Фото РСН

С. АНДРЕЕВСКАЯ: У микрофона Светлана Андреевская, с нами на связи по скайпу бизнесмен, писатель Михаил Юрьев, здравствуйте.

М. ЮРЬЕВ: Здравствуйте.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: С Новым годом, Вас! М. ЮРЬЕВ: И Вас тоже и всех слушателей!

С. АНДРЕЕВСКАЯ: 2015 год отпустили с лёгкостью? М. ЮРЬЕВ: Вы имеете в виду в персональном плане или как гражданин?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: В обоих смыслах. М. ЮРЬЕВ: В персональном плане ни на что не жалуюсь. Как человек, православный христианин я вообще не склонен жаловаться.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Научите потом? М. ЮРЬЕВ: Это просто: вы всегда задумываетесь о том, что могло бы быть гораздо хуже.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Всё познаётся в сравнении.

М. ЮРЬЕВ: А как гражданин — всё понятно. Поднимающие настроение, то, что в старину называлось духоподъёмными событиями, во внешней политике стремительно возвращают Россию в число великих держав, причём не в нашем сознании (мы всегда себя таковыми считали), а в представлении всего остального мира, даже тех, кто нас сильно не любит. А в экономическом смысле — прямая противоположность этому: всё хуже и хуже, все и так это знают и видят. Так и отпустили: с одной стороны, хорошо, что на мировой арене серьёзный реванш начали, а с другой стороны, становится обидно — если мы можем это делать во внешней политике в кольце врагов, то неужели задача прогнать обанкротившуюся шайку шарлатанов, которыми являются наши экономические власти, сложнее? Видимо, сложнее.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Многие говорят, что именно за счёт внешней политики внутри у нас стало плохо. Вы с этим согласны?

М. ЮРЬЕВ: Конечно, нет. Не только до санкций наша экономика начала свой нырок вниз, как самолёт в пике, а даже до падения цен на нефть. Все знают, что уже в 2013 году по официальным статистическим данным стало нарастать негативное влияние нашей экономики. Санкции это усугубили, но санкции на нас действуют не так сильно, как этого хотели западные инициаторы, как по высказыванию Обамы, русская экономика порвана в клочья, тем не менее, действуют. Сам факт, что они действуют, как раз и является иллюстрацией к тому, насколько слаба наша экономика. В чём санкции особенные, в чём они выражаются? Никто не отнимает наши деньги, имущество за границей, никто не устанавливает торговую блокаду, нам говорят: мы не будем рефинансировать ваши банки, давать в долг — а они что обязаны это делать? Ни одна развитая или крупная развивающаяся страна не использует иностранные заимствования в качестве источника рефинансирования собственной банковской системы, у всех эту функцию выполняет собственная финансовая система. Наши экономические власти на протяжении 25 лет трупами ложатся, чтобы не допустить рефинансирование российской экономики самой себя. Но раз ты рефинансируешься за границей, тогда легко взять и пережать это место. Я бы и санкциями это не назвал по большому счёту.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Но факт остаётся фактом: руль больше, чем в два раза упал, чего-то они добились.

М. ЮРЬЕВ: Почему Вы считаете, что это они добились? Это мы добились: Кудрин и Греф, Улюкаев.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Я имела в виду, конечно, врагов России, Госдеп, идут разговоры, что они во всём виноваты. М. ЮРЬЕВ: Представьте себе, что все живут в деревне, каждый на зиму дрова сам себе летом накалывает, складывает в поленницу, а один человек пил, гулял, не делал этого, а потом всю зиму у одного брал пару поленьев, у другого. В какой-то момент все решили, что не будут ему давать, он кричит: замерзаю от голода, кто виноват — соседи. Но правильнее сказать, что это он виноват, что дров не заготовил, если бы он это сделал, то от соседей не зависел бы.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Вы слышали, что Алексея Кудрина прочат опять на пост главы Минфина?

М. ЮРЬЕВ: Алексея Кудрина прочат давно и на премьера, источник слухов очевиден: президента нашего с Кудриным по сию пору связывают если не дружеские отношения, то очень близкие приятельские, это факт. Кудрин определённым административным ресурсом веса для возвращения на государственную службу располагает. То же, но в меньшей количественной степени, относится и к Герману Грефу. Они оба располагают политической потенцией, при определённом стечении обстоятельств каждого из них могут назначить даже премьер-министром.

