Фото Виталий Аньков/РИА Новости

М. АНДРЕЕВА: Дмитрий Мезенцев, директор Приморского сафари-парка. Дмитрий Николаевич, здравствуйте.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Здравствуйте.

М. ШАХНАЗАРОВ: Добрый день.

М. АНДРЕЕВА: Дмитрий Николаевич, мы с Вами обычно по телефону общались. Вот Вы к нам пожаловали в гости – очень приятно. Сразу скажу – это тот самый сафари-парк, где дружат тигр и козёл.

М. ШАХНАЗАРОВ: Про тигра и козла мы говорили уже неоднократно, и сегодня в эфире вернёмся к этой теме. Дмитрий Николаевич, расскажите, пожалуйста, про свои встречи с полосатыми хищниками, как принято их ещё называть. Про встречи с тиграми в условиях дикой природы. Они же были, я так понял?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Я сам родом из Казахстана, я всегда любил животных и хотел, чтобы моя работа была связана с животными. И после армии поехал в Приморский край только потому, что здесь живут тигры. Больше я никого не знал. Приехал, устроился на работу в Азовский заповедник, два года проработал, но тигров не видел. А устроился 7 февраля.

М. ШАХНАЗАРОВ: А кем Вы устроились?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: В научный отдел лаборантом. И поступил на биофак, на заочное отделение, во Владивосток. И вот была мечта – увидеть тигра, сфотографировать его. И только через два года я первый раз его увидел. Я пошёл в отпуск, меня пустили в заповедник на три недели. И 7 февраля 1986 года я иду, у меня фоторужьё. Впереди – море, и тигр на берегу моря. А я же иду на фотоохоту. Первой моей реакцией было – бежать.

М. ШАХНАЗАРОВ: А винтовка была?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Нет. Я прибежал в избушку, бросил рюкзак и вспомнил, что я же пришёл фотографировать тигра. Но вспомнил, что мне стало немного стыдно за себя, поэтому я взял в руки фоторужьё и обратно к тигру. Он ещё не ушёл. Я его пофотографировал, правда, было далековато, снимки не резкие, но видно, что это тигр. Такая была первая встреча.

М. АНДРЕЕВА: А он Вас видел?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Он меня не видел.

М. АНДРЕЕВА: А было у Вас такое, что замечает хищник?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Конечно.

М. ШАХНАЗАРОВ: Сколько всего встреч было?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: У меня было 38 встреч с тиграми. Две встречи – самые опасные, когда тигрицы отпугивали меня от тигрят. Это действительно серьёзно, особенно один раз у логова. Тогда тигрица прямо накинулась. Я зажёг фальшфейер, она прямо перед носом проскочила. Я стоял с этим фальшфейером, как с бенгальским огоньком. Желание общаться с тиграми отпало, наверное, на целую неделю. Но потом оно возобновилось.

М. ШАХНАЗАРОВ: Но то есть на фальшфейер они реагируют, он может их напугать?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Да, отпугнуло.

М. АНДРЕЕВА: А откуда у Вас такая любовь именно к тиграм?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Не знаю, я сам родился в год тигра, и тигры всегда привлекали. Мы часто ездили в Караганду в зоопарк с отцом. Всегда так оббежишь всех животных, и уже напоследок к тигру подходишь и долго стоишь, смотришь. Он зверь серьёзный, завораживающий.

М. ШАХНАЗАРОВ: А как с популяцией этого вида? Нет ли браконьерского отстрела? Не угрожает ли ему исчезновение?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Отстрел всегда был, есть и будет. Другой вопрос в его размерах. Самые большие размеры были после перестройки, когда всё это порушилось. Сейчас это всё поприжали, немного поменьше стало – конечно, хорошо. Но тигров стало намного меньше, чем было в последние годы Советского Союза. Заметно меньше. Раньше в каждом ключе были следы тигров, сейчас в каждом ключе следов тигров не увидишь.

М. АНДРЕЕВА: Но отслеживают же численность популяции.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Конечно. Сейчас я не участвую в этих учётах, а раньше участвовал.

М. АНДРЕЕВА: А как это происходит обычно?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Существуют разные методики. Самая старая – это маршруты. Уходят много учётчиков. Они отмечают следы единовременно – после снегопада через день, два. Второй способ – это фотоловушки. Есть способ даже по запаху.

