Т. ДВИДАР: Добрый вечер, с вами Таймур Двидар. Этим вечером мне придётся пошевелить ваш разум, обратив внимание на угрожающие сюрпризы, которые нам готовит стремительно развивающийся кризис в Европе, и чем это грозит нашей стране. Я пригласил сегодня известного журналиста, в прошлом депутата Европарламента, господина Джульетто Кьеза.

Д. КЬЕЗА: Добрый вечер.

Т. ДВИДАР: Я начал в преамбуле говорить о европейском кризисе. Это не очень популярная формулировка, потому что с экономической точки зрения в Европе не всё так плохо, как у других. Мы следим за новостями в западных СМИ, видим картинки тревожных событий: беженцы, вопрос лидерства, мы чувствуем, что не совсем всё так хорошо в межъевропейских политических кругах. Нет шенгена – восемь стран установили очень плотные проверки на границах.

Д. КЬЕЗА: Но ещё шенген не отменили.

Т. ДВИДАР: Только разговоры об этом идут.

Д. КЬЕЗА: По существу, он уже не действует, а юридически остаётся в силе. Но это временное явление.

Т. ДВИДАР: Господин Рар, немецкий аналитик, говорит, что Европа находится на грани революции. Приведу некоторые факты для аудитории. В Швеции приезжий зарезал сотрудницу миграционного центра, это показали у нас по каналам. В Дании правительство собирается отбирать средства у беженцев, чтобы компенсировать расходы на их пребывание, причём они уже не мигранты. Сейчас поступила информация, что финны депортируют 20 тысяч беженцев, а шведы – 80. Я не очень уверен, насколько информация проверена. Что происходит, чего мы не знаем? Я Вас очень прошу: попробуйте в двух словах рассказать нам то, чего мы не видим.

Д. КЬЕЗА: В двух словах это невозможно, задача сложная. 

Т. ДВИДАР: У Вас целый час.

Д. КЬЕЗА: Одновременно происходят разные вещи. Одна из них – фундаментальная. Сам факт существования потока мигрантов – это эффект мировой глобальной политики. Тридцать лет назад мы, Запад, приняли решение разрешить свободное передвижение капиталов, миллиарды евро, долларов проходят через границу без всякого контроля, до сих пор. Одна большая компания решила делокализировать, переместить заводы, закрыть здесь и открыть в другом месте на выгодных условиях.

Т. ДВИДАР: Имеется в виду Китай, ближневосточные, африканские страны?

Д. КЬЕЗА: Румыния, Болгария, Южная Корея и так далее. Кто могут, принимают решение мгновенно, миллион людей безработных. Условия жизни меняются радикально, а эта вещь затрагивает судьбу нескольких десятков миллионов людей. Мы создали условия жизни, в которых не могут быть миллионом людей. У меня есть много арабских друзей в Италии, которые рассказывают нам, что происходят удивительные вещи в Африке, например, все обычаи меняются. Человек из одной деревни выходит, идёт во Францию, и туда, где он жил, сразу начинают поступать деньги. Все остальные смотрят: он там, он зарабатывает очень хорошо, мы тоже пойдём. Мы сломали жизнь миллионов людей из-за наших соображений. Более того, Европа до сих пор финансирует крестьян, французские сельскохозяйственные производители получают огромную поддержку со стороны государства. Италия делает тоже самое. Получается, что наше сельскохозяйственное производство становится очень дешёвым в отношении тех, кто производит тоже самое в Африке. Мы создаём ситуацию, когда они не могут быть конкурентоспособными по сравнению с нашими производителями, значит, их рынок полностью разрушается, они остаются без работы. Они движутся невероятно, они должны есть, пить, жить. Это первая часть.

Мы уже создали глубочайшее неравенство между Европой и остальными, например, Северной Африкой. Мы сломали равновесие, которое существовало десятилетия. Поток, который мы создали, будет увеличиваться. Всё, что мы видим сейчас, только первые ласточки, через два-три года будет в пять больше.