Есть присказка, как Иван Дерьмов решил поменять паспорт на Петра Дерьмова — это из такой области.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Сообщение от слушателя: «Только не Кудрин». Но слух прошёл до нового года.

М. ЮРЬЕВ: Я понимаю эмоции нашего слушателя, но не могу с ним согласиться по существу. По моему убеждению, разные представители наших экономических властей очень мало чем друг от друга отличаются, потому что проблемы каждого из них, кого бы мы не взяли, причём не за последние годы, а начиная с 1992 года нон-стопом, заключается не в недостаточных личных качествах, не в том, что они недостаточно профессиональны, плохо разбираются в макро или микроэкономике, проблема в том, что они всё своё экономическое мировоззрение основывают на теории абсолютно ложной. Если вы пытаетесь основываться на ложной теории, то это тоже самое, как врач, который изо всех сил будет стараться вас вылечить, но по ошибке, не от той болезни — шансов ноль, каким бы хорошим врачом он не был.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: А где не ложная теория, у кого она есть, кто ей владеет? М. ЮРЬЕВ: Хороший вопрос. Отдельные элементы есть, если говорить о классиках, то основы той теории, которая должна стать в будущем базовой экономической для нашего государства, дал великий немецкий экономист Фридрих Лист в середине XIX века в своей книге «Автаркия больших пространств». Суть заключалась в том, что большое государство, в отличие от маленьких, должно быть в определённой степени автаркично в экономике и выстраивать тот тип экономики, который у нас в последние десятилетия в публичных дискуссиях называют имперским. Это теория, которую нужно строить в приложении к нам и которая ещё не построена, есть отдельные строительные блоки. В этом нет ничего трагического, потому что практические вещи, готовые рецепты можно брать, в том числе и арсенал наших врагов, которыми так восхищаются наши экономические власти. Америка, Европа, Китай, когда у них возникает финансовый кризис в экономике, первым делом заливают её ликвидностью. А у нас первым делом из экономики высасывают остаток ликвидности. Если вы умнее всего остального мира, не вопрос, но вы тогда скажите это честно, не говорите, что мы, как весь цивилизованный мир, не врите, объявите, что будем делать по-другому, чем все остальные. Вы 25 лет у власти, у вас ничего не получается, ушли бы сами.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Вы видите предпосылки к тому, что в правительстве поменяется хотя бы экономический год в 2016 году?

М. ЮРЬЕВ: Почему хотя бы?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Недовольны люди правительством.

М. ЮРЬЕВ: Силовики худо-бедно, в армии дела идут явно на подъём, безопасность — судите по количеству терактов, которых почти не было на нашей территории. Я не верю, что все наши «братья» решили отказаться от насильственных способов, это смешно, наверное, их предотвращали. У полиции пока медленно что-то меняется к лучшему. Практически единственная наша гиря на ногах — социально-экономический блок. Есть ли предпосылки в 2016 году, что его поменяют? Конечно, есть: продолжающееся падение цен на нефть, продолжающийся в результате этого и всего остального эконмический финансовый кризис у нас в стране. Думаю ли я, что поменяют — уверен, что не поменяют.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: «Михаил, назовите хотя бы три позиции, которые нужно изменить, чтобы радикально поменять ситуацию в экономике к лучшему?» — спрашивает Александр.

