Фото РИА Новости

С. КОРОЛЁВ: У микрофона Сергей Королёв, всем доброго вечера. Сегодня 25 января — Татьянин день, день студенчества. В студии советник президента России Герман Клименко. На ОНФ Вас не зовут?

Г. КЛИМЕНКО: Председатель совета Института развития интернета.

С. КОРОЛЁВ: У меня остались вопросы по поводу интервью «Коммерсанту».

Г. КЛИМЕНКО: В моём ресурсе «Медиаметрикс» на седьмом месте по популярности за неделю газета «Ведомости», которая передёрнула факт, сказав, что советник президента владеет торрентами.

С. КОРОЛЁВ: Мы это опровергли в эфире на прошлой неделе.

Г. КЛИМЕНКО: Дело не в этом, она стала седьмой по популярности. Только она ушла — «Коммерсант» подскочил. Они заботятся обо мне, чтобы я не соскучился. Ко мне пришёл симпатичный, кучерявый мальчик в красных тапочках, что сразу показалось мне подозрительным.

С. КОРОЛЁВ: Лабутенах.

Г. КЛИМЕНКО: Это было хорошее, длинное интервью, я старался. Он меня спрашивал, я давал честные ответы. Потом он прислал мне цитаты на согласование. Там не было «подсуетился». Ситуация про аналогии: когда они начинают смеяться, тогда уже можно ничего не делать. Но мне кажется, что сегодня все посмеялись, потому что большего непрофессионализма от «Коммерсанта» я не ожидал. Если в «Ведомостях» сложно с фактурой, то хотя бы в терминах. А тут мальчик был вменяемым, но я не совсем понял, что они сотворили, хотя надеюсь, что эта новость тоже попадёт в топ. Это было большое интервью, мы час разговаривали, нет-нет, да фигню скажешь, вот эту фигню, наверное, и вытащили, я подозреваю.

С. КОРОЛЁВ: «Если «Кофеманию» и «Азбуку вкуса» закроют, тогда я уеду из страны», — то ли в шутку, то ли всерьёз говорит он, то есть, Вы. Это цитата. Вы уедете в таком случае?

Г. КЛИМЕНКО: Нет, конечно. Всегда есть дискуссия. Садишься разговаривать и начинается: это плохо, то плохо. Я говорю: в стране есть магазины на любой вкус, на любой уровень, не то, что было в моё время, в 80-90-е годы. У тебя есть право зарабатывать и тратить. В 14 лет мне очень хотелось зарабатывать деньги, мама была хорошим чиновником, но взяток не брала, мы жили достаточно бедно по ряду причин. Я пришёл устраиваться на «Почту России». Там попросили за 20 рублей в месяц и беготню по утрам справку с маминой работы, что она мало зарабатывает. Мне кажется, что такие истории печальны.

С. КОРОЛЁВ: Давайте поставим на этом многоточие с «Коммерсантом».

Г. КЛИМЕНКО: Я буду помнить. Помните анекдот про мальчика с феноменальной памятью? Всех поимённо запомню, а потом буду жестоко мстить.

С. КОРОЛЁВ: Российский телеком-оператор «Ростелеком» начал блокировку крупнейшего торрент-трекера Rutracker. Вы говорили, что это бесполезное занятие, тогда зачем это делают?

Г. КЛИМЕНКО: Сотрудники правоохранительных органов ловят нарушителей правил дорожного движения, но они же не иссякают. Есть вопрос: куда загоняем болезнь. Помните времена, когда проститутки на улицах в Москве стояли? Остались, просто их убрали с улиц. Здесь та же история: «Ростелеком» выполняет решение суда. У них уже создан домен New-rutracker, так же как был Rutor, появился New-rutor. Пользователи тут же перешли. Нельзя отбирать что-то, ничего не давая взамен. Есть термин про то, что надо лягушку варить постепенно. Я наблюдаю, как Центральный банк 20 лет борется с обналичкой. Нет операционных сложностей победить обналичку и уклонение от налогов очень быстро, но всё это встроено в экономику. Можно победить всё за один день, но будет цунами, взрывная история.

С. КОРОЛЁВ: А что взамен дать?

