Р. КАРИМОВ: В студии Дмитрий Петров, экономист по России и СНГ компании Nomura, автор самых точных прогнозов по курсу рубля в рейтинге Bloomberg. Здравствуйте.

Д. ПЕТРОВ: Здравствуйте.

Р. КАРИМОВ: Вы гордитесь? Сейчас всё чаще СМИ называют Вас автором самых точных прогнозов. Насколько Вам приятно?

Д. ПЕТРОВ: Прогнозы по валюте — довольно неопределённые, присутствует большая погрешность, и приятно, когда её меньше, чем у других. Но это не означает, что нужно работать меньше. Работать надо ещё больше.

Р. КАРИМОВ: Банк России сегодня на заседании совета директоров оставил ключевую ставку на уровне 11% годовых. Как Вы считаете, это надолго? И по какой причине они оставляют?

Д. ПЕТРОВ: Решение было ожидаемо рынками. Надолго или нет, сказать сложно. Есть довольно большая неопределённость. Банк России дал сигнал о том, что ставки не будут понижаться в ближайшее время. В зависимости от того, какой будет эффект от инфляционного шока по валюте в ближайшие 4-5 месяцев, ставки могут начать понижаться к июлю. Может быть, к сентябрю. Пока волатильность большая, есть риски, что она может повыситься.

Р. КАРИМОВ: Ещё с лета раза три финансовый регулятор обещал пересмотреть и постепенно снизить ключевую ставку. А что будет, если регулятор снизит ставку?

Д. ПЕТРОВ: В зависимости от того, когда он её снизит. Если сейчас, то это было бы довольно негативно, поскольку рынки очень пристально следят за сигналами Центробанка и любыми движениями, которые бы говорили об ослаблении валюты. В такой ситуации удерживание ставки помогает контролировать ожидания в плане ослабления курса и ожидания понижения инфляции. Если ставка будет понижаться в июле-сентябре, то это будет оцениваться довольно позитивно.

Р. КАРИМОВ: А насколько правильно сейчас власти выправляют ситуацию, на Ваш взгляд?

Д. ПЕТРОВ: В общем, Центробанк и министерство финансов делают большую работу, но не делают её в плановом направлении. Те планы и стратегии, которые строятся, рынки оценивают очень позитивно. Не всегда, конечно, всё выполняется, но в плане методов борьбы с кризисом они довольно позитивны. Мы тоже оцениваем их так.

Р. КАРИМОВ: Цены на нефть достигли 3-недельного максимума. Это всё было после заявления министра энергетики России о том, что ОПЕК и другие страны-производители нефти могут встретиться для обсуждения ситуации на рынке в ближайшее время. Сегодня тот же Bloomberg со ссылкой на источники сообщает, что представитель ОПЕК не торопится с этими переговорами. При этом цена на нефть значительно не изменилась. Вы можете объяснить, как заявление ОПЕК и разных представителей инвестфондов и ассоциаций влияют на цену на нефть?

Д. ПЕТРОВ: В краткосрочной перспективе цена на нефть определяется довольно большим спекулятивным инструментом, но в самом контексте данной спекуляции есть какие-то фундаментальные факторы. ОПЕК в данной ситуации - наверное, один из самых главных фундаментальных факторов. Но кроме ОПЕК, есть ещё и Россия, один из самых крупных производителей.

Какие есть сигналы по снижению добычи нефти: балансирование рынка пройдёт быстро, это должно привести к долгосрочному росту цены на нефть. Касательно вчерашнего комментария были разные мнения. Большая часть инвесторов восприняла это как словесные интервенции со стороны России. Не все до конца поверили в то, что это всё на данный момент реализуемо.

Но с другой стороны, те заявления, которые прозвучали вчера, добавили фактор неопределённости на финансовых рынках, особенно среди тех, кто берёт короткие позиции по нефти. Их неуверенность уменьшилась. Поэтому, несмотря на то, что рынки не совсем поверили в то, что было рассказано, уверенность в том, что нужно брать короткие позиции, сильно уменьшилась.

Р. КАРИМОВ: Сейчас на рынке нефти реально предложение превышает спрос?

Д. ПЕТРОВ: На данный момент да. У нас довольно большая разница наблюдается уже больше года. Есть разные версии о том, когда рынок будет сбалансирован. Большинство людей надеются, что это будет к концу этого года, но пока это не совсем ясно. Но кроме этого есть ещё очень большие запасы по нефти. Одно дело - сбалансировать рынок нефти, а другое — начать использовать накопленные запасы. Поэтому сбалансированного рынка нефти не будет, это очень долгосрочный процесс.

Р. КАРИМОВ: Что будет с рублём в ближайшей перспективе? С нефтью, евро?

Д. ПЕТРОВ: Делать прогнозы по нефти не очень легко на краткосрочную перспективу. В долгосрочной перспективе наши аналитики рассчитывают, что будет подъём. Средний прогноз по году — 35 долларов. Исходя из этого, наш взгляд на рубль более позитивен, чем у некоторых инвесторов на рынке. Мы ожидаем, что доллар к концу года будет стоить 65-70 рублей, а это означает, что цена на нефть будет стабилизирована.

Но это не только цена на нефть, это ещё довольно сильные изменения в платёжном балансе России. Отток капитала, который был почти 150 млрд в 2014 году, в 2015 уменьшился на 57 млрд. Мы видим гораздо меньше оттока «серого» капитала. Многие оттоки, связанные с западными инвесторами, произошли в конце 2014 года.

Р. КАРИМОВ: То есть постепенно рубль отвязывается от нефти?