М. ЮРЬЕВ: Мне часто задают этот вопрос, в том числе люди, которые постоянно меня слушают и читают. Друзья, мне уже надоело повторять. В начале прошлого года в «Известиях» вышла моя большая программная статья на разворот «Как выйти из кризиса», там всё написано. Но я повторю: главная проблема — введение мягкого валютного регулирования, сохранение валютного рынка, реальное перекрытие основной части пути для вывода денег за границу, за исключением специальных, отдельно оговоренных случаев. Следом за этим — проведение масштабной эмиссии, я имею в виду масштабной для старта, хотя бы 5-10 триллионов рублей в течение года-полутора, которые должны быть формализованных образом, без элементов волюнтаристических выборов со стороны руководства, распределены в банковскую систему, где надо сделать план, когда их получают первые 200-300 банков по совершенно формальной процедуре, по соотношению с капиталом и рейтингом, два капитала или четверть активов, надо разрабатывать. Не буду загружать подробностями. То есть, проведение быстрых мер, которые позволяют появиться в экономике в массовых количествах дешёвым, под 5-6%, длинным, на три-пять лет для начала, кредитам, из которых не менее 70% должны пойти бизнесу, а не конечным потребителям. А введённое до этого валютное регулирование делает так, чтобы это не ушло на валютный рынок. Одновременно с этим делается целый ряд мер по либерализации бизнеса мелкого и среднего, в первую очередь, путём практически полной отмены разрешений. Вам надо открыть ресторан, надо купить кучу разрешений, противопожарную систему установить — это всё надо ликвидировать и заменить уголовной ответственностью, которая и так есть, для владельцев и ввести обязательное страхование гражданской ответственности в пользу третьих лиц, как это сделано в виде ОСАГО для автомобилистов. Через год после этого экономику России будет не узнать.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Всего через год, так быстро?

М. ЮРЬЕВ: Я не сказал, что она Америку обгонит через год, но мы её уже не узнаем.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: «Экономика такая, потому что мы колонии», — таких сообщений много.

М. ЮРЬЕВ: Этот слушатель прав, но он не додумал свою мысль. Мы колония, а почему? Господь судил, что мы колония? В отличие от обычных колоний нас никто не завоёвывал, никто не цивилизовал принудительно, мы колония, мы ведём себя как колония, наша экономика имеет колониальные признаки, но это свободный выбор нашего руководства страны.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Как людям повлиять на то, чтобы такого не было? «Как обычным гражданам повлиять на добровольную колониальную политику нашего экономического блока?» — спрашивают.

М. ЮРЬЕВ: Никак.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: «Как донести до президента то, что Вы излагаете? Мы этого не можем».

М. ЮРЬЕВ: Никто этого не может, потому что вопреки тому, что многие люди думают, президент точку зрения людей, исповедующих альтернативные экономические взгляды, таких как Ваш покорный слуга, и люди, которые гораздо ближе, Глазьев, Делягин, Хазин, в общих чертах довольно хорошо представляет, насколько и теорию русского либерализма, которую исповедуют наши экономические власти последние 25 лет. Прошу не путать с обычным либерализмом, к которому она имеет очень опосредованное отношение. По каким-то своим причинам президент разделяет взгляды наших экономических властей, считает, что либеральная модель правильная, а пока её, видимо, недостаточно упорно внедряют, поэтому она и не приносит успеха. А если нечто без перерывов внедряется и действует 25 лет и не приносит результата, значит, оно не верно. Наши экономические власти утверждают, что самое главное — чтобы не было инфляции. Я с этим категорически не согласен, считаю, что в растущей экономике, а если сделать эмиссионную накачку, экономика начнёт расти, никогда и нигде по-другому не было, то в инфляции до 20% ничего страшного нет, а для бизнеса это даже полезно. И не надо бороться с инфляцией, обескровливая экономику.

Допустим, правы наши либералы, с инфляцией бороться надо, они только этим и занимаются 25 лет, так инфляцию при этом они тоже не могут победить – гнать таких надо поганой метлой.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: С Вами очень многие слушатели согласны. Александр спрашивает: «Вы помогаете государству, платя налоги, а планируете ли Вы помочь людям, создав свой бизнес в России вновь, помимо США, не обязательно связанный с газом?» М. ЮРЬЕВ: Невозможно у нас заниматься бизнесом. Я открою маленький секрет: я присматривался, думал, может, что-то у нас открыть, хотя бы просто, чтобы меня не упрекали. Я хорошо знаю тему перевода автотранспорта на сжиженный газ в качестве моторного топлива, мы это делаем в разных странах, давайте поможем в России, заработаем, тем более, у нас постановления на эту тему приняты, «Газпром» почти ничего не делает в этом направлении, поставим небольшие сжижающие заводы, один, другой, третий с целью все бензоколонки в радиусе 200-300 километров обеспечить сжиженным газом, вроде рыночная сфера. В течение года я присматривался, в ноябре вышел документ об основах внутреннего газового рынка, где прописано: все преференции «Газпрому», в одних вещах — полная монополия, в других — преференции. Хотите давать преференции одной официальной компании, так делали веке в XV, тогда ноги моей здесь не будет в экономическом смысле.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Если говорить про экономику и дальше, сегодня я открыла интернет, чтобы посмотреть новости, первое, что увидела: Минфин России объявил о дефолте Украины. Три миллиарда они не выплатили до 31 декабря до полуночи, теперь в английский суд обращается Россия. Яценюк говорит, что в бюджете заложены миллионы долларов, которые потратят на юристов и весь этот процесс. Глава украинского МВД Арсен Аваков в Facebook написал: «Россия объявила о дефолте Украины, занятых Януковичем во время Майдана, слёзы мешают говорить, сквозь слёзы и брызги шампанского, глуша рыдания, всё же скажу в эту новогоднюю ночь: денег для вас, подлюг, не будет, поцелуйте красную обезьяну в те уста, которыми она не кушает банан», — это цитата. Дождёмся мы 3 миллиардов долларов, стоит ли нам вообще ввязываться в эту историю? Если Украина заложила в бюджет траты на юристов, на процесс, политики такого уровня как Аваков позволяют себе такие слова, может, они к этому готовы, ждут этого?