М. ШАХНАЗАРОВ: Дмитрий Николаевич, а правда, что тигр – это одно из немногих животных, единственное, которое может убить просто, не будучи голодным? Просто у них это инстинкт.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Неправда. Смотря, какой тигр. Индийский и амурский тигр – разные тигры.

М. ШАХНАЗАРОВ: А почему разные?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Всё предельно просто – в Индии один менталитет: там нельзя охотиться, нельзя убивать животных, и люди, как правило, этого не делают. И поэтому тигры там плодятся и кушают. А у нас есть охотники. Но у охотников свои правила. Да, в лесу нельзя охотиться, но мы в лесу живём, и многие охотники не почитают тигра, они его стреляют. И поэтому всех неосторожных тигров просто отстреливают. Происходит естественный отбор, остаются самые осторожные. Поэтому наши тигры не опасны. Поэтому когда я ходил в лес, я совершенно чётко представлял, что тигр не опасен, потому что встреч много, оружие брать даже нет смысла. Я 12 лет ходил в лес, и даже ни разу не брал оружие, хотя у меня был пистолет, в заповеднике давали, но я его не брал.

М. ШАХНАЗАРОВ: А инстинкт самосохранения? Случиться может всё, что угодно. А медведь?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Медведь – это уже опасно, да. Но в городе у вас опасностей больше, чем в тайге.

М. ШАХНАЗАРОВ: Я не имею права спорить с учётом того, что я не знаю, как в тайге.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Проблема в тайге – это увидеть зверя первым. Все звери в тайге боятся человека, как чёрт ладана. Ты идёшь осторожно, один, где-то три недели – аккуратно, осторожно, чтобы тебя, не дай боже, зверь не увидел. Он тебя не увидел, пробежал – всё, пролетело, идёшь дальше. Как бы опять кто не увидел. Все боятся человека, это чёрт с рогами, это страшилище для зверей.

М. ШАХНАЗАРОВ: Но кроме медведя, да?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Медведи тоже боятся, но не все. Бывают шатуны, бывают какие-то ещё звери. Бывают разные исключения. Но основная масса зверей боится человека, потому что человек убивает животных. И они знают это.

М. ШАХНАЗАРОВ: Понятно. А в Индии это поклонение перед животными разбаловало их до такой степени, что они просто поедают людей.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Раньше там бывали случаи, что такая-то тигрица из штата Мадхья-Прадеш убила за два года 262 человека. Цифры были раньше нормальными. У нас если один тигр ранит какого-то охотника, который в него стрелял, ранит, то это сразу проблема. А там раньше такие случаи были. Сейчас такого, конечно, нет.

М. АНДРЕЕВА: Страшнее человека зверя нет.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Самое страшное животное - двуногое.

М. АНДРЕЕВА: Дмитрий Николаевич, и вот Вы теперь возглавляете достаточно большое хозяйство.

М. ШАХНАЗАРОВ: Извини, Маш, а какая площадь парка?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: У нас изначально 8 гектаров. Сейчас мы ещё взяли в аренду практически 8 гектаров. Поэтому сейчас у нас, можно сказать, уже практически 16 гектаров.

М. АНДРЕЕВА: А кто там ещё кроме Амура и Тимура?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: У нас живут ещё две тигрицы – Тайга и Уссури. У нас живут пятнистые олени, косули, изюбры, кабанчики. У нас живут гималайские медведи, лисы, енотовидные собаки, барсуки, выдра, лесные коты, красные волки – редчайшие звери. Когда-то жили в Приморском крае, сейчас уже исчезли, в нашей фауне. Это вид, который уже не водится в Приморском крае, вид исчезнувший.

М. ШАХНАЗАРОВ: Почему красные?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Такое название. Вы, наверное, все знаете сказку «Маугли». Там были стаи рыжих собак – это и есть красные волки. Они действительно живут стаями, не такими огромными, как в сказке, но до 30 особей бывает. И они действительно действуют слаженно, живут дружно, делают такие набеги – могут быстро появляться и исчезать. Но, к сожалению, это вид, который потерян для нашего края. И чтобы такая же судьба не постигла других животных, в первую очередь, леопардов.

М. ШАХНАЗАРОВ: А восстановить популяцию, наверное, очень тяжело? Это трудоёмко.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Да, уничтожить гораздо легче, чем восстановить.

М. АНДРЕЕВА: А кто содержит всё это большое хозяйство? За счёт пожертвований, финансирования.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Мы работаем на свои средства. Построили всё мы на свои средства. Я начал делать этот парк, не имея ни копейки денег. Кредиты мы не берём. Работаем потихоньку. Каждый у нас работает за троих-четверых, все универсалы – это основной костяк организации. Таких должностей как сторож, охранник не бывает в принципе.

