С. КОРОЛЁВ: Михаил Зиновьевич в студии. Добрый вечер.

М. ЮРЬЕВ: Здравствуйте.

С. КОРОЛЁВ: Михаил, эра углеводородов осталась в прошлом. У Вас ведь бизнес завязан на углеводородах, правильно?

М. ЮРЬЕВ: Правильно.

С. КОРОЛЁВ: Знаете, кого я сейчас процитировал?

М. ЮРЬЕВ: Какого-то сумасшедшего.

С. КОРОЛЁВ: Германа Грефа.

М. ЮРЬЕВ: Ну я же и говорю.

С. КОРОЛЁВ: Нефть сейчас стоит 29 с копейками – баррель нефти марки Brent. Такое в страшном сне не могло присниться полгода назад. Или могло?

М. ЮРЬЕВ: Начнём с того, что я занимаюсь сжиженным газом.  Мы – одни из крупных экспортёров сжиженного газа из Соединённых Штатов Америки. Американская компания, в которой я являюсь председателем cовета директоров и главным совладельцем. Весь сжиженный газ из Америки продаётся в привязке к рыночному индикатору, который называется Henry Hub. Henry Hub – это место на побережье Мексиканского залива, то есть грубо говоря, это биржа для домашнего газа – то есть для газа внутри Америки. Это индикатор, который считается отвязанным от цены на Brent. Поэтому нас этот вопрос волнует, но очень опосредованно. Это совершенно другой бизнес.

Что касается того, кому могло присниться в страшном сне, то вы же понимаете, что когда нефть была 14 лет назад 25, у нас все чуть ли не хороводы водили от восторга. И тогда, наоборот, никому не могло в самом радужном сне представиться, что она будет стоить 115.

С. КОРОЛЁВ: Но ведь и доллар другой, и время другое, и экономика другая. Не прав?

М. ЮРЬЕВ: Правы, но грубо говоря, нефть в пике, когда она три года назад доходила до 125, но довольно стабильно стояла на отметке  110. В сопоставимых ценах, это довольно легко пересчитывается, это всё равно намного больше, чем она стоила в начале 2000-х годов, не говоря уже про 90-е.  я это говорю к тому, что нефть – это спекулятивный биржевой рынок. Это факт, который все знают. И пенять на это – это то же самое, что сельхозпроизводитель будет пенять на то, что бывает засуха. А ты что, когда начинал бизнес по выращиванию чего-то, думал, что ты его в Эдеме, в райском саду начинаешь? Да, бывают неурожаи, а бывают сверхурожаи. И в среднем это всё усредняется. Поэтому если взять за 10–15–20 лет – за любой длинный промежуток, то выгодоприобретатель, например, такой экспортёр нефти как Россия, видела тучные годы, видела худые годы. И в среднем всё будет очень неплохо для тех, кто продаёт нефть. Поэтому нефтяникам сейчас жаловаться не на что, они очень хорошо отжировали во время высоких цен. А если они не сумели, или мы, как страна, не сумели эти деньги правильно использовать, то это как стрекоза и муравей – «ты всё пела – это дело. Ну, пойди же попляши».

С. КОРОЛЁВ: Я слышал, что в Соединённых Штатах Америки довольно много больших частных компаний, у которых 2–3 буровых установки.

М. ЮРЬЕВ: Скважины. Установок своих никто не имеет.

С. КОРОЛЁВ: Да-да, скважины. И по ним этот кризис может ударить очень сильно. И эта цена на нефть, которая сейчас формируется на рынках.

М. ЮРЬЕВ: это не проблема американской нефтедобывающей промышленности. У Америки очень большая проблема, которая называется президент Обама. К счастью, в отличие от низких цен на нефть, эта проблема в Америке подходит к концу. По каким-то своим внутренним причинам, трудно сказать по каким,  президент Обама ненавидит нефтегазовую отрасль, собственную Соединённых Штатов Америки. Может быть, она особо зверствовала в эпоху рабства, но сомневаюсь. Тогда нефть ещё не добывали. Это выражается в том, что нефтегазовое лобби Америки давно предлагало властям: введите высокую импортную пошлину на нефть. Это же очень просто. Вводите высокую импортную пошлину на нефть, например, 60 долларов. Тогда даже если она стоит 20, то внутри Америки она будет стоить 80, и значит, свои смело могут продавать по 80. Ты защищаешь этим свою промышленность, а одновременно ещё и денежки идут в казну. Любой, кроме Обамы на это согласился бы. Потому что на самом деле в Америке это  и придумано, в 80-х годах. И не реализовано тогда по ряду ситуационных причин. То есть это давно проработанный вопрос. Поэтому в Америке стратегически такой проблемы нет. Обама сменится на более адекватного президента, и всё будет хорошо.