Г. КЛИМЕНКО: Например, договориться с AppStore, чтобы цены были низкие, или чтобы полгода всё было бесплатно, чтобы люди привыкали. Rutracker пользовались 8 или 10 миллионов человек. Неизмерима аудитория, которая пользовалась, не заходя на сайт — это пиринговая сеть, где люди друг с другом меняются, им не нужно никуда заходить. Изменить домен не сложно. Эффективность этой истории для меня загадочна. Она получилась пиарной, скандальной, термин «вечная блокировка» пугает, и люди на это реагируют. На практике для этих ресурсов это самое бесполезное наказание. Пиар потрясающий, другие торрент-трекеры страдают. Меня должны обвинить, судя по газете «Ведомости», что я переживаю за себя, вдруг это мой торрент, то посещаемость падает.

С. КОРОЛЁВ: Вы близкий к этому торренту. Как он называется?

Г. КЛИМЕНКО: Torrnado. Но он всё равно не вырос. Огромный пласт информации, который там есть и который не обременён авторскими правами, является национальным достоянием, доступным людям в регионах. Я находил там прекрасные спектакли. У меня была однажды фобия: я пересмотрел все спектакли «Короля Лир». Чудесный Король Лир в исполнении Ульянова — редкая история. Они не защищены авторскими правами, на это нет спроса. Я, может, и заплатил бы за эту историю, но нет ценника. Там люди коллекционеры-фанатики тратили тысячи человеко-часов. Давайте забаним «Википедию» из-за статьи о наркотиках. Давайте научимся всё-таки банить статьи о наркотиках, тогда будет счастье.

С. КОРОЛЁВ: «Объясните, пожалуйста, простыми словами, почему торрент-ресурсы блокируют, там же не контент, там ссылки. Зачем этот популизм? По аналогии надо блокировать и поисковики», — спрашивает слушатель.

Г. КЛИМЕНКО: У нас есть правообладатели, которые приходят в Госдуму с проектами определённого сорта законов. Почему они выбирают такие пути, обращаться надо к ним, я не могу ответить за них. Если бы спросили меня, я бы предложил попробовать договориться. Вся статистика потребления контента говорит об одном: есть единственная прямая доказанная зависимость между потреблением контента и соблюдением авторских прав — это рост экономики. Если падает экономика, бессмысленно стучать палкой по голове людям и требовать, чтобы они из своего скудного бюджета выделяли деньги. Меня уже начали обвинять в том, что я призываю не замечать эту историю. Замечать надо, но есть вопрос приоритетов. И когда курс прыгает, доходы у людей падают, правильно не требовать: а ну-ка, заплати за киношку, а правообладателям резко снизить цены. Если кино сейчас стоит 300, пусть оно будет стоить 30. Я уверен, произойдёт резкий отток от Rutracker, а потом поставьте 50. Научитесь варить лягушку. Но они не готовы, они хотят денег. Если говорить простыми словами: правообладатели требуют своё, можно назвать их жадными упырями или как угодно. Не все, но общий смысл такой. История для меня загадочна, это очень низкий профессионализм. Если бы они, действительно, хотели бороться с торрентами, существуют другие способы. У меня с учредителями была скандальная история, когда мы готовили дорожную карту. Один из партнёров по Институту развития интернета — Медиа-Коммуникационный союз. Все инициативы мы публичили, не скрывали. Была идея технически запретить протокол UDP, на что народ обратил внимание. Это протокол обмена как раз. Если бы эта инициатива прошла, не нужно было никого блокировать, а сам по себе траффик, который идёт по сетям, не прошёл бы. Возник большой скандал, на что мы сказали Медиа-Коммуникационному союзу, что у нас выходит только согласованная история. Нас за это много долбали, я пытался объяснить, что наша задача — компромисс. По-простому — это проблема правообладателей.

С. КОРОЛЁВ: Как Вам идея бизнес-омбудсмена Титова создать партию предпринимателей?

Г. КЛИМЕНКО: С одной стороны, я двумя руками за. Но один раз я уже обжёгся. Должен покаяться: когда Прохоров возглавил «Правое дело», я понял, в чём гениальность затеи. Бизнес — это когда человек честно берёт на себя удар, говорит: до свидания, Google, Microsoft.

С. КОРОЛЁВ: До свидания LiveInternet.