М. ШАХНАЗАРОВ: А сколько в штате у Вас людей?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: В штате, наверное, 25 человек сейчас. Плюс у нас летом работает много человек, когда идёт стройка.

М. ШАХНАЗАРОВ: А что строится? Вольеры, наверное?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Всё это лето мы строили парк леопардов. Ровно год мы его строили. Туда были вложены все средства, все силы. Он получился очень хорошим – территория 0,6 га, 150 метров длиной, 40 метров шириной. Крутой южный склон, там камни – рельеф тот же, что в природе любят леопарды. Там есть настоящие убежища, как в природе для леопардов. Там по периметру мост, можно тоже пройти, как в парке тигров Амура и Тимура. Но там выше, серьёзнее. Там красивые виды, видно Уссурийский залив, скалы.

М. АНДРЕЕВА: Дмитрий Николаевич говорит, что сторожа нет. А никто никогда не пытался какие-то провокации сделать?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: У нас там есть охрана, есть и видеонаблюдение, и веб-камеры, и круглосуточная охрана.

М. ШАХНАЗАРОВ: Дмитрий Николаевич, Вы смотрели фильм «Злой дух» Ямбуя?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Знакомое название.

М. ШАХНАЗАРОВ: Тут просто спрашивают: «Скажите как специалист, а правду ли о медведях показали в кино?» Я просто не смотрел, да даже если смотрел бы, я бы ему не ответил.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Название знакомое, но я не помню подробностей, поэтому не могу ответить.

М. ШАХНАЗАРОВ: Владислав, не можем ответить на Ваш вопрос. Дмитрий Николаевич, много ли посетителей в парке?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Да, после Нового года очень много стало, особенно 2-3 января были огромные очереди. И людей было раза в три больше, чем летом, в самые пиковые дни.

М. АНДРЕЕВА: Но это из-за тигра.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Дело в том, что 31 декабря показали фильм про «Сафари-парк Амура и Тимура», а 1 января была прямая трансляция по «Вести-24» чуть ли не целый день про «Сафари-парк». Конечно, это повлияло.

М. АНДРЕЕВА: А Вас спрашивают? Наверняка Вам присылают какие-то вопросы, да? Сейчас есть социальные сети.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Вопросов столько, что я, честно говоря, не успеваю все письма читать. Я просто не могу. Хочу попросить прощения у всех тех, кому не отвечаю на какие-то вопросы – я не успеваю всё прочитать.

М. АНДРЕЕВА: А какой самый распространённый вопрос? Наверное: «Чем Вы это объясните?»

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Вы знаете, меня уже замучили вопросом про убежище для Тимура. Но если можно, я на него здесь отвечу.

М. АНДРЕЕВА: Конечно.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Там люди переживают, что Тимурчик замёрзнет, что он такой бедненький. Но у него есть выбор – три убежища, как минимум. Первое убежище – там, где он ночевал раньше с тигром. Туда есть доступ, он знает это место, он туда заходит. Оно универсально – там крышка опускается за 5 секунд. И получается, что передняя стенка закрыта. Мы сразу там сделали стены, и он туда заходит. Он знает его.

Второе место – это каменное убежище в парке, с трёх сторон закрыто, с одной открыто. Внизу подстилка, всё досками проложено. И третье – около тигра.

Говорят: «Почему Вы не сделаете там тёплое убежище, тёплую сарайку?» Мы делали. Он ночевал рядом с тигром, мы сделали там навесик, но он оттуда сразу ушёл, он там не ночует. В другое место сделали подстилочку, где он ночевал – он опять там не ночует. Там где даже солому положишь, он не спит. Он хочет спать там, где он хочет спать. Он не привык к таким условиям с тёплой сарайкой. Не нужна она ему. Я уже говорю тем, кто переживает – приезжайте и сделайте сарайку. Мы вам дадим сотрудников. Будете прорабом, стройте. Если Тимур у Вас будет жить, я вам оплачу все расходы. Но если он не будет там жить, а я думаю, что он не будет там жить, то за свои средства будете ездить и строить. Вот и всё. Если готовы – ради бога. Сделайте, чтобы он туда зашёл.