С. КОРОЛЁВ: На Трампа?

М. ЮРЬЕВ: Я думаю, что на Трампа. Давайте на Хилари, какая разница. Она никакой ненавистью к нефтяникам не замечена.

С. КОРОЛЁВ: А какой расклад сил сейчас?

М. ЮРЬЕВ: Кто это знает. Это можно только ощущать.

С. КОРОЛЁВ: Вы-то больше знаете.

М. ЮРЬЕВ: Это вопрос ощущений. Я думаю, что Трамп победит. Нет, давайте по-другому Вам скажу. Сейчас хочет в качестве независимого кандидата на выборы выйти Блумберг. Вы, наверное, читали. Если он выйдет, тогда Трамп побеждает с 95% вероятностью. Потому что Блумберг будет отбивать голоса только у Хилари.

С. КОРОЛЁВ: Вернёмся к нам. Нефть и газ по разным оценкам составляют 40–45% доходов бюджета.

М. ЮРЬЕВ: Бюджета – да. А в ВВП они занимают довольно небольшую часть, примерно порядка 16%.

 С. КОРОЛЁВ: То есть цена ниже 30 долларов не так важна и не так критична для нас.

М. ЮРЬЕВ: При нынешней структуре построения бюджета и при нынешней экономической политике критична. При другой, но при нашем же ВВП, была бы не критична.

С. КОРОЛЁВ: 10% — такая цифра прозвучала сейчас сокращений по всем министерствам. Этого достаточно? 10% сокращения бюджета, чтобы пережить не лёгкие времена? Как говорите, засуху нефтяного времени.

М. ЮРЬЕВ: Трудно судить. Мой партнёр по бизнесу и по жизни Андрей Кудакаев в таких случаях всегда говорит одно и то же: надо не меньше тратить, а больше зарабатывать.

С. КОРОЛЁВ: А где?

М. ЮРЬЕВ: Что где?

С. КОРОЛЁВ: Где нам зарабатывать? Нам как стране.

М. ЮРЬЕВ: Пушкина читали «Евгения Онегина»? «Как государство богатеет, и чем живёт, и почему. Не нужно золота ему, когда простой продукт имеет». Ещё Пушкин знал, а Вы спрашиваете.

С. КОРОЛЁВ: Дмитрий Медведев заявил, что нужно готовиться к худшему из сценариев в экономике. Антон Силуанов, министр финансов: «Наша задача сейчас привести бюджет в соответствие с новыми реалиями. Если не сделаем – то будет то же, что было в 98-м году. Население заплатит через инфляцию за то, что мы не сделали в рамках приведённого бюджета в соответствии с новыми реалиями». И так далее. Очень много пессимистичных заявлений. Юдаева, замглавы Центробанка говорит, что нужно думать о повышении ключевой ставки. Это выход?

М. ЮРЬЕВ: Это ужасный выход. Это не выход, а он ещё более усугубит ситуацию.

С. КОРОЛЁВ: Но евро уже 85.

М. ЮРЬЕВ: Вы не о том думаете. Евро 85 – это хорошо. Это значит, что у немецкой колбасы нет шансов быть проданной внутри России.

С. КОРОЛЁВ: Её и так нет, она подпадает под продуктовое эмбарго.

М. ЮРЬЕВ: Кто Вам это сказал? Вы про рынок говорите, или про что? Я прекрасно помню, когда я работал в правительстве, знаете сколько составляло в 1992 году отечественное пиво на рынке?

С. КОРОЛЁВ: Сколько? 3%?

М. ЮРЬЕВ: 2%. А через несколько лет составляло уже 50%, потом 80, потом 96.

С. КОРОЛЁВ: И где этот золотой ключик? Как раз в этом курсе?

М. ЮРЬЕВ: В том числе. Во всём мире все страны без исключения, начиная от Америки, Япония, Китай, Европа – все участвуют в одной гонке. Кто сильнее опустит свою валюту. А не кто сильнее её поднимет. У нас в экономике ужасное положение. Но совсем не в том, что евро 85. Это как раз одно из светлых пятен.

С. КОРОЛЁВ: Мы же уже сильно опустили свою валюту за последний год. А где плоды?