Д. ПЕТРОВ: Да. Движение нефти само по себе — один из сигнальных факторов движения капитала. Когда есть какие-то большие выплаты или потребности в валюте, всегда инвесторы будут предварительно скупать. На данный момент этого не происходит. Мы видим, что западные инвесторы довольно-таки заинтересованы в покупке русских активов, поэтому мне кажется, что когда будет хотя бы какая-то стабилизация цены на нефть, может быть, будет приток капитала из западных стран. Мы считаем, что худший момент рубля ещё не пройден, несмотря на волатильность, но в общем, тенденция в этом году будет в сторону улучшения.

Р. КАРИМОВ: А Вы можете подробнее рассказать о компании Nomura, о вашей деятельности? Может быть, о графике работы?

Д. ПЕТРОВ: Мы — одни из лидирующих японских инвестиционных банков. Несмотря на то, что мы находимся по всему миру — в Азии, в Европе, в Америке, наша главная деятельность — это попытки связывать Запад с Востоком, использовать наши связи, чтобы помогать движению капитала.

Р. КАРИМОВ: Какими языками Вы владеете?

Д. ПЕТРОВ: Английский, русский, немецкий.

Р. КАРИМОВ: А японский?

Д. ПЕТРОВ: Нет, к сожалению.

Р. КАРИМОВ: А как Вас тогда приняли в японскую компанию?

Д. ПЕТРОВ: У нас здесь есть переводчики. Несмотря на то, что это японский банк, здесь много работает не японцев. Хотя большинство всё-таки из Японии.

Р. КАРИМОВ: Вы давно в России были?

Д. ПЕТРОВ: Последний раз я в России был в конце декабря.

Р. КАРИМОВ: Что Вы можете сказать об экономической ситуации и в целом о жизни в России?

Д. ПЕТРОВ: Если говорить в общем, то, конечно, много что изменилось за последние 1,5-2 года. Некоторые проводят параллели с концом 90-х годов, но это не так, конечно. Мы видим, что ситуация немного ухудшилась. Но с другой стороны, всё-таки довольно много было проделано за последние годы.

Поэтому наработанная база в российской экономике позволит пережить этот кризис. Несмотря на то, что происходит такое большое колебание цены на нефть и такие большие структурные изменения, они открывают возможности для российской экономики. Мы настроены немного более конструктивно, чем другие участники рынка.

Р. КАРИМОВ: Дмитрий, Вам Путин нравится?

Д. ПЕТРОВ: Как руководитель — да. Он довольно хорошо выполняет свою функцию. Поддержка президента — это один из самых значимых индикаторов, потому что всё-таки президент должен иметь поддержку общества, чтобы правительство могло работать. С этой точки зрения всё пока происходит, наверное, правильно.

Р. КАРИМОВ: А как Вам Ходорковский? Может быть, вы его встречали в Лондоне, фотографировались, в соцсети загружали?

Д. ПЕТРОВ: Нет, в соцсети не загружал, но встречались, общались. Да, у него есть довольно многих интересных идей, но пока у него нет большой поддержки.

Р. КАРИМОВ: Потому что он в первую очередь говорит о революции. Как Вам такая идея?

Д. ПЕТРОВ: Это такой политический вопрос, а мы всё-таки общаемся больше на экономические темы. Те идеи, которые у него есть, наверное, правильные. Вопрос в том, когда они воплотятся в жизнь.

Р. КАРИМОВ: Давайте вернёмся к прогнозам. Что скажете об отношении рубля к евро?

Д. ПЕТРОВ: Наш внутренний анализ, который основывается на инфляции в ЕС, показывает, что той инфляции, которую ожидал Банк Европы, на данный момент не происходит. И наши экономисты изменили свой прогноз в сторону снижения ставки уже в марте. В такой ситуации евро, наверное, будет падать по отношению к доллару. Мы ожидаем, что ситуация, близкая в паритету, будет достигнута уже к концу второго квартала этого года. С другой стороны, всё-таки есть ожидание повышения ставок со стороны федерального резерва.

Р. КАРИМОВ: А что, по-Вашему, будет в отношении рубля и евро?

Д. ПЕТРОВ: Рубль будет расти в отношению к евро в течение года больше, чем к доллару. Поэтому мы рекомендуем покупать рубль против евро в среднесрочной перспективе.

Р. КАРИМОВ: Вы можете объяснить механизм? Если у человека есть какие-то сбережения, что ему делать? В какой месяц?

Д. ПЕТРОВ: Наши рекомендации всё-таки больше для финансового рынка, мы позиционируем себя через деривативные инструменты. Что касается частных вещей, это зависит от определённого инвестора. Человеку, имеющему крупное состояние в России, нужно иметь часть сбережений в рублях, часть — в долларах, часть — в евро. Опять же это зависит от вашего возраста, от горизонта планирования. Человеку, которому 25 лет, было бы более интересно вкладывать в рисковые активы, может быть, даже в российские, потому что у них сейчас самая большая доходность — в течение 3–5 лет. А если человек пожилой, то ему нужно хранить какую-то часть в рублях, какую-то — в долларах, какую-то — в евро. Надо не забывать о том, что эти депозиты не платят большие проценты, несмотря на то, что был инфляционный шок.

Р. КАРИМОВ: Может быть, стоит и на другие валюты обратить внимание?

Д. ПЕТРОВ: Может быть. Например, турецкая лира сейчас считается недооценённой. Не всегда стоит рассчитывать на доллар как на основной контрбаланс. Всегда можно смотреть на другие инструменты.

Р. КАРИМОВ: Что будет с экономикой? Когда Вы видите рост российской экономики?

Д. ПЕТРОВ: Скорее всего, в начале 2017 года — в 1–2 квартале.

Р. КАРИМОВ: Спасибо. С нами был Дмитрий Петров, экономист по России и СНГ компании Nomura, автор самых точных прогнозов по курсу рубля в рейтинге Bloomberg.