М. ЮРЬЕВ: В Ваших словах чувствуется непонимание.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Вообще не понимаю этого процесса. М. ЮРЬЕВ: Арсен Аваков не политик, а кусок дерьма. Яценюк говорит, что деньги на юристов выделены, можете не сомневаться, они все давно украдены, поэтому спокойнее к этому надо относиться. Но на прямо поставленный Вами вопрос, получим ли мы эти деньги, честно отвечаю: думаю, что нет, процентов на 98 я в этом уверен. Или, скажем так, не получим от Украины. Мне легче представить, что США или Европа вспомнят о нашем предложении и выступят гарантом от Украины, по сути, отдадут нам наши деньги, бумаги, прогарантированные теми, можно тут же продать, даже не важно потом, отдадут или нет. Даже если суд решит, что она должна отдавать, ей отдавать нечем.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Дело только в отсутствии денег? М. ЮРЬЕВ: А Вы предполагаете, чтобы она отдала пленниками, скотом, как во времена татар?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: А почему они не говорят, что у них нет денег, что они не отдадут, они говорят, что ничего не должны. М. ЮРЬЕВ: Вы нашли, кого слушать, несостоявшееся недогосударство клоунадное. Не надо слушать, что они говорят, объективно понятно, что у них денег нет. Если какое-то государство признаётся банкротом, публично и официально, то самому этому государству, так устроен современный мир, не особенно плохо от этого, скорее, хорошо, плохо его кредиторам, а само государство-банкрот крепчает.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Получается, они могут не выплачивать, не выполнять обязательства, когда объявляют банкротом? М. ЮРЬЕВ: Так и есть. Если бы речь шла про государство, которому международные нынешние владыки мира или большая его часть, США и их колонии европейские, благоволили не больше, чем тем, кому оно должно, даже в этом случае, ему ничего от этого не было. А уж в данном случае тем более.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Слушатель пишет: «Это волнует большинство, а не воровская политика Украины». М. ЮРЬЕВ: Видимо то, о чём мы говорим, что наши власти делают всё, чтобы мы были экономической колонией.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Вас с улыбкой называют «жестоким человеком», потому что говорите правду.

М. ЮРЬЕВ: Понятно. Ещё поэт писал: «Тьмы низких истин мне дороже нас возвышающий обман».

С. АНДРЕЕВСКАЯ: «Президент поставил задачу финансовым властям догнать Португалию. Задача выполнена?»

М. ЮРЬЕВ: Была задача догнать Португалию по какому-то параметру, то ли по уровню жизни, то ли по ВВП на душу населения. Выполнено, конечно.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: «Ваше мнение о правдорубе Дмитрии Потапенко, чего-то он подозрительный?»

М. ЮРЬЕВ: Я мало что знаю. Это тот Потапенко, который ведёт «Час предпринимателя»?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Он уже начал вести. Это тот, кто на московском экономическом форуме выступал, в интернете ролик ходил, он сказал всю правду матку.