М. ЮРЬЕВ: Это же просто. Я Вам скажу: для того, чтобы был хороший урожай, нужно внести удобрения. Вы: да не, не нужно. Юдаева говорит, что не нужно. Доказал, что нужно. Внесли удобрения. И говоришь: я уже год как внёс, а урожая нет. Друг, ещё же поливать надо. Не-не-не. Ты говорил, что удобрения нужны, а я удобрения внёс, и никакого результата нет.

С. КОРОЛЁВ: А поливать – это что значит? Удобрения – я понял.

М. ЮРЬЕВ: Это макроэкономические параметры. Есть второй макроэкономический параметр, главный. У нас в экономике чудовищно не хватает денег. У нас нет механизма собственного рефинансирования.

С. КОРОЛЁВ: Печатный станок?

М. ЮРЬЕВ: В том числе, конечно.

С. КОРОЛЁВ: Так что нам ждать? Вы говорите, что есть удобрения, но мы забыли про полив.

М. ЮРЬЕВ: Нет, не забыли.

С. КОРОЛЁВ: Или мы специально не поливаем?

М. ЮРЬЕВ: Конечно, специально. Наши агрономы сказали, что в единственной правильной агрономической теории в мире – это не поливать. То, что вода для растений — то для экономики деньги. Если Бернанке, когда был американский кризис, говорил, что «я буду заливать этот кризис ликвидностью. Если надо, буду с вертолёта деньги раскидывать». Прямая цитата. И так и было сделано, и американцы сумели против всякой логики из этого кризиса, надолго ли, из этого кризиса выбраться. Но наши Юдаева и Ко все знают лучше. Поливать нельзя – вот главное достижение науки. Удобрять можно, поливать нельзя.

С. КОРОЛЁВ: Михаил Зиновьевич, что если взять, и прямо резко с сегодня или с понедельника поменять всю их экономическую идеологию, всю команду. Вас позовут, к примеру.

М. ЮРЬЕВ: Я буду долго кочевряжиться и ломаться.

С. КОРОЛЁВ: и тем не менее. Можно исправить ситуацию на данном этапе?

М. ЮРЬЕВ: Можно. Ситуацию можно исправить на любом этапе. Просто чем дальше зашла болезнь, тем лечение будет жёстче. Это надо понимать.

С. КОРОЛЁВ: Первые три Ваших действия.

М. ЮРЬЕВ: Я это сто раз говорил, писал в центральной прессе, говорил в «Русской службе новостей».

С. КОРОЛЁВ: Но если нас не слышат, что делать?

М. ЮРЬЕВ: Вы-то слышите. Первый шаг – введение мягкого валютного регулирования. Второй шаг – эмиссия и доведение денег до массового бизнеса через банки. И третий шаг – временное освобождение бизнеса, снятие практически всех разрешений, существующих для открытия тех или иных видов бизнеса. Объём эмиссии на втором этапе должен составлять не меньше 10 триллионов рублей в первый же год. Думаю, что с падением – уже даже 15. Если это сделать, то в течение одного года я не хочу сказать, что мы обгоним Америку, но через год экономику России любому обывателю будет не узнать.

С. КОРОЛЁВ: Тут просят спросить о ценах на бензин.

М. ЮРЬЕВ: В смысле? Пусть подойдёт к бензоколонке и спросит.

С. КОРОЛЁВ: Я хочу понять, Вы сделаете прогноз по ценам на нефть?

М. ЮРЬЕВ: Это без проблем, это довольно понятно. Нефть ещё упадёт. Может упасть и до 20 и до 15. И продержится так недолго. 2 месяца. Не как говорят мои друзья из Goldman Sacks – до конца года. Мы с ними заключили очередное пари. Все предыдущие я выиграл. Думаю, что и это выиграю. Тут надо понимать, если брать курс на целеполагание, что начали обрушение цен на нефть саудовцы. Продолжил – Обама, подзуживая саудовцев ни в коем случае не вступать в соглашение об ограничении предложения нефти. Но сейчас, дальнейшее падение – это уже не саудовцы, и не Обама. Это уже спекулятивные медведи – то есть игроки, играющие на понижение. Но для чего играют на понижение? Зашортиться, купить эти шорты, если цена упадёт, и ты угадал, то ты заработаешь. Но главный заработок не в этом. А в том, что когда она станет 15, тут ты откроешься миллиардов на 200 на лонге. То есть купишь через два месяца эту нефть, и она будет стоить уже 50. Это уже чисто спекулятивная игра. И поэтому то, что везде пишут, и говорят в интервью, что нефть будет по 15, это не чисто прогнозы, это подготовка рынка. Потому что, как известно, идея, овладевшая массами, становится силой. Это делается для того, чтобы она и стала 15. Но всем, кому это интересно, интересно, чтобы она стала 15 ненадолго. Поэтому это и будет ненадолго.