Два-три года назад, 3 тысячи человек умерли за два года, это люди, переехавшие через Средиземноморье. Всё-таки переходить через Средиземноморье – сложное дело. Многие прошли, но и многие умерли. Это был более-менее контролируемый поток. Не миллионы, не 100 тысяч, это было 30–60 тысяч. Они все шли в Италию, потому что туда самая близкая дорога из Северной Африки – в Сицилию, Лапедузу ехали. А сейчас совершенно иная ситуация. Мы сломали Ливию, наши европейцы, НАТО, Франция, Великобритания, атаковали в прямом смысле свободное государство, автономное и суверенное и произвели другой поток, более сжатый, драматичный. Люди уходят из войны – это другое дело, это не экономические предпосылки.

Т. ДВИДАР: Беженцы другого характера.

Д. КЬЕЗА: Да. Люди умирают сразу, дети тоже. Третий момент, самый существенный, тот который рождает нынешняя ситуация – это Турция, которая до сих пор была в стороне, с ухудшением ситуации войны ИГИЛ с Сирией, но существует план, как я считаю. Господин Эрдоган принял решение: хорошо, сейчас поставим Европу в трудное положение, потому что мне не выгодно, у меня есть Сирия в руках, не хочу останавливаться, у меня есть свои планы в отношении курдов, я хочу, чтобы Европа не мешала мне. Господин Эрдоган в какой-то мере и в определённом смысле является самостоятельным игроком, чего раньше не было: раньше были США, которые всем управляли. А сейчас не только он, есть несколько игроков: Саудовская Аравия, Катар, Турция, Израиль плюс США – пять игроков, цели которых совпадают не во всём.

Т. ДВИДАР: У Эрдогана 1 миллион 800 тысяч беженцев из Сирии и Ирака. В чём заключается план?

Д. КЬЕЗА: Поставить Европу в трудное положение. Есть Саудовская Аравия, которая играла свою роль вместе с Турцией, и может быть, даже группа американских неоклонов, которые хотят ударить по Европе по разным причинам, и которые давали ему добро: давай, открывай, границы. А в этот раз люди идут по суше, не через море.

Т. ДВИДАР: Граница Сирии и Турции в сторону Турции открыта?

Д. КЬЕЗА: Конечно. Он просто открывал, говорил: идите. А единственная проблема – узкая часть моря между Турцией и Грецией, а остальное – идёт по суше. А на суше намного проще, люди могут ходить по земле, и движутся уже не 20 тысяч, а 600.

Т. ДВИДАР: А путь куда держат?

Д. КЬЕЗА: У всех одна цель – Германия, самая процветающая часть Европы. Многие останавливаются в других странах, но в основном идут в Германию. Идя в Германию, они проходят пол-Европы: Македонию, Сербию, Румынию, Болгарию, Венгрию, а потом распространяются во всех направлениях. Их цель – пройти. А все эти государства оказались в ситуации, которую они не предвидели, не могли бы парировать, организовать себя. Они не готовы, даже Италия, Франция, Германия не готовы на такой поток, они не могут его сдержать. Из-за этого сказать, что все институции общественной жизни попали в кризис, недостаточно.

Т. ДВИДАР: А как вы будете жить, сосуществовать с этими людьми, ведь они приходят с мышлением, отличным от вашего?

Д. КЬЕЗА: Конечно. Они приходят с другой религией, другими обычаями.

Т. ДВИДАР: Другим представлением о жизни.

Д. КЬЕЗА: Конечно. Эти люди живут в другом веке. Очень сложное сочетание: наши технологии, наши телефоны, наш интернет. Каждое утро они смотрят на телефоны, которые у них в руках и видят ложь западной информации. Представление Европы, которую мы создаём, это не правда, всё, что мы показываем. Телевидение говорит об образе жизни, которое не существует, значит, это мечта.

Т. ДВИДАР: В рекламе, развлечениях, новостях.

Д. КЬЕЗА: Свободные женщины, фильмы. Это, конечно, не правда, но они об этом не знают, не могут знать. Я читал удручающие цифры: в новом поколении египтян из 120 миллионов, живущих в Египте, почти 60%  младше  20 лет.

