Фото РИА Новости

И. КОРОТЧЕНКО: Здравствуйте, друзья! В студии Игорь Коротченко. Представляю нашего сегодняшнего гостя – Алексей Вячеславович Жарич, статс-секретарь, заместитель генерального директора корпорации «Уралвагонзавод». Алексей Вячеславович, здравствуйте.

А. ЖАРИЧ: Добрый день.

И. КОРОТЧЕНКО: Поговорить хотим о том, прежде всего, как прошла одна из крупнейших в России оружейных выставок Russia Arms Expo-2015, которая состоялась в Нижнем Тагиле. Какие цели ставились организаторами, и какой результат был получен, по крайней мере, в качестве промежуточного?

А. ЖАРИЧ: Неделю назад завершилась очередная, десятая, юбилейная, выставка Russia Arms Expo. Она прошла в непростых геополитических и экономических условиях. Но даже по первым впечатлениям её можно признать очень успешной. Во-первых, важнейший показатель – количество иностранных делегаций, которые посетили эту выставку.

И. КОРОТЧЕНКО: Сколько их было?

А. ЖАРИЧ: Их было 65 из 52 стран. Тринадцать делегаций были представлены на уровне министров обороны, начальников Генеральных штабов, либо главкомов сухопутных войск. Среди них можно выделить Саудовскую Аравию, которая на высочайшем уровне присутствовала – это был начальник Генерального Штаба, главком сухопутных войск королевства, главком военно-воздушных сил, и ещё несколько высокопоставленных генералов. Это делегация Тайланда, как мы знаем, они обожглись на поставках украинского «Оплота», и сейчас активно рассматривают российское вооружение. Я перечисляю тех, кого раньше не было. Это и Кувейт, делегация Ирака, ещё целый ряд стран, и для нас такое внимание к российскому сухопутному вооружению стало беспрецедентным. Успех выставки можно отметить в направлении военно-технического сотрудничества, которое было ярко представлено за счёт тех, кто приехал на выставку.

И. КОРОТЧЕНКО: Саудиты до сих пор не были замечены в закупках нашего оружия – это дань неким политическим обстоятельствам? Мы наблюдаем, как идёт улучшение российско-саудовских отношений, либо это был прицел с возможностью познакомиться с нашей бронетехникой, а в перспективе и заключение каких-то контрактов, как Вы считаете?

А. ЖАРИЧ: Это прерогатива «Рособоронэкспорта», поэтому всё, что я могу сказать, это что плоскость общение идёт на конкретном уровне, есть интерес к определённой продукции, поэтому это практическая предконтрактная или околоконтрактная часть работы, хотя нельзя загадывать. Важно отметить, что нынешняя ситуация, которая происходит в арабском мире, связанная с распространением организации ИГИЛ, впервые за всю историю мира террористическая организация имеет такое бурное развитие, продвижение по территории. Все страны, которые граничат или находятся в зоне, резко пересматривают свои интересы в плане закупки вооружений. Я думаю, что с этим тоже связано большое количество делегаций в этот раз.

И. КОРОТЧЕНКО: Как строилась работа самой выставки? Это был подиум, где демонстрировалась техника или полигонные возможности Нижнего Тагила, которые обеспечивали реальные стрельбы, демонстрацию техники в движении и боевом применении?

А. ЖАРИЧ: Безусловно. В 2013 году, когда делали девятую выставку, провели ребрендинг, она стала называться Russia Arms Expo, то есть это выставка вооружений в России, а не только российского, она вошла в топ-5 международных сухопутных салонов мира, вошла в логистику. Мы сразу ставили задачу делать инфраструктуру таким образом, чтобы люди там присутствующие чувствовали себя так же, как на любой выставке. Когда мы говорим, что Нижний Тагил удалён от Москвы и других центров, забываем, что он не так далеко от Екатеринбурга, который является одним из крупнейших городов и хабов. Вы знаете выставку Eurosatory, которая якобы в Париже, но ехать до неё от Парижа два с половиной часа. Или мы говорим о салоне, который проводится в Африке между Йоханнесбургом и Преторией, о малазийском салоне в Перу и так далее. Не так много выставок с люксовыми условиями. В Абу-Даби сильная выставка ADEX при Eurosatory. Но выставки, которые приближены к покупателям в Африке, Юго-Восточной Азии проходят не в очень столичных условиях. Мы сразу поставили себе задачу, и в 2013 году её удалось решить: главный язык – английский, российский второй. В 2015 году мы усилили серьёзную деловую программу, были мероприятия, связанные как с международными аспектами военно-технического сотрудничества, тенденции развития, разработки вооружений, обсуждение вопросов, куда идёт мировой оборонно-промышленный комплекс. Также в этом году нам удалось поднять внутрироссийские вопросы – это вторая военно-промышленная конференция, которая прошла на полях выставки, конференция по робототехнике, совместное заседание комитетов по обороне Совета Федерации и Госдумы, принял участие комитет по безопасности, комитет по промышленности Госдумы. Был серьёзный десант наших законодателей, которые впервые приблизились к промышленности, оборонке, почувствовали, чем живут, проблемы, вопросы, особенно в преддверии осенней сессии.