С. КОРОЛЁВ: 2 месяца. И потом?

М. ЮРЬЕВ: Потом будет довольно резкий рост. Я думаю, что оценка Goldman Sacks к концу года 50 является довольно реалистичной. Может быть, 60. Может и 40. Но обращаю Ваше внимание, это всё мы обсуждаем вариант, если не начнётся война Ирана с Саудовской Аравией, которая, похоже, начнётся. Тогда и 150 может быть легко.

С. КОРОЛЁВ: Горячая война начнётся?

М. ЮРЬЕВ: Конечно, горячая. А не горячая у них идёт давно. У них и горячая есть на периферии, то есть не на их территории. В Йемене она и так идёт, в Сирии. Нет, я под войной имею в виду высадку иранского десанта на Саудовское побережье, и взаимные бомбёжки, а не словесное поливание друг друга дерьмом.

С. КОРОЛЁВ: Почему Вы в этом так уверены?

М. ЮРЬЕВ: Потому что надо понимать, в качестве исходной позиции, что по сравнению с любовью персов и арабов, отношения собак и кошек являются образцом дружбы и взаимопомощи. Это вековые противники, их уговаривать мочить друг друга не надо. Но был сдерживающий фактор – Америка, которая как крыша стояла за Саудовской Аравией. Но Американский Госдепартамент публично заявил на днях, что Саудовская Аравия сама виновата в казнях, пусть сами договариваются с Ираном. И вообще Иран должен играть более активную роль в ближневосточной политике. В переводе на обычный английский язык это означает: заступаться не будем. А если заступаться не будем, то почему бы и нет. Тем более, что Саудовская Аравия – это не просто бедная страна, которую можно победить чисто,  чтобы поплясать на трупе противника. Там ещё и приз довольно большой. Так что я думаю, что не за горами.

С. КОРОЛЁВ: Я хочу снова вернуться в нашу страну. Прочитаю Вам ещё некую цитату, а Вы попробуйте угадать, кто это сказал. «Мы проиграли конкуренцию. Надо честно признать. И это – технологическое порабощение. Я бы так говорил: мы просто оказались в числе стран, которые проигрывают. В числе стран дауншифтеров». Знаете, что такое дауншифтинг?

М. ЮРЬЕВ: Да, это когда богатые наркоманы уезжают во всякие Гоа.

С. КОРОЛЁВ: Это сегодня сказано про Россию. Как Вы считаете, кто так сказал?

М. ЮРЬЕВ: У нас много либералов.

С. КОРОЛЁВ: Герман Греф, упомянутый нами сегодня.

М. ЮРЬЕВ: Да, ну и что?

С. КОРОЛЁВ: Он прав?

М. ЮРЬЕВ: В чём?

С. КОРОЛЁВ: В том, что Россия проиграла.

М. ЮРЬЕВ: Россия Грефа – да. А Россия нормальных, порядочных людей – нет.

С. КОРОЛЁВ: Я просто думал, что Вы продолжите.

М. ЮРЬЕВ: Зачем? Я всё сказал.

С. КОРОЛЁВ: Как Вы видите Россию 2030?

М. ЮРЬЕВ: Когда Вы задаёте такие вопросы, должны помнить главную вещь – будущего нет. Его не знает господь, потому что как мы знаем, в Писании даже Господь меняет свои планы в зависимости от действий людей. Если нами будут рулить по-прежнему те, кто участвовал  в этом Гайдаровском форуме, по крайней мере, экономической политикой, то тогда Россию в 2030 году ждёт такая  жалкая участь, что о ней не хочется и думать. Но если, наконец, исторический процесс повернётся так, чтобы хотя бы те, кто рулит экономикой, вернутся на своё естественное историческое место, а именно, к параше, тогда, глядишь, мы будем экономическими лидерами. У нас для этого всё есть. Самое главное, что у нас есть – что все остальные крупные игроки мира сейчас находятся в таком же глубоком кризисе, как мы. Только если мы находимся в кризисе по собственной вине, и как выходить из него, совершенно понятно, то они находятся в идейном тупике. Они не понимают, как из него выйти. А ведь в соревновании без разницы – ты хорошо бежишь, или твой конкурент споткнулся. Главное – первым добежать, а не рекорд поставить. В этом смысле у нас всё есть, но не с теми, кто на Гайдаровском форуме собирается.