Т. ДВИДАР: Молодая нация, да. И это большая проблема. Если к этому подключить проблему безработицы, то это ужас.

Д. КЬЕЗА:  Вы говорите, что у них есть отличное представление по сравнению с нашим. Конечно, не может быть по-другому: мы дали им технологию, которую они очень дёшево могут купить. Плюс мы дали им ложную фотографию нашей жизни. Они приходят в Германию и удивляются тому обществу, которое их встречает и которое совершенно не может дать им эти вещи.

Т. ДВИДАР: Россияне не попадают в этот круг удивлённых людей?

Д. КЬЕЗА: Есть, но сейчас меньше. Сейчас произошло оздоровление, но с самого начала было так, все думали, что на Западе – рай.

Т. ДВИДАР: Я про технологии.

Д. КЬЕЗА: План политический есть: Эрдоган и Турция играли это сознательно, чтобы поставить Европу в трудное положение, особенно Германию.

Т. ДВИДАР: Мягко говоря. Мы увидели картинки сформированных отрядов самообороны в Европе: группа крепких спортивных мужчин, которые формируются в небольшие бригады, дабы защищать свой район, свой город, свою деревню от групп мигрантов. Что происходит с Европой?

Д. КЬЕЗА: Трудно сказать, что происходит по существу.

Т. ДВИДАР: Это правда или нет?

Д. КЬЕЗА: Я думаю, что в основном неправда. 90% из этих людей неорганизованные.

Т. ДВИДАР: Я про отряды.

Д. КЬЕЗА: Я итальянец, у нас есть «Северная лига», сейчас они прекратили это, но несколько лет назад тоже организовали такие отряды. Никого не нашли, они умерли сами собой. Конечно, они делали походы, смотрели, но не было ничего.

Т. ДВИДАР: Но в Германии это сейчас происходит.

Д. КЬЕЗА: Но я не думаю, что мигранты так хорошо организованы. Они не способны на организацию, это стихийные вещи.

Т. ДВИДАР: Я задаю вопрос про бригады, потому что европеец всегда жил в комфорте, государство охраняло его безопасность, дети европейца бегали, гуляли во дворе, на улице, никто за них не переживал. Сейчас меняется сознание. Если европейское общество, предположим, немецкое, в частности, начнёт разворачиваться в обратную сторону, куда это приведёт, к чему, к какому сознанию?

Д. КЬЕЗА: Вы затрагиваете проблему, которую никто не хочет в Европе изучать. Мы тоже не готовы.

Т. ДВИДАР: Слово нацизм здесь уместно?

Д. КЬЕЗА: Есть, конечно. Есть политическая игра, и эта ситуация играет в направлении ксенофобии. Люди хотели бы жить спокойно, сейчас спокойствие уменьшается. Я не говорю, что оно разрушено, это не правда, это преувеличение, но ситуация становится сложнее. Иностранцы нам угрожают – это ксенофобия? Это ксенофобия в чистом виде. Значит, нацистские, фашистские настроения могут быть использованы, чтобы создать движение защиты нашей ценности. Я говорю здесь однозначно: есть очень сильное преувеличение из-за политических игр.

Т. ДВИДАР: Кто может быть заказчиком факела ксенофобии?

Д. КЬЕЗА: Я считаю, что Кёльн, и всё, что там происходило, не имеет ничего общего с мигрантами. Конечно, мигранты были использованы, но кто это организовал, знал это прекрасно.

Т. ДВИДАР: Кто организовал?

Д. КЬЕЗА: Секретные службы Запада, частные секретные службы, даже немецкие, плюс секретные службы США. У них есть сколько угодно денег.

Т. ДВИДАР: В российских СМИ, на центральном телевидении и не только, была волна, что это варвары, дикари набрасываются на людей, рвут в клочья, насилуют. Когда я готовился не только к этому эфиру, а ещё на прошлой неделе, смотрел западные ролики на YouTube, где американский акцент, информация подаётся на английском языке для европейцев, и это наводит меня на мысль о том, что где-то здесь собака порылась.