М. ЮРЬЕВ: Моё время стоит очень дорого, чтобы я такое смотрел. Не имею своего мнения, ничего сказать не могу. Если это тот Потапенко, который ведёт «Час предпринимателя», я иногда в машине слушаю, то вполне здравый человек, а если это другой, ничего сказать не могу.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: 1 января всегда день изменений в законодательстве, не только в личной жизни у людей. Я перечислю несколько пунктов, а Вы скажите, что важнее. Конец безвизового режима России и Турции, работодателям в России запрещено нанимать работников из Турции, санкции против Украины вступили в силу. С 1 января вклады с доходностью до 16% не будут облагаться налогом, было 18,25%. Сокращение численности госслужащих на 10%, ограничения для тех же госслужащих. Власти Китая отменили политику: одна семья — один ребёнок. С алкоголем в барах, ресторанах новые сложности и правила, акцизы: некрепкий алкоголь, бензин, табачные изделия, автомобили. И на три года запрет на плановые проверки малого бизнеса. Конечно, это далеко не всё, но из этого списка что резануло?

М. ЮРЬЕВ: Ничего.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Может, у Вас свой список есть? М. ЮРЬЕВ: У меня никакого списка нет. Первая часть того, что Вы назвали — ситуативные меры по Турции, Украине. У нас с этими странами и так отношения ниже плинтуса, завтра с какой-то из этих стран отношения восстановятся, это автоматически уйдёт. Некоторые из тех вещей, про которые Вы говорили и которые вводятся, носят сугубо технический характер. Например, понижение уровня доходности вклада, с которых не берётся налог — естественно, потому что в законе написано, что подоходный налог не взимается с процентов по вкладам, депозитам по формуле, которая зависит от среднегодовой ключевой ставки. Ключевая ставка упала, автоматически упал этот порог.

Плановые проверки малого бизнеса — я считаю, что это не будет работать, всё равно будут точно также проверять, потому что это кормушка для безумного количества людей в стране, никакой системной борьбы с этим не ведётся. Из того, что Вы сказали, ничего я не вижу, и если мы говорим о социально-экономических вопросах, а не о внешней политике, не об обороне, то ничего из принимаемых новаций в качестве особенно конструктивного меня не поражает. Есть такое, что поражает своей вредностью, но не хочу об этом говорить, чтобы не портить настроение слушателям в первый день нового года.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: У нас три минуты до конца программы, люди звонят, давайте ответим. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Владимир, Санкт-Петербург. По поводу мягкого валютного регулирования — не является ли это лишением остатка среднего класса последней надежды сохранить свои сбережения? В стране, где 25-30% населения живут за чертой бедностью, не является ли повторение заклинания про великую державу, когнитивным диссонансом?

М. ЮРЬЕВ: Начну со второго вопроса, он является типичным примером, когда говорят не про то и не очень понимая, при всём уважении к слушателю. Самой великой державой в истории была Римская империя, которая занимала всю известную тогда часть населённого мира, при этом количество нищих зашкаливало и было гораздо больше, чем сейчас, это никак не связано.

Мягкое валютное регулирование в том виде, в каком я его предлагаю, строго говоря, по Вашим интересам не бьёт, не мешает Вам тратить деньги, рубли ни на поездку а границу, ни на покупку из-за границы товаров через интернет-магазин, всё будет автоматически конвертироваться, оно запрещает Вам хранить деньги в валюте. В этом смысле тому, кто хочет хранить деньги в валюте, к сожалению, придётся утереться, потому что для государства это смертельно. В Америке если такое кому-нибудь на улице сказать, люди поперхнуться, им даже в голову такая мысль не приходит.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Мы любим всё время говорить: посмотрите на Америку. Посмотрите на США, там этого делать нельзя, а мы считаем, что нам всё ограничивают.

М. ЮРЬЕВ: Когда я ехал из Америки в Грецию и мне понадобилось поменять 3 тысячи евро, ко мне вышел менеджер банка и спросил, для чего мне эти евро нужны. Я ответил, что еду в Европу, а там расплачиваются евро. Он удивился и переспросил, неужели там доллары не принимают.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Они привыкли, что это единственная валюта, которая есть у всех. Пожелайте в наступившем году нашим слушателям что-то? М. ЮРЬЕВ: Желаю, чтобы у всех было в личных жизнях как можно больше хорошего и как можно меньше плохого, а в нашей общественной жизни будем проявлять стойкость.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Стойкость во всём. Вам тоже успехов и удачи.