С. КОРОЛЁВ: «Уважаемый Михаил, из идиотов в правительстве я хочу Сталина. Слушая Вас, хочу жить, работать и радоваться. Сделайте что-нибудь. Уберегите страну от смуты», — пишет слушатель. Кстати, согласно последнему опросу в обществе очень сильно меняется отношение к Сталину в лучшую сторону. Как Вы относитесь к этому правителю?

М. ЮРЬЕВ: Сталин за всю историю России является одним из двух самых великих правителей наряду с Петром I. и по справедливости должен был бы называться либо Иосифом Великим, либо на крайний случай, Иосифом Грозным.

С. КОРОЛЁВ: То есть Вы можете себя назвать сталинистом?

М. ЮРЬЕВ: Нет, потому что у нас словом «сталинист» называются не те люди, которые одобряют правление Сталина. У нас сталинистами, даже в бытовых разговорах, называются те люди, которые считают, что все основные подходы, которые использовал Сталин, являются правильными. Личность Сталина их волнует меньше всего. Это просто символ. Я считаю, что большая часть подходов, которые использовал Сталин, была не правильной, и так нельзя было делать, и не нужно. И вполне можно было бы обойтись и без этого. Но массовые репрессии, только не так, как делал Сталин, а с более правильным отделением зёрен от плевел я поддерживаю и одобряю. И считаю, что они крайне нужны нам сейчас.

С. КОРОЛЁВ: «Будет ли бензин дорожать, если нефть будет стоить 0 долларов?»

М. ЮРЬЕВ: У нас – может. Если взять и посмотреть на цену бензина за последние 2 года. Её корректно считать в долларах. Потому что это экспортный товар. И в долларах она упала в два раза. А нефть за это время упала в 4.

С. КОРОЛЁВ: «Михаил, как думаете, когда у народа закончится терпение?» — спрашивает слушатель.

М. ЮРЬЕВ: Интересный вопрос. А почему Вы считаете, что оно закончится в будущем? Оно, по-моему, давно закончилось, просто у нас народ не любит бунтовать.

С. КОРОЛЁВ: Сегодня в Сочи пенсионеры вышли, 200 человек.

М. ЮРЬЕВ: Даже если бы 200 тысяч было, они вышли не с целью свергнуть правительство.

С. КОРОЛЁВ: Знаете, почему вышли? У них отобрали льготный проезд.

М. ЮРЬЕВ: Да, то есть это борьба за свои права, это совсем другая вещь. Плюс наш народ неплохо относится к Владимиру Владимировичу лично. А это у нас всегда очень важно. В отличие от царя Николая II. И против такого правителя не хочется бунтовать. Особенно когда в глубине души понимаешь, что бунтовать – это грех. А терпение давно кончилось.

С. КОРОЛЁВ: «Добрый вечер, Михаил Зиновьевич, возможен ли крах властей и приход к власти всяких Навальных и так далее?»

М. ЮРЬЕВ: Думаю, что нет. Потому что полное убожество и нищета духа, и позор у нас происходят беспрерывно на протяжении последних 25 лет в сфере экономической политики. В других же сферах общественной жизни, например, во внутренней политике, а внутренняя политика – это властная вертикаль, это крепость режима. В этом вопросе Владимир Владимирович, если не пятёрки, то уж четвёрки с минусом или тройки с плюсом заслуживает однозначно. Особенно с учётом того, что история всех стран показывает, что мало, чтобы низы не могли, верхи не хотели, нужно ещё, чтобы у власти стояли совсем безвольные люди. Таким был Николай II, таким был Михаил Сергеевич Горбачёв. Владимир Владимирович Путин им точно не является. Поэтому думаю, что кто угодно может свергнуть власть, хотя думаю, что никто не может, но уж точно не такие, как Навальный и прочая наша демократическая мразота. Эти проиграют кому угодно. Их посади играть в карты со слепым, глухим, и сумасшедшим, который даже не знает правил игры, они и ему умудрятся проиграть.