Г. КЛИМЕНКО: LiveInternet — это российская компания, её надо защищать. Снизить налоги, отменить НДС, ввести налог с продаж, налоги должны платить сами — нормальные лозунги. Я понял, в чём была хитрость: бизнесмены пойдут за ним, а сотрудники бизнесменов, которые работают, потому что уважают, тоже пойдут и проголосуют. Он наберёт свои 11-12%, у нас будет представительство. Была песня «Как заблуждалась я». Когда Прохоров втянулся в политику, зарплаты учителей, в дискуссию с коммунистической партией, которая свою зону оттоптала. Я расстроился, потому что выяснилось, что Прохоров не собирался защищать никакой бизнес. У нас в стране защищать бизнес — это примерно как я сейчас защищаю российский интернет. Он не захотел взойти на свою Голгофу.

С. КОРОЛЁВ: А Вы понимаете, от кого Вы защищаете интернет?

Г. КЛИМЕНКО: Конечно.

С. КОРОЛЁВ: От кого?

Г. КЛИМЕНКО: Я пытаюсь выровнять права. Есть понятие компрадорская буржуазия, когда приезжали к индейцам испанцы, и местные жители, которые хотели стать такими как испанцами, клали всю страну под ноги. Я пробую защитить нашу страну. Причём они всё сделали в Крыму: отключили платные сервисы Microsoft, Google, прекратили оплату картами. Когда бы ещё мы смогли это преодолеть и сделать свою национальную платёжную систему, если бы они сами нам в этой части не помогли, просто пнули нас. Здесь такая же история: своих надо защищать, может, они некузявые, но надо.

С. КОРОЛЁВ: Возвращаемся к партии предпринимателей. Вы привели хороший пример с «Правым делом», предположим, во главе встаёт Титов. Клименко будет в этой партии или нет?

Г. КЛИМЕНКО: Если такая партия появится, я в любом случае пойду и проголосую за Титова. Я не буду от этого рад.

С. КОРОЛЁВ: Или вольюсь в ряды?

Г. КЛИМЕНКО: Нет, я не готов, один раз обжегся, хочу сперва посмотреть на эту историю. Я не всегда согласен с нашим министром связи, но всегда его поддержку, потому что среди всех чиновников он самый грамотный специалист, с ним можно не соглашаться, но признавать, что он нас поддерживает всегда, надо. Мы очень умные: а давайте своих покритикуем. А мне кажется, что своих сначала надо поддержать, а потом внутри спорить. Меня пытались с министром столкнуть лбами, я ратую за замену Windows на отечественное программное обеспечение, а вроде бы министр заявил, что нам отечественная операционная система не нужна, нужна разработанная со странами БРИКС. Когда нас пытались столкнуть, я сказал: давайте каждый будет заниматься своим делом. У нас могут быть разночтения, но в основном мы совпадаем: наш интернет должен развиваться.

Я всегда поддержку Титова, как и любого человека, который придёт во власть защищать бизнес. У нас проблема хлопка одной ладонью: выходит Силуанов, Кудрин и говорят, что надо повышать налоги, никто не может выйти и объяснить, почему это вредно. Получается всё время игра в одни ворота. Когда идёт история про образование или медицину, есть с кем спорить, про бизнес, про налоги — второй стороны нет. Если Борис Титов, действительно, создаст партию бизнесменов, я пойду и проголосую за него. Если кто-то ещё создаст, я пойду два раза проголосую, если смогу юридически, и всю семью выгоню голосовать.

Есть «Деловая Россия», которая больше лоббист крупных компаний, а партия — это немного другое, надо защищать таких как я, но ещё до того, как я стал советником президента, сейчас меня защищать не надо.

С. КОРОЛЁВ: Сейчас Вы сами должны защищать.

Г. КЛИМЕНКО: Почему Вы всё время путаете с омбудсменом? Есть Дмитрий Мариничев. Я не защищаю, я отвечаю на вопросы.

С. КОРОЛЁВ: Интересы отечественного перед зарубежным — Вы же сами говорите.

Г. КЛИМЕНКО: Если я буду считать наоборот, то приду к Владимиру Владимировичу и скажу, что это не правильно. Моя задача быть экспертом, понимать, со всеми разговаривать и предлагать разумные решения. Например, сейчас большая проблема — трансграничная торговля. Облагать е налогом или нет? Лучше когда наши граждане покупают дешёвые iPhone, но при этом миллион человек теряют рабочие места, или когда все покупают чуть-чуть дороже, но у нас есть миллион рабочих мест.