Нам удалось провести некий студенческий форум – это студенты, которые хотят связать свою судьбу с оборонно-промышленным комплексом. Межведомственная комиссия ОДКБ, наши союзники, под председательством Дмитрия Олеговича Рогозина прошло мероприятие. Целый комплекс серьёзных деловых мероприятий составил эту программу.

Второй аспект выставки – демонстрационная программа. Если в предыдущие годы мы не успели заняться этим вопросом, выставка представляла собой двухчасовую, достаточно затянутую историю, где техника по отдельности выезжала, показывала свои боевые возможности, стреляла по мишени, демонстрировала эксплуатационные возможности – в этот раз это прошло динамично в виде общевойскового боя, где с гипотетическим противником сражалась российская бронетехника, с ней взаимодействовали спецназ Внутренних войск, авиация, штурмовые бомбардировщики и боевые вертолёты. Получилось очень интересно. Можно сказать, что это шоу, но во взаимодействии различной техники мы показали, как современная российская бронетехника может выполнять боевые задачи.

Третий аспект – военно-техническое сотрудничество, иностранные делегации. Нет такого салона в мире, где техника, которая сначала стоит на выставочных площадях, а потом заводится и переезжает на полигон для демонстрации боевых качеств. Мы с Вами встречались на разных салонах и знаем, что зачастую туда возят макеты, сами наблюдали, когда самолёт, который может нести 30 тонн, якобы загружает 50-тонную машину – мы понимаем, что это не та машина. 

И. КОРОТЧЕНКО: Массогабаритный макет.

А. ЖАРИЧ: Да, верно. Для некоторых делегаций по окончанию дня выставки мы делали ночные стрельбы.

И. КОРОТЧЕНКО: Для иностранных делегаций?

А. ЖАРИЧ: Да. Кроме того, так как производство, «Уралвагонзавод» находится в Нижнем Тагиле, делегации, которые ведут контрактную работу могут поехать на завод, посмотреть, в каких условиях и как идёт выполнение контракта. Масса возможностей для военно-технического сотрудничества, начиная от полигона 50 километров в длину и 3,5 километра в ширину, который позволяет показывать от бомбометания до дальней артиллерии и все остальные виды вооружения, тактическая огневая система ТОС-1А делала залп, что является беспрецедентным, 12 числа было более десяти залпов. Выбор места обоснован, и как мы увидели, иностранным делегациям из самых разных стран мира, только делегация из США 10 человек, не составляло особого труда туда приехать.

И. КОРОТЧЕНКО: Любая выставка – прежде всего цифры, статистика, которая достаточно полно позволяет понять масштаб мероприятия и интерес, который оно вызывает. По выставке Russia Arms Expo можете назвать какие-либо цифры?

А. ЖАРИЧ: Предварительные итоги мы подвели. Аккредитовано было 800 журналистов, из которых 100 – журналисты дальнего зарубежья, в том числе заамериканские, заокеанские, западные партнёры. За четыре дня выставку посетило почти 48 тысяч человек с учётом того, что первые два дня действовали ограничения, они традиционно являются днями для специалистов, экспертов, деловых программ, и только на третий и четвёртый дни можно было купить билеты и посетить мероприятие. Демонстрационная программа, которая повторялась все четыре дня и длилась 46 минут, 30 из которых – имитация боя, и 15 минут показ эксплуатационных качеств: в ней было задействовано более 9 тысяч боеприпасов, уничтожено 500 мишеней, участвовало 62 образца наземной и воздушной техники. Это говорит, конечно, о масштабности события. В демпоказе было задействовано одновременно практически 500 человек, по окончанию выставки мы наградили экипажи памятными подарками, медалями.

И. КОРОТЧЕНКО: Экипажи были заводские?

А. ЖАРИЧ: Да, если мы говорим о бронетехнике, если об авиации – это были войсковые экипажи. Был спецназ ВДВ, МЧС был представлен вертолётом пожаротушения. Министерство по чрезвычайным ситуациям сделало отдельную площадку в рамках выставки, где показала новейшую технику МЧС. Нам удалось совместить различные ведомства, которые показали свои лучшие образцы, своих лучших людей.

Посещение Дмитрием Анатольевичем Медведевым второго дня выставки и серьёзное проникновенное выступление, которое он сделал перед открытием, – тоже для нас важный фактор. Было два ключевых заместителя министра обороны: Борисов по закупкам, госпожа Шевцова, которая отвечает за экономический, финансовый блок. Был серьёзный десант из Госдумы и Совета Федерации, помощник президента Белоусов. Наряду с высокопоставленными иностранными делегациями серьёзно была представлена Россия, я не говорю о министре промышленности, заместителе министра иностранных дел и так далее – большое внимание ответственных чиновников и руководителей, экспертов было проявлено к этой выставке.