С. КОРОЛЁВ: Ответ, по-моему, однозначный. Слушатель призывает Михаила Юрьева на царство. «Народ хочет  подарка и ответственности, как при Сталине. Воровать тогда боялись», — пишет слушатель.

М. ЮРЬЕВ: Я как человек, который имеет бизнес в Америке, где коррупцию победили, а была она круче, чем у нас в 90-е, могу сказать, что коррупция и воровство побеждаются только страхом тюрьмы. Ничем другим. Если ты боишься «тюрьма. Сажай 5 поколений», то эта привычка въедается в плоть и кровь, это не то, что ты становишься сознательным. Ты просто с младенчества привык, что тебя в наручниках уведут, что этого делать нельзя. Это единственный способ, другого просто не существует, пока не придумали.

С. КОРОЛЁВ: 14 января Рамзан Кадыров назвал представителей внесистемной оппозиции врагами народа и предателями. Разразился скандал, было очень много осуждающих реплик. Элла Памфилова высказалась, в СПЧ высказались, даже красноярский депутат, который потом то ли извинился, то ли ни извинился. Сейчас уже Рамзан Кадыров написал: «Да, принимаю извинения». И опубликовал видеообращение этого красноярского депутата. А Вам как сама фраза «предатели и враги народа»? К представителям внесистемной оппозиции надо так относиться? Или с ними надо разговаривать?

М. ЮРЬЕВ: То есть Вы предлагаете мне, чтобы я прокомментировал фразу Кадырова?

С. КОРОЛЁВ: «Я под ней подписываюсь» – Вы можете это сказать?

М. ЮРЬЕВ: Я могу сказать, что в целом верно, но мягковато.

С. КОРОЛЁВ: А давайте жёстче попробуем. Это как?

М. ЮРЬЕВ: Это посланцы сатаны, человеческая мразь, которую нужно уничтожать как навоз истории.

С. КОРОЛЁВ: «Господин Юрьев, у Вас, и Ваших друзей есть большие деньги. Может, организуете настоящую партию? Патриотическую, народную», — слушатель Вам предлагает. Не хотите в политику?

М. ЮРЬЕВ: К примеру, организовал я партию, или кто-то другой организовал. Дальше куда пошла эта партия – на выборы? Для чего мне это нужно, я враг демократии. Я принципиально противник всеобщего избирательного права. Зачем же мне в этом участвовать?

С. КОРОЛЁВ: А за какой Вы строй?

М. ЮРЬЕВ: Я за империю.

С. КОРОЛЁВ: Что, Романовых будем воскрешать? На царство-то кого?

М. ЮРЬЕВ: Достойного, найдём кого. Какого Романова? Романовы отличились уже, Вы ещё Горбачёва предложите. Последний Романов отличился, покрыл несмываемым позором всех своих предыдущих славных предков.

С. КОРОЛЁВ: При росте нефти будет ли расти рубль так же стремительно, как он падает сейчас – спрашивает Вадим из Петербурга.

М. ЮРЬЕВ: Может почти так же расти, потому что Центробанку придётся скупать огромное количество валюты, и при этом рубль естественно будет расти. То, что он вернётся к 25, я не верю, но при сильном росте цен в случае начала ирано-саудовской войны, до 35–40 очень легко может дойти за довольно короткое время. Тут ничего хорошего.

С. КОРОЛЁВ: «Здравствуйте. Где сейчас лучше хранить валюту? В банке или дома?» — спрашивает слушатель.

М. ЮРЬЕВ: Это я должен ответить как биржевой аналитик, которым я не являюсь?

С. КОРОЛЁВ: Как мудрый человек.

М. ЮРЬЕВ: Я вообще-то дома не храню. А какой вопрос? Где хранить валюту? Это зависит от того, кто у вас домочадцы – украдут они вашу заначку, или нет, или вы один живёте. Если вопрос в том, надёжны ли наши банки, есть ли риск их дефолта, то наши большие банки стоят совершенно надёжно. И я не верю в то, что с ними что-то может произойти. Но сейчас лучше хранить в рублях. Потому что сильно падать рубль уже не будет, независимо от цены нефти. Он близок к пику.

С. КОРОЛЁВ: 100 будет за доллар?

М. ЮРЬЕВ: Думаю, что 90 будет, и думаю, что это будет к марту. И тогда всё это обращу в рубли.

С. КОРОЛЁВ: Дональд Трамп снова выступил по поводу запрета въезда в США для мусульман.

М. ЮРЬЕВ: Молодец.