С. КОРОЛЁВ: iPhone сейчас дешевле в России.

Г. КЛИМЕНКО: Я про Android, про проводочки, весь тот хлам, который идёт с Alibaba в количестве 300 тысяч посылок в день.

С. КОРОЛЁВ: Так облагать или нет?

Г. КЛИМЕНКО: Я считаю, облагать.

С. КОРОЛЁВ: Каким налогом?

Г. КЛИМЕНКО: Если свыше 20 евро, то фиксированная сумма. У нас есть какие-то мотивы. Вопрос даже не в цифрах. Средний чек на Alibaba — 20 долларов.

С. КОРОЛЁВ: И свыше 20 Вы предлагаете облагать?

Г. КЛИМЕНКО: Да. Но это не я предлагаю, есть разнообразные решения, Бразильское решение, Евразийского союза.

С. КОРОЛЁВ: Вы же не станете эти решения президенту перечислять.

Г. КЛИМЕНКО: Федеральная таможенная служба сейчас готовит. Я выступаю в роли медиатора. Есть ФТС, Федеральная налоговая служба, индустрия, у которых есть свои мысли. Когда мы выйдем с согласованным решением, тогда я буду советовать. Проблема советника, как мне кажется, утрясти все истории и выработать решение, которое если президент примет, ссылаясь на меня, было наименее конфликтным и максимально эффективным.

С. КОРОЛЁВ: В итоге Вы ушли от вопроса. Вы за налоги или против?

Г. КЛИМЕНКО: Я за регулирование. Сейчас это не регулируется. Существуют истории, когда приезжают несертифицированные китайские товары. У меня знакомые ребята делают игрушки. Чтобы лицензировать очередную новую игру, им нужно потратить полгода. Дешевле заказать в Китае и выставить от китайского магазина, тогда вообще ничего делать не надо, в Китае никаких проблем. Это называется конкурентным преимуществом на полгода вперёд, и люди так работают. Очень многие товары, которые мы оттуда получаем, во многом — наши товары, потому что здесь наше собственное компрадорское чиновничество, может даже не со зла, но если я хочу лицензировать игрушки, то должен на Эльбрус подняться, на Голгофу даже легче. А в Китае просто заказал, тебе всё сделали без проблем, и через Alibaba покупайте сколько хотите, никто к вам никаких претензий не предъявит.

С. КОРОЛЁВ: Следующая тема: сегодня в Госдуме депутат Олег Нилов от «Справедливой России» предложил отключить ИГИЛ от доступа во всемирную сеть. Уже обратился со своим планом в российский МИД, призвал дипломатическое ведомство поднять на международном уровне этот вопрос. Технически это реализуемо?

Г. КЛИМЕНКО: Меня когда-то интересовало, как устроена американская политическая система, как Шварценеггер, как Рейган могли. У них принято, что когда ты пришёл во власть, юрист — это святое. Ты хочешь сказать фигню, отдал юристу, он ответил, что это нормально. Ты приходишь руководить компьютерной компанией, заведи себе зама по компьютерам. Мне кажется, нужно придумать законопроект, что если депутаты говорят про сельское хозяйство, то обязательно должны взять в совет представителей из Российской академии сельского хозяйства, если он высказал что-то про интернет, то прийти в РАЭК прежде, чем сказать.

С. КОРОЛЁВ: Я понял: отправлять каждый законопроект депутата на профессиональную экспертизу.

Г. КЛИМЕНКО: Они сперва наговорят фигни, потом её напишут, а потом это к нам приходит. Прежде чем сказать, звонит юристу, заказывает профессиональную консультацию. Если случайно нет на это денег, то чтобы он позвонил в консалтинговую компанию, желательно отечественную, а не PricewaterhouseCoopers, и спросил, логично ли так сделать. Они ответят: так нельзя, и вопрос будет закрыт. Вы просите прокомментировать, а я в растерянности.

С. КОРОЛЁВ: Позвонил бы Вам Нилов посоветоваться и спросил, стоит ли ему такое говорить.