Ещё один интерес и изюминка выставки – мы впервые на международных салонах демонстрировали новейшую разработку на платформе «Армата» — танк Т-14, бронированную машину пехоты Т-15, а также коалицию СВ, новое артиллерийское изделие. Доступ к ним был ограничен небольшим заборчиком метром высотой – все желающие могли фотографироваться, смотреть с достаточно близкого расстояния. До этого данная техника была только на закрытых показах. Это тоже подняло большой интерес к выставке.

Если говорить об экспозиции, то, несмотря на серьёзную экономическую кризисную ситуацию, у предприятий не так много ресурсов для участия в крупных международных выставках, тем не менее, 188 российских и зарубежных предприятий было представлено. Очень много было натурных образцов, порядка 100 единиц техники. И деловая программа, и выставочная, и демонстрационная способствовали тому, что выставка прошла успешно, на высоком уровне, мы получили хорошую оценку как от руководства страны, председателя правительства, вице-премьера, курирующего нашу отрасль Дмитрия Олеговича Рогозина, так и от наших иностранных гостей, присутствующих высокопоставленных делегаций. 

И. КОРОТЧЕНКО: Вы ощущаете, что военно-политическая ситуация в мире диктует необходимость любому государству укреплять свой военный потенциал? Если мы смотрим на Юго-Восточную Азию, начиная от крошечного Сингапура и заканчивая Китаем, все увеличивают военные бюджеты, это конвертируется в программу закупок – этот процесс Вы ощущаете на производственной загрузке корпорации, по танкам?

А. ЖАРИЧ: Количество контактов, причём предметных, увеличилось в разы за последнее время, большую работу ведёт «Рособоронэкпорт», «Уралвагонзавод» является также субъектом военно-технического сотрудничества, у нас большие поставки запчастей. Как раз во время выставки мы заключили очередной контракт с нашими индийскими партнёрами по поставке запчастей.

И. КОРОТЧЕНКО: Индия имеет крупнейший парк танков Т-72, Т-90.

А. ЖАРИЧ: Верно. И серьёзный контракт на очередную партию запчастей для танков Т-72, исчисляемый десятками миллионов долларов, был заключён прямо во время выставки. Мы с Вами хорошо знаем, что военные салоны – не то место, под которые подгоняются контракты, контракты обычно любят тишину, иногда сторона-партнёр в контракте запрещает всяческое упоминание о наличии такого контракта, что связано с геополитическими интересами. Поэтому военные выставки – не парад контрактов и соглашений, тем не менее, мы чувствуем интерес, корпорация и сейчас исполняет контракты на 3 миллиарда долларов.

И. КОРОТЧЕНКО: Это действующие контракты?

А. ЖАРИЧ: Да, мы ведём очень большие объёмы предконтрактной работы. Не буду всё раскрывать, но то, что интерес повышен сейчас и он перешёл в очень серьёзную практическую плоскость, пошёл интерес от партнёров, которые не являлись потребителями российского вооружения, можно сейчас наблюдать.

И. КОРОТЧЕНКО: Вы упомянули демонстрацию новейших образцов, фактически ещё опытных, и будут проходить опытные испытания, это три танка «Армата», тяжёлое БМП на базе «Арматы», самоходная гаубица коалиции СВ – какая была логика показывать иностранцам эти изделия? С одной стороны, это демонстрация возможностей России по разработке нового оружия, либо Вы это делали с прицелом под возможный конкретный интерес?

А. ЖАРИЧ: Выставки не только для иностранных гостей, там присутствует общественность, эксперты, СМИ, поэтому для нас важен был как некий отчёт перед обществом, что потраченные средства воплощены в конкретную продукцию. Да, сейчас они не представляют значения в плане международного военно-технического сотрудничества, поэтому эта экспозиция была чуть в удалении, как вы видели. Хедлайнером выставки, если говорить про «Уралвагонзавод», был модернизированный Т-90МС, в этот раз он даже не уходил на полигон стрелять, потому что количество делегаций, которые с ним работало было таким, что мы его поставили в павильон, построенный вокруг него. У каждой делегации была отдельная переговорная комната, где они целый день находились, работали с нашим департаментом, «Рособоронэкспортом», переговоры шли целыми днями. Это один из наших основных экспортных потенциалов, которые сейчас есть у корпорации. Наш генеральный директор и высокопоставленные представители российской власти говорили, что это в перспективе экспортный потенциал новых изделий может быть востребован. В какой перспективе – вопрос обсуждаемый. Но то, что Вы отметили, показ компетенций и возможностей, тоже являются важной составляющей.

И. КОРОТЧЕНКО: Нижний Тагил – не столица, Вы упомянули, что уровень проведения стрельб на полигоне демонстрировал возможности, которых не было у других выставок мирового класса в аналогичном сегменте сухопутных войск. Если мы говорим про логистику, информационные приёмы, маркетинговые мероприятия, про удобства, чтобы приехавшие люди могли чувствовать себя комфортно, потому что комфортность рождает и стремление нормально договариваться – как этот вопрос решался?

А. ЖАРИЧ: Сам город Нижний Тагил сильно поменялся за последние годы, там много делается для повышения уровня инфраструктуры. Одним из ярких событий стало открытие отеля Park Inn by Radisson за три дня до выставки, это большой четырёхзвёздочный