С. КОРОЛЁВ: Все эти заявления звучат на фоне того, что происходит в Германии, в Кёльне.

М. ЮРЬЕВ: Он говорит то, что любой человек скажет. В Техасе нет человека, который думал бы иначе.

С. КОРОЛЁВ: Но Америка – это не один Техас.

М. ЮРЬЕВ: В Техасе – 100%, а в других местах – 70% так думают. Просто есть вещи, которые люди боятся сказать вслух. Вот у нас в стране все плохо относятся к лицам нестандартной ориентации, но мало кто скажет, что гнать их поганой метлой.

С. КОРОЛЁВ: Говорят вовсю.

М. ЮРЬЕВ: Я имею в виду публично. Или про системную оппозицию. Кадыров сказал то, что все так и думают.

С. КОРОЛЁВ: Вы только что сказали.

М. ЮРЬЕВ: Мне-то чего бояться? Я — как и Трамп, за мной состояние.

С. КОРОЛЁВ: Отберут, раскулачат. Я не знаю, кто там у Вас в Америке.

М. ЮРЬЕВ: В Америке отберут?

С. КОРОЛЁВ: Конечно. ФБР.

М. ЮРЬЕВ: За что? Наша компания в перечне компаний, которые форматируют национальные интересы США. Как и все газовые экспортёры. Наоборот, для меня гораздо более дурацкая ситуация, если американцы решат мне орден дать. Я вроде бы против них, что делать? Отказываться?

С. КОРОЛЁВ: Что Вы ждёте от переговоров Суркова и Нуланд? Они сейчас в Калининграде разговаривают на тему Украины и Донбасса.

М. ЮРЬЕВ: Я не могу сказать по поводу лично Суркова и Нуланд. Могу только Владиславу передать свой привет, мы с ним старинные приятели, хотя давно не виделись. Нуланд привет передавать не буду, потому что не знаком с ней. Но я могу точно сказать, чем и эти переговоры, и следующие кончатся стратегически. Сейчас стало понятно, что происходит на Украине, и чего ждать. И главное – в чём был замысел Путина, которого я очень осуждал за то, что он решил притормозить и не вести до победного конца проект Новороссии. Идея заключается в том, что все основные игроки – Европа, Америка и мы реально договорились о настоящей федерализации Украины.

С. КОРОЛЁВ: И мы это увидим в 2016 году.

М. ЮРЬЕВ: Да. До Порошенко доведено, что он должен это сделать, если он хочет остаться.

С. КОРОЛЁВ: Давайте отвечать на звонки. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ:  Добрый вечер. Сейчас Ваш концерн заканчивает стройку. Куда пойдёт основная масса сжиженного газа?

М. ЮРЬЕВ:  В Испанию.

С. КОРОЛЁВ: Ещё вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. А кого Вы считаете врагами? То есть если человек не поддерживает Путина, то он сразу предатель. Кого конкретно Вы считаете предателем, какие действия Вы считаете предательскими в той же оппозиции?

М. ЮРЬЕВ: Я не понимаю, почему Вы меня при мне называете в третьем лице. Тогда я должен был бы отвечать так: «Пусть задающий этот вопрос знает, что на самом деле дело обстоит так».

С. КОРОЛЁВ: Но не будем на личности переходить.

М. ЮРЬЕВ: Не будем. Ответ простой. Есть люди, которые не поддерживают конкретные действия режима, его конкретные управленческие решения, и так далее. Но при этом являются супер патриотами и горой стоят за величие своей страны. Проверочный вопрос очень простой. Хотят ли они мощь и величие своей страны, чтобы её боялись все соседи? Если человек говорит: конечно, хочу, но я хочу делать по-другому, то это не предатель. Все, кто говорит, что они враги Путина, как и в своё время те, что говорили, что они диссиденты и враги СССР – это всё ерунда. Они враги державы. Поэтому они предатели и враги.

С. КОРОЛЁВ: Чётко. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. У меня такой вопрос. Вы сказали, что поддерживаете тоталитарный режим, насколько я понимаю.

С. КОРОЛЁВ: Империю. При чём здесь тоталитарный режим?

СЛУШАТЕЛЬ: Я правильно понимаю, что похоже по режиму на сингапурский политический режим сейчас? Отсутствие свободы СМИ, но при этом полное отсутствие коррупции, развитая экономика и все социальные блага.