Г. КЛИМЕНКО: Конечно, нет. Спросите меня, как я представляю себе балет? Я бы ответил, что там девушки ростом 190 сантиметров с третьим размером груди – Вы бы долго смеялись. Я не знаю, о чём он говорит. Возможно, он живёт в параллельной реальности, где есть параллельный интернет, с которым можно сделать то, что он хочет. Всё, что можно сделать — отключить спутниковый интернет над этой территорией, ещё какой-то. Но всё, что он произносит, выглядит, как набор звуков.

С. КОРОЛЁВ: Вы смотрели сериал «The IT Crowd», «Компьютерщики»?

Г. КЛИМЕНКО: Нет.

С. КОРОЛЁВ: В одной из серии представили в коробочке интернет. Мне кажется, некоторые наши депутаты представляют его также, причём эту коробочку можно снять и убрать куда-нибудь.

Г. КЛИМЕНКО: В Госдуме есть нормальные депутаты, которые понимают, о чём надо говорить, но видимо они не озвучивают таких историй, потому что они запредельные.

С. КОРОЛЁВ: Герман, у нас первое место, начинаем подводить итоги. Врач Петерис Клява заявил, что 60-70% родителей дебильны. Обсудим это.

Г. КЛИМЕНКО: Тонко.

С. КОРОЛЁВ: Тонко и деликатно. «МК-Эстония», между прочим, ладно бы, какой-то российский ресурс.

Г. КЛИМЕНКО: Мы же объективны, это среди россиян самая популярная новость.

С. КОРОЛЁВ: Это удивительно.

Г. КЛИМЕНКО: Неудивительно, потому что родителей у нас много, все решили почитать, не относятся ли они к этому числу. Я не готов подтвердить цифры, которыми он оперирует. Он детский врач.

С. КОРОЛЁВ: Написано, что он похож на Доктора Хауса, хотя я бы не сказал.

Г. КЛИМЕНКО: У него эксцентричное поведение, это, скорее, бизнесмен Дмитрий Потапенко, у него экспрессивно-провокационно-популистский стиль подачи. Он утверждает, что 60-70% родителей дебилы, потому что из числа тех, кто приезжает, 60-70% детей без ремней на первом сидении. Были исследования, и как раз ремни для детей не очень хороши, для детей нужно ставить кресло.

С. КОРОЛЁВ: Некоторые родители ещё оставляют детей в машинах.

Г. КЛИМЕНКО: Он поднимает серьёзную проблему. Те истории, которые он приводит в пример, когда бабушка в бутылку из под лимонада налила уксусную эссенцию, ребёнок выпил, или ещё что-то, я не понимаю, как мы выжили-то в 60-80-е годы? А сейчас у нас превалирует бесконечная забота о детях: ты должен постоянно за ним следить, что-то делать. Моей дочке 10 лет. Я помню, как ходил в магазин в 8 лет. Я понимаю, что с одной стороны педофилы или враги, но с другой стороны, «Кофемания» с «Азбукой вкуса» есть. По отношению к детям мы становимся страшно запуганными. Отвозил в эти выходные дочку на шахматный турнир, а обратно хотел, чтобы она сама дошла до машины. При наличии телефона, iPad, легализованного места всё равно все нервничали: дедушка, мама, я. Мы довели себя до такого состояния. Был прекрасный фильм «Люди в чёрном»: он стрелял, а девочка ночью, среди монстров с учебником физики, он её и пристрелил. Если мы увидим ребёнка на улице одного, начнём резко дёргаться. Я не могу сказать, что это не отражает какой-то нашей действительности, но даже по статистике уголовных преступлений по сравнению с советской статистикой преступлений против детей и несовершеннолетних, выясняется, что она ничем кардинально не изменилась, только мы живём в большем страхе. Доктор на этой ниве как раз и спекулирует. Люди туда ринулись, прочитали, развели дискуссию, огромные страсти кипят в соцсетях, обвиняют друг друга в том, что они плохие родители.

С. КОРОЛЁВ: Я бы обратил внимание, что переключилось внимание на иной сюжет — это не курсы валют, не кипящие Сирия или Молдавия.

Г. КЛИМЕНКО: Кризис у нас стоит на втором месте. Всегда, когда смотрю новости, если вижу первой не экономическую, политическую или военную новость, значит, ещё хорошо.

С. КОРОЛЁВ: Вопрос от слушателя: «В Новосибирской области хотят потратить миллиард на интернет в каждый посёлок, село, деревню. Какой в этом смысл, если свет есть не везде?»