Д. КЬЕЗА: Смотрите в совокупности: Франция получила два очень серьёзных теракта в течение одного года, Charlie Hebdo и в ноябре, в Германии был один, только немецкие, Кёльн – четвёртый. Атака против Volkswagen, юридическая, якобы, атака против Reno – всё относится к Франции и Германии. Вопрос остаётся открытым: почему именно так?

Т. ДВИДАР: Очень интересная мысль затронута. Господин Кьезо почти напрямую обвиняет господина Эрдогана в попытке поставить Европу, мягко говоря, в неудобное положение.

Д. КЬЕЗА: На колени, можно сказать. Конспирология мне не нравится, потому что человек размышляет, чтобы найти какие-то странные ответы –  смотрите факты. Я вам сказал: два теракта против Франции, оба очень сомнительные, я досконально анализировал их.

Т. ДВИДАР: Вы уверены, что это ИГИЛ?

Д. КЬЕЗА: Уверен. ИГИЛ – это инструмент секретной службы США. Не надо доказывать, есть множество документов. ИГИЛ финансировался Саудовской Аравией, а она очень тесно связана с Америкой.

Вы говорите, ИГИЛ ли это. Конечно, это люди ИГИЛ, но кто это подготовил? Практически все те, которые приняли участие в терактах в ноябре в Париже, были под контролем милиции, полиции, секретных служб. Они все без исключения были криминалами мелкого порядка.

Т. ДВИДАР: Хулиганы обыкновенные.

Д. КЬЕЗА: Да. А вы думаете, что они способны самостоятельно организовать такую операцию, как в театре «Батаклан»?

Т. ДВИДАР: Может, гении.

Д. КЬЕЗА: Я не конспиролог, я журналист. Кто может мне объяснить, что четыре камикадзе, которые убили себя в Париже 13 ноября, не убили практически никого? Самоубийцы, которые убивают только себя? Первый, который взорвал себя около стадиона: его не пустили внутрь, там было 80 тысяч человек. Он попытался войти, у него не было билета, он отошёл от пункта вхождения в стадион на 20 метров и взорвал себя, убил случайно одного человека, который был в 10 метрах от него. Второй убил себя в одиночестве, есть свидетели. Витрина магазина даже не сломалась. Третий взорвал себя в уголке одного переулка, где был в одиночестве. Четвёртый сидел на Бульваре Вольтер на террасе, позвал официантку, чтобы сказать, что хочет пить. Он не кричал «Аллаху Акбар», молча спокойно сидел. Она приближается, и он взрывается. Он убивал себя, она была только ранена.

Четыре камикадзе убивают себя, не убивая других людей. Зачем? Объясните мне. У меня есть представление, что у них не было никакого пояса, был обычный телефон, переполненный взрывчаткой, которой было достаточно, чтобы убить человека, если он возьмёт его в пиджаке.

Т. ДВИДАР: У нас сегодня очень много интересного открывается в эфире, мы действительно слышим журналиста, а не конспиролога, он говорит конкретно и намекает очень открыто не только на американские или западные спецслужбы, но и на средства массовой информации, которые весь ужас доставляют.

Д. КЬЕЗА: Никто не рассказал об этом.

Т. ДВИДАР: Этой мысли широко я и в России не слышал.

Д. КЬЕЗА: Я не читал ничего подобного в России.

Т. ДВИДАР: Потому что расстрел людей затмил факты, которые вы только что привели, которые заставляют задуматься.

Д. КЬЕЗА: Я читал о реконструкции терактов в трёх больших европейских журналах: The Wall Street Journal, The New York Times, The New Republic – огромные материалы, 20 журналистов, и ни один не дошёл до того, чтобы проанализировать то, что я вам сказал. Это ни странно?

Т. ДВИДАР: Очень подозрительно.

Д. КЬЕЗА: Никто об этом не упомянул, а я удивляюсь. Камикадзе, которые великолепно организованны, но никого не убивают.

Т. ДВИДАР: Может, Вы не боитесь или сумасшедший?

Д. КЬЕЗА: Всё, что я вижу, очень рационально. Я думаю, это специалисты.

Т. ДВИДАР: Но это же опасно говорить.