М. ЮРЬЕВ: На первый переходный период, пожалуй, соглашусь с Вами. Нечто похожее. Или по-другому. Сингапур – это маленький Китай. Возьмите даже большой Китай. Демократии в западном смысле именно так, как Вы сказали, со свободой всяких меньшинств, никого не представляющих, маргинальных, нести чушь во вред своей стране – в этом смысле нет демократии. Но с другой страны, никто не боится, что его возьмут и посадят ни за что ни про что. Этого в Китае нет. Да, наверное, Вы правы.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Всегда с удовольствием слушаю, большое спасибо Вам. А вопрос такой. Я буквально вчера слушал передачу про экономику. Япония, Германия пошли по другому пути. Там экономист Фридрих Лист. А в наших условиях реально идти в этом направлении? Или надо что-то другое придумать, чтобы поднять экономику и перейти на другие рельсы.

М. ЮРЬЕВ: Фридрих Лист и его философия может быть выражена названием одной из его главных книг, которая называется «Автаркия больших пространств». То есть у него не было какой-то особой заданной экономической модели. Он просто говорил о том, что любая большая страна в отличие от маленькой стремится и должна стремиться к разумной автаркии. К нам это, безусловно, относится. Вопрос о том, можем ли мы сейчас провести такие меры в экономике, что экономика просто рванёт с места – то я же об этом сегодня уже говорил. И много раз говорил. 

С. КОРОЛЁВ: Примем ещё звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Сергей. Мировое правительство в Вашем понимании достижимо когда-нибудь в обозримом будущем?

М. ЮРЬЕВ: Конечно, достижимо. Есть книга, в которой это всё детально написано и предсказано. Называется «Апокалипсис или откровения Иоанна Богослова». Там сказано, что когда придёт Антихрист, тогда первый раз за всю историю он сможет объединить всю Землю под одним правительством. Когда появится мировое правительство – значит, наступил конец света.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Не пора ли нам узаконить смертную казнь за коррупцию?

М. ЮРЬЕВ: Моя личная позиция очень проста: я за смертную казнь, но я категорически против смертной казни за любые денежные преступления. Деньги не стоят того, чтобы за них убивать, сколько бы ты ни украл. Ваше возмущение понимаю, и скажу: за коррупцию казнить не нужно, а вот за государственную измену – казнить нужно. Я считаю, что коррупция высших эшелонов власти есть государственная измена.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Хотел бы спросить у Вас. Кто-нибудь смог бы нанести больше вреда, если бы был конунгом или действительно настоящим врагом. Выбросить столько денег на мост на остров Русский, а теперь в Керчь трудно построить.

С. КОРОЛЁВ: Вы про инфраструктурные проекты?

М. ЮРЬЕВ: Безусловно, если бы был сброшен десант агентов влияния, которые смогли бы проникнуть на руководящие посты в экономическом и социальном блоке нашего правительства с заданием развалить страну, и они получали бы инструкции, смогли бы они справиться лучше? Нет, не смогли бы справиться лучше, чем наши экономические власти. Это не значит, что наши экономические власти – сознательные вредители. Представьте себе, что Вы – доктор и поставили диагноз, а у человека другая болезнь. У него жар, а Вы говорите, что при этой болезни жар – это хорошо, его ещё надо увеличить. А он берёт и помирает, просто потому, что Вы не от того лечите.

С. КОРОЛЁВ: Вы следили за историей вокруг Насти Монпасье?

М. ЮРЬЕВ: Я первый раз слышу, что это такое.

С. КОРОЛЁВ: Это воспитательница детского сада в Калининграде, которая в свободное от работы время занималась проституцией. Её вывели на чистую воду.

М. ЮРЬЕВ: Но она не в детском саду это делала?

С. КОРОЛЁВ: Нет.

М. ЮРЬЕВ: Ну и хорошо, пусть занимается. Я не против.

С. КОРОЛЁВ: Вы бы отправили к ней своих детей?

М. ЮРЬЕВ: Воспитательница в детском саду не воспитывает детей, она просто так называется.

С. КОРОЛЁВ: Она пению учила, она музыкальный преподаватель.

М. ЮРЬЕВ: Певицы  и так многие этим грешат. Что же тут сделаешь.

С. КОРОЛЁВ: Вы за легализацию проституции или против?

М. ЮРЬЕВ: Я против такой легализации, как в Европе, потому что от этого много вреда. Но я категорически против борьбы с ней.

С. КОРОЛЁВ: Михаил, 91% наших слушателей с Вами. 9% готовы поспорить. Поспорите с ними в следующую пятницу.