Г. КЛИМЕНКО: Хотят потратить и потратили — несколько разные вещи. Когда в Тверской области губернатором был господин Зеленин, собирались построить дороги, провести газ ко всем деревням. Там 5 тысяч деревень с населением меньше 20 человек. Хотим и делаем — очень разные вещи. Учитывая, что в государстве нет денег, это очень сложная история. Мне кажется, что государство должно тратить деньги на инфраструктурные вещи. Интернет — это абсолютно инфраструктурная вещь. У нас огромнейшая страна, и интернет — уникальная вещь, которая её связывает. Люди могут получать образование, коммуникации. С одной стороны, автор прав, если нет электричества, то интернет провести нельзя.

С. КОРОЛЁВ: Спутниковый.

Г. КЛИМЕНКО: Любой. Автор прав в полемическом задоре, но несмотря на то, что я военный, если можно миллиард потратить на авианосец или на интернет в маленьких школах, где учится по 5-10 детей, то это единственное, что можно сделать для детей, чтобы улучшить их будущее. Цифровое неравенство — самое страшное, которое ждёт нас в будущем, и государство в это должно деньги вкладывать, здесь я согласен. Другой вопрос, что сейчас с деньгами плохо.

С. КОРОЛЁВ: «В Узбекистане дети свободно ходят в магазины в первом классе», — комментируют слушатели.

Г. КЛИМЕНКО: В Костроме бегают сами, не везде всё одинаково, мы тоже переносим свои страшилки на другие регионы, Москва более активный и агрессивный город. Мне иногда кажется, что наши пробки в 9 утра из-за того, что мамочки детей в школу разводят на машинах. И мои развозят, и мои знакомые развозят. У нас порядка миллиона школьников, представьте себе, по Москве миллион автомобилей выезжает на дороги, я утрирую, которые создают пробочный шлейф.

С. КОРОЛЁВ: Второе место на этой неделе — этот кризис принесёт ещё две волны увольнений.

Г. КЛИМЕНКО: Мало чем отличается от первой новости.

С. КОРОЛЁВ: Это видео-интервью на Lenta.ru Алёны Владимирской.

Г. КЛИМЕНКО: Так оно расшарилось. Алёна Владимирская — известный полемист, работает в том же ключе, как доктор из первой новости: побольше чернушки, побольше Потапенко. Я даже не в плохом смысле: чтобы вас услышали, нужно людей шокировать. Единственное: почему не две, не три, не четыре волны? Кризис это или есть другое слово, описывающее нынешнее состояние? Сейчас для кадровиков раздолье: количество безработных зашкаливает, можно снять немного денег за трудоустройство, они становятся более сговорчивыми. Новость номер два больше говорит о том, что у людей вопрос работы стоит очень остро.

С. КОРОЛЁВ: Росстат опубликовал свежую статистику о том, что реальные доходы населения за год почти на 10% упали, при том что зарплаты вроде бы в среднем по стране на 4% увеличилась.

Г. КЛИМЕНКО: Рублёвая.

С. КОРОЛЁВ: Да. Средняя по России — 33 900 рублей в 2015 году. Что скажете, каков Ваш прогноз, сколько волн увольнения нам ждать в ближайший год?

Г. КЛИМЕНКО: Скорее, сектора.

С. КОРОЛЁВ: С какого начнётся? Банки уже подрезались.

Г. КЛИМЕНКО: Ещё есть куда, там будет огромный кадровый выплеск. Со строительством давно всё плохо. Офисный планктон будет серьёзно резаться.

С. КОРОЛЁВ: А что будет расти?

Г. КЛИМЕНКО: Каждый кулик своё болото хвалит, но есть объективные причины. Врач, профессор, преподаватель не может сняться из Москвы и уехать лечить в Америку. Там тоже плотненько с врачами, они защитились: лицензирование, язык. Врачу предложат таксистом поработать, потом устроиться медбратом, сдать сертификаты. А интернетчики, программисты, дизайнеры не лицензированы, они везде потребны. Мне уже жалуются, что из Ижевска народ поехал. Была зарплата 80 тысяч рублей, по курсу 30 — 2500 долларов, а сейчас стала 1000 долларов. А вакансии зарубежных компаний как были, так и остались, люди начали сниматься и уезжать, это большая проблема. Как говорится: земля русская нарожает ещё. Спрос на работу в Hi-Tech будет гипер-расти, и во всём, что с Hi-Tech связано. Было маленькое слово нано, которое придавало ценности любому продукту. Сейчас интернет, Hi-Tech будут спрос формировать. Это то, что я знаю. Пока я нигде больше не вижу точек роста. Понятно, что ещё сыроварня, сельское хозяйство проявляют спрос.

