский мужик? При царе, при коммунистах, либо сейчас?

М. ЮРЬЕВ: Хороший вопрос. Смотря, что Вы называете «лучше жить». Если Вы считаете, что лучше в материальном смысле, то, наверное, при позднем СССР. И я не знаю, что Вы имеете в виду под «русский мужик», наверное, простой человек. В абсолютных величинах сейчас лучше всего живут. Но если рассматривать ещё и другие вещи – правильность жизни, сложный вопрос. Если отвечать честно, то не знаю. Думаю, что лучше всего и правильнее всего он будет жить тогда, когда мы построим правильное общество. Мы не исчерпали эти попытки, и пока не преуспели. Пока есть только неудавшиеся попытки.

С. КОРОЛЁВ: «Как Михаил видит Жириновского на месте президента? Ведь именно ВВЖ за монархию».

М. ЮРЬЕВ: Жириновский с начала своей политической карьеры и по сей день говорил очень много здравых и очень нетривиальных вещей, но предпочёл конвертировать свои недюжинные природные таланты в клоунаду и деньги.

С. КОРОЛЁВ: Примем звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, почему китайцы не скупают массово подешевевшую нефть, если она через месяц будет стоить 60 долларов и выше?

М. ЮРЬЕВ: А Вы что, считаете, что можете на рынке купить нефти, сколько хотите? Вы что, думаете, что значимые в масштабах Китая количества есть в свободном виде?

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. У меня вопрос по поводу 10-долларовой пошлины.

М. ЮРЬЕВ: Это не пошлина, это акциз на всю нефть, включая отечественную.

СЛУШАТЕЛЬ: Но я так понимаю, что она нам будет выгодна? Потому что, благодаря ей, цена нефти на рынке будет повышаться?

М. ЮРЬЕВ: Никакой связи нет, это внутренний американский налог. 

С. КОРОЛЁВ: Как если бы мы у себя повысили акцизы, правильно?

М. ЮРЬЕВ:  Абсолютно то же самое.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Михаил Зиновьевич, я долго подстерегал Вас с таким вопросом. Когда разрушали социализм, нам левым глазом подмигивали: говорили, что наши молодые волки в малиновых пиджаках порвут грязных буржуев, внедрятся, польётся капитал и технологии. Мы там настроим предприятий и всё такое. Но что-то ничего этого не происходит.

М. ЮРЬЕВ: Я думаю, что в 1991 году у большей части народа были очень значительные ожидания в отношении очень близкого праздника, который придёт с наступлением капитализма. Я думаю, что помимо вопроса исчезновения дефицита, это действительно свободный рынок решает на раз, независимо от количества товаров и количества денег, потому что он их просто уравновешивает, никакие другие ожидания от капитализма не сбылись и не сбудутся.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вы говорите, что нужно отменить выборы. Я считаю, что на сегодняшний день этого нельзя делать ни в коем случае. Сначала надо убрать всех, которые уже достали народ, и назначить нормальных, а потом уже подумать о смене выборов. Потому что это хотя бы малейшая надежда народа.

С. КОРОЛЁВ: А кто назначать будет?

СЛУШАТЕЛЬ: Надо провести выборы, или выборщики это пусть сделают, я не знаю. Но самое главное, все 25 лет они на выборах проигрывали и обманывали нас, а теперь ещё и хотят остаться там бессрочно. Это никуда не годится.

М. ЮРЬЕВ: Когда я говорил о том, чтобы выборов не было, это не призыв к изменению конституционного строя, прошу занести это в протокол. Я не имел в виду взять и завтра в субботу их отменить. Безусловно, это требует большой подготовительной работы. И, безусловно, я не имел в виду, чтобы осталось нынешнее руководство.

Я говорил концептуально, что будущее России я вижу как будущее страны, в которой нет разделения властей, потому что ещё наш Спаситель говорил, что дом, который разделится в самом себе, непременно рухнет, и так оно и есть. Соответственно, никакой законодательной власти. А исполнительная, безусловно, должна быть сменяемой и выборной на длительный период времени, но только выбирать должны по цензу.

С. КОРОЛЁВ: Примем последний звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, мир ещё однополярный, или уже нет?

М. ЮРЬЕВ: Пока однополярный, мы пока действуем довольно успешно, но это только самое начало, чтобы его сдвинуть с однополярности. В этом у нас есть мощный союзник, причём не за страх, а за совесть в виде Китая, но мы только вступили в эту борьбу, пока он строго однополярный.

С. КОРОЛЁВ: По итогам программы 90% слушателей за Михаила Юрьева. Михаил, спасибо Вам. Ждём в следующую пятницу.

М. ЮРЬЕВ: Спасибо.