Д. КЬЕЗА: Многие давно мне говорят это, когда я ещё начал с 11 сентября 2001 года.

Т. ДВИДАР: У меня был вопрос, как вам это пропустили, были последствия?

Д. КЬЕЗА: Нет.

Т. ДВИДАР: Мы сейчас говорим  с господином Кьеза о его фильме, разоблачающим события 11 сентября в США.

Д. КЬЕЗА: Исследование с нуля.

Т. ДВИДАР: Примем звонок. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, спасибо Таймур, что пригласили такого знаменитого человека. Я давно с ним знакома благодаря тому, что его произведения и выступления есть у нас в левой печати. Джульетто, я очень Вам благодарна за Ваши статьи, и всё это я знаю, и о плане. Есть ещё «РенТВ», где Вы тоже бываете у Прокопенко. Вы говорите про план унижения и уничтожения Европы, это всё понятно, а что Вы скажете о духовном перерождении – это тоже план? Традиционные ценности  разрушаются политиками Европы, как будто бы нарочно.

Д. КЬЕЗА: Спасибо за комплимент. Я считаю, что глобализация, которую все пережили в эти годы, была направлена на изменение духовного состояния Запада. Образ жизни США сильно отличается от образа жизни Европы. Я не хочу хвалить Европу, но мы другие по сравнению с американцами. Сам факт, что мы другие, мешает планам, которые у них есть. И планы, которые у них есть – это полный контроль всех 85 миллионов европейцев и западных людей. Мы должны быть все на одной волне, это означает изменение западной цивилизации. У вас есть великолепный писатель, которого надо читать, Александр Зиновьев, он всё это предвидел уже давно. Когда я вижу происходящее, для меня всё ясно: они идут в прямом смысле на изменение наших чувств. Очевидно, что они контролируют наши мысли уже давно.

Т. ДВИДАР: Вы принимали участие в заседании Бильдербергского клуба?

Д. КЬЕЗА: Нет, никогда, меня не приглашали.

Т. ДВИДАР: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Рубин, Санкт-Петербург. Вы не считаете, американцы решили, что европейской резервной валюты не должно быть и из-за этого всё затеяли? Они же вывели своё производство из страны.

Д. КЬЕЗА: Я не экономист, я не знаю всей секретной игры. Есть золото, кризис, который американцы экспортировали в Европу в 2008 году, но я не знаю, какие у них планы, они гиганты, они определяют всю нашу жизнь.

Т. ДВИДАР: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня зовут Евгения, город Москва. Готовы ли граждане ЕС и США заплатить за свою безопасность передвижением капиталов в страны, которые в недалёкой исторической ретроспективе были разрушены альянсом НАТО и другими западными странами?

Д. КЬЕЗА: Конечно, не готовы. Они хотели бы скрывать по мере возможности всё, что сделали. И одна из причин кошмара, который происходит, потому что все газеты, телевидение, журналы, которые принадлежат им, не хотят говорить правду. Я не доверяю нашей прессе, потому что она систематически врёт, преувеличивает или преуменьшает. Миллионы людей ничего не знают, потому что они под контролем средств массовой информации властителей.

Т. ДВИДАР: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Евгений, Москва. Клуб Рокфеллеров почил, наследников у него нет, кто сейчас управляет Америкой?

Д. КЬЕЗА: Трудно сказать, кто, я несколько раз уже чётко об этом писал. Те хозяева вселенной, которые управляют процессом, действительно, пытаются управлять, это около 200 человек, не больше, тех, кто имеют реальную власть над миром. Но на Западе принято говорить – новый мировой порядок, который предусматривает, что Запад захватывает всю планету. Но не получится: там есть 1 миллиард 400 миллионов китайцев, миллиард индийцев, есть Россия, есть много других, которые не управляют ситуацией, и ситуация выходит из-под контроля этих людей, и у них рецепта нет – хаос. 

Т. ДВИДАР: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Галина, Санкт-Петербург. Дорогой Джульетто, почему нигде никто не говорит о первопричине всех проблем беженцев? Дело-то в том, что америкосы манипулируют всем миром.