С. КОРОЛЁВ: Помидоры.

Г. КЛИМЕНКО: Там спрос большой, но люди не хотят работать в сельском хозяйстве: попав в город, какой бы спрос не формировался, это может быть только на селе. Это большая проблема, которая не очевидным образом решается.

С. КОРОЛЁВ: Третье место этой недели — модель жестоко избили в караоке за отказ петь ростовским пацанам.

Г. КЛИМЕНКО: В этой новости ничего хорошего нет, но когда подобное выходит наверх, это говорит о том, что в среднем социальные сети крайне мало волнует история, что происходит на Украине, в мире.

С. КОРОЛЁВ: Понятно. Я прошу Вас четвёртое место огласить лично. Надо голосом Левитана.

Г. КЛИМЕНКО: Издание Lenta.ru: «Оральный секс признали опасным для здоровья».

С. КОРОЛЁВ: «18+» на всякий случай, мало ли Роскомнадзор нас слушает.

Г. КЛИМЕНКО: Конечно, в погоне за рекламой, пиаром, популярностью СМИ исследуют всё более и более глубокие темы, расширяют спектр интересов, ходят по кромке где-то рядом со «Спид-инфо», в своё время его читала вся Москва. Но когда хорошее издание скачет по сексу, мне кажется, это не очень хорошо. Удивительно, что не первое место заняло, хотя по идее, эта новость должна быть первой. Новость про патриарха очень любопытная. Мне нравится, как формируются новостные потоки.

С. КОРОЛЁВ: Шестое место: патриарх Кирилл осудил стремление людей жить богато.

Г. КЛИМЕНКО: Он ничего нового не сказал, это известная история, что богатому тяжело попасть в рай. Все сразу начали говорить: посмотрите, что происходит, какой ужас. Но ничего нового он не сказал: об этом знает любой православный человек, которые зарабатывает деньги. У меня много ребят, которые зарабатывают деньги и являются верующими, их эта история беспокоит, они боятся перешагнуть грань. В данной истории всё красиво: там написано, что есть заповеди, где всё изложено о том, что верблюду легче пройти через игольное ушко, чем богатому попасть в рай. Из неё не следует, что нужно раздаривать. Главное, помнить о том, что деньги не являются первопричиной. Когда люди стремятся только к деньгам, рай им, к сожалению, недоступен. Наверное, это логично с точки зрения любой религии: замещать душу деньгами немного пошловато.

С. КОРОЛЁВ: «Пятиминутка здравого смысла для любителей нефти по 10 долларов», — заголовки. «Тигр Амур дал козлу Тимуру оплеуху», — видео «РИА Новости».

Г. КЛИМЕНКО: Самое смешное, что я сегодня прочитал: «С такими новостями про Амура и Тимура, сына Тимуром не назову».

С. КОРОЛЁВ: Bank of America рассчитал сценарий с долларом по 210 рублей.

Г. КЛИМЕНКО: Сейчас все соревнуются в перспективах. Катастрофические сценарии очень хороши: ты его пишешь, а тебя всегда читают. Единственное, все забывают, что у нас «Кофемания» и «Азбука вкуса» есть.

С. КОРОЛЁВ: «Стокманн» закрыли.

Г. КЛИМЕНКО: Бог с ним. У нас есть «Росатом», мы строим корабли. Я расскажу хорошую короткую историю. Я работал в «Российском кредите», у меня был 140 кузов Мерседеса, правда, трёхлетний, но все завидовали. Я ездил на работу и повадился покупать газету «Завтра» по утрам. Проезжал мимо, бабушка продавала. Тогда был молодой Проханов, который сюда приходит, он подписывал книжку для мамы. Это было лет 15 назад, он тогда писал совершенно зажигательные тексты, я их читал месяца три. Однажды сажусь в машину, с этим водителем я езжу уже лет 20, и вижу: лежит газета «Завтра», а с ней газета «Коммерсант». Я спрашиваю: что это? А он отвечает: закусывать надо.