М. АНДРЕЕВА: А Вы отвечайте коротко: «Тимур не жалуется». А кто имена придумывает? Вы уже про двух тигриц рассказали.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: По-разному. Что касается тигрицы Уссури, то мы делали конкурс на имя. Люди присылали разные ответы, и чаще всего было имя Уссури. У нас живёт Амур, он из Хабаровского края родом. А у Уссури родители из Приморского края. Символично. Реки Амур и Уссури объединяются и текут вместе. Амур и Уссури тоже в перспективе будут объединяться и создавать потомство.

М. ШАХНАЗАРОВ: А правда, что Тимур жил в компании с алабаем, рос вместе, и оттуда у него эти замашки – вставать на задние конечности и пугать?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Что касается тигра Амура, тут информация достоверная, где он родился. И каждый шаг известен. Что касается Тимура, это неизвестно, это вероятностная информация. Да, те ребята сказали, что он у них жил, но для меня это вероятностная информация. Потому что у меня есть данные немного другие. Я не успел ещё их проверить до конца. Может быть, они и правы, а может, и нет.

М. АНДРЕЕВА: То есть про Тимура ничего не известно.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Что-то известно, но на 100% пока нет.

М. ШАХНАЗАРОВ: Известно, что он самый известный козёл в России.

М. АНДРЕЕВА: Наш слушатель Тимур спрашивает: «А почему Тимуром козла назвали?»

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Это было спонтанно. Я прихожу, и такая ситуация: он уже живёт с тигром долго, тигр его не ест, и они живут мирно. Это удивительно. Хорошо. Коли ты такой, значит Тимур достоин имени. Был раньше козлом, а стал Тимуром. Он заслужил это имя за бесстрашие. Амур, Тимур – складно, это получилось быстро.

М. АНДРЕЕВА: Наши слушатели передают Вам большое спасибо за Вашу работу. Вопрос от слушателя, немного с издёвкой: «А Вы остановите трансляцию, если тигр всё-таки начнёт есть козла?»

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Если бы я допускал такую мысль, что он начнёт его есть, то я бы давно его оттуда убрал. Поймите, 4 дня тигр с козлом жили вместе. 4 – потому что до этого тигр ещё не ел, бывают голодные дни. И он его не съел.

М. ШАХНАЗАРОВ: Дмитрий Николаевич, покупают сувенирную продукцию?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Да, покупают хорошо.

М. ШАХНАЗАРОВ: Посмотрели сегодня с Машей этот сайт.

М. АНДРЕЕВА: Там пока не широкий ассортимент. Магнитики мы нашли, футболку.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: У нас сувениры сделаны в Москве. Сейчас будет фестиваль «Первозданная природа России», там тоже будут эти сувениры, и их можно будет приобрести.

М. ШАХНАЗАРОВ: Мы вам сделаем бесплатную рекламу. Уважаемые радиослушатели, заходите на интернет-портал, покупайте эти сувениры, майки, кружки с логотипом.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Сейчас будет фестиваль «Первозданная природа России». Там будут и фотографии Амура и Тимура.

М. ШАХНАЗАРОВ: Где он будет проходить?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: В Центральном доме художника, если я не ошибаюсь

М. ШАХНАЗАРОВ: В Москве?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Да, в Москве. 22 числа открытие этого фестиваля. Мои фотографии будут чёрно-белые. Я их делал 12 лет. Хотя они невзрачные, но труда там огромное количество. То, что я делал сейчас – цветные фотографии тигров – это вообще пшик, намного легче. Там будет фотография Амура и Тимура, и там же будут сувениры от Приморского сафари-парка по небольшой цене.

М. ШАХНАЗАРОВ: Меня в детстве дедушка водил на фильм «Тропой бескорыстной любви», но там про рысь было. Это один из моих любимых фильмов детства.

М. АНДРЕЕВА: А как Тимур с Амуром к людям относятся?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Нормально, как к обезьянам, которые ходят и что-то делают.

М. АНДРЕЕВА: 7 февраля ведь день рождения у сафари-парка, правильно?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Да, 9 лет будет 7 февраля.

М. АНДРЕЕВА: Как отметите? Что подарите тигру, и козлу?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Много событий запланировано на это число. Пускай это пока будет сюрпризом. Но планируем отметить, да.

М. АНДРЕЕВА: Но что-то такое будет, да?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Да.

М. ШАХНАЗАРОВ: Спасибо, с нами в студии был Дмитрий Николаевич Мезенцев, директор сафари-парка, в котором живут самые известные персонажи из мира животных в России. Это тигр Амур и козёл Тимур. Спасибо большое.