Т. ДВИДАР: Мы сидим в эфире и говорим об этом.

СЛУШАТЕЛЬ: Демократические государства имеют право бомбить, уничтожать сотни тысяч людей, города, целые государства – почему не рассматривают этих людей?

Д. КЬЕЗА: Миллион людей в Европе находятся в ситуации, когда у них нет инструментов защиты, вот и всё. Старые партии уже коррумпированы или вовлечены в эти дела с большой долей ответственности. Люди смотрят вокруг себя и не имеют представителей. Сколько будет длиться эта ситуация не знаю.

Т. ДВИДАР: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Вячеслав, Питер. Простой математический вопрос: беженцы бегут в Европу, дорога туда стоит не меньше 10 тысяч долларов. Их миллион. Если умножить эти цифры, получатся огромные деньги. Откуда у них такие деньги?

Т. ДВИДАР: Откуда Вы взяли, что такая стоимость? С Ближнего Востока приехать стоит 1500–2000 евро.

Д. КЬЕЗА:  Примерно такой размер. Разные цены: есть те, кто имеют деньги, это средние слои Сирии, они заплатят, сколько могут, а есть очень бедные люди. Я своими глазами видел, как около ста молодых ребят в возрасте 8–9 лет перешли Средиземноморье, они не платили ничего, они бегут.

Т. ДВИДАР: Это из российских ток-шоу, где очень авторитетные фигуры называют беженцев богатыми. Я пытался донести, но спасибо вам, Вы сейчас прояснили ситуацию, причём Вы в Сирии бывали неоднократно и точно знаете стоимость переезда в Европу. Не пробовали маршрут, кстати?

Д. КЬЕЗА: Не пробовал, он довольно сложный.

Т. ДВИДАР: Не надо. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Вас не удивляет русский народ, миллионы которого живут на менее, чем 3 доллара в день?

Д. КЬЕЗА: Не удивляет. Я знаю, что у вас произошла трагедия, как говорит ваш президент, разрушение Советского Союза, что для многих людей означало обнищание. Я думаю, что это надо скорректировать как можно быстрее, и чем быстрее, тем будет лучше для вас и всей Европы.

Т. ДВИДАР: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей, Подмосковье. В своих книгах Фаллачи лет 15 назад писала о том, что творится сейчас. Вы не считаете, что всё идёт по её сценарию, и какие прогнозы, если следовать её книге?

Д. КЬЕЗА: Книга Фаллачи – удручающее явление, так называемое превосходство европейцев. Она фашистская по существу. Она предвидела в какой-то мере, что другая цивилизация идёт и захватывает Европу, это фашистские, ксенофобские представления. Не происходит всё, что она предвидела, происходят совершенно разные вещи, когда она писала, всё, что я сегодня рассказал, не существовало. Это просто ксенофобия, не думаю, что она что-то предвидела.

Т. ДВИДАР: Последние 100 лет все умные и не очень предрекают конец или закат Европы, и ничего не происходит. Есть какой-то демпфер, защитный механизм в Европе, когда люди прекращают выяснять отношения, деструктивную политику и мобилизуются дабы сохраниться?

Д. КЬЕЗА: Когда Европа начала строить себя, была хорошая идея создания союзного государства без войны, и я поддерживал это с самого начала. Но потом происходили вещи, которые невозможно было предвидеть. В Европу включились практически все восточно-европейские страны, включая Прибалтику, Польшу.

Т. ДВИДАР: Чужих помышлений.

Д. КЬЕЗА: Абсолютно.

Т. ДВИДАР: Не очень отличающихся от тех, кто в Северной Африке.

Д. КЬЕЗА: Я использую такое выражение – три прибалтийские республики, Польша не пережили нацизма. Они никогда не корректировали себя, они мыслили против логики Европы. Германия, наоборот, пережила, сделала корректировку, признала его вину в этом деле. Они все управляемы США, Америка имеет прямой доступ к власти трёх республик Прибалтики и Польши. Так объясняется, почему сегодня Европа не та, для чего была предназначена.

Т. ДВИДАР: Спасибо, допрос окончен, все свободны.