210 — нужно обязательно закусывать. Меняется сленг, я вдруг начал говорить, как Проханов в молодости: жирные, сальные пиявки присосались к телу московского градоначальника. Когда мы читаем про 210 рублей, апокалиптические прогнозы в нас что-то меняют. В этом случае надо зайти в раздел бизнес «Медиаметрикс» и почитать что-то более спокойное, вспомнить, что у нас есть прекрасный ресурс «Сделано у нас», у меня там нет никаких интересов. Меня в последнее время регулярно обвиняют, что у меня есть где-то интересы, их у меня нет. Вы начинаете читать: построен самолёт, пароход, построен завод. И вроде выясняется, что не так всё плохо. Призываю всех: послушали, ужаснулись, а потом закусили.

С. КОРОЛЁВ: Путин поручил создать стратегию развития автопрома. Вот тема номер один в бизнесе.

Г. КЛИМЕНКО: Её подняли «Вести экономика». У нас огромный пласт людей, завязанных на автопроме.

С. КОРОЛЁВ: Бо Андерсон, директор «АвтоВАЗ», хороший управленец?

Г. КЛИМЕНКО: Любой человек, кто согласился стать директором «АвтоВАЗ» — хороший. Я не могу сказать, что надо встать на колени и молиться, но человек, который возглавил «АвтоВАЗ» и пытается исправить карму, хороший. Он старается что-то делать, говорят, что он фанатик, с утра до вечера пашет.

С. КОРОЛЁВ: Вторая тема мне очень интересна. У меня на карточке есть технология PayPass.

Г. КЛИМЕНКО: Я её сам использую.

С. КОРОЛЁВ: А Вы к банкам имеете самое непосредственное отношение.

Г. КЛИМЕНКО: Имел.

С. КОРОЛЁВ: Да. С пластиковых карт начали угонять деньги по воздуху. Насколько это опасно?

Г. КЛИМЕНКО: При соблюдении минимальных гигиенических процедур, как то уличными банкоматами не пользоваться, когда снимать наличные, заходить в банк, не делать этого в торговых центрах, прекрасная история, когда стоит очередь.

С. КОРОЛЁВ: Здесь история о том, что какой-то приборчик носят с собой в метро, прислоняют к сумочке и деньги списываются. Нарисован прибор.

Г. КЛИМЕНКО: Сама технология понятна и легка. У меня товарищи рассказывали, как один из Тульских банков потерял 20% самых сладких клиентов, в Туле были местные региональные банки, которые начали выпускать такие карты, а девушкам нравилось подходить и оплачивать так кофе. Наверное, в метро это возможная история, но мне кажется, что пока это больше надуманно, должны точно знать, что у вас эта карточка есть, соответственно, история не массовая, а целевая. Если у вас есть средство отмены платежа, то такие платежи гарантированно возвращаются, потому что это не торговая точка. Хотя сама по себе тема безумно интереса, у нас мошенники гениальны.

С. КОРОЛЁВ: Lenta.ru зажигает на этой неделе: «Вся страна является уголовниками». Как Вам заголовок?

Г. КЛИМЕНКО: Раньше бизнес был, теперь вся страна.

С. КОРОЛЁВ: Ваш любимый бизнесмен Дмитрий Потапенко говорит о силовом давлении, коррупции и других аспектах предпринимательства в России.

Г. КЛИМЕНКО: Он в тренды попал после своего заявления о том, что ужас, ужас. Я в таких случаях говорю: конечно, ужас, но не как в том анекдоте про ужас, ужас. Я знаю ряд бизнесменов, которые встроились, достаточно неплохо живут, экспорт шапок, не поверите, идёт. Прекрасно живут ребята, экспортирующие чехлы для iPhone. Мы себя всё время чмырим за понты и остальное, а они со стразами, это называется вырви глаз.

На этой неделе доллар сходил туда-обратно на семь рублей, а я не заметил.

С. КОРОЛЁВ: Почему?

Г. КЛИМЕНКО: Занят был очень сильно, и даже не нервничал. Не обращайте внимания на курс доллара: он был 86, и даже не переживайте.

С. КОРОЛЁВ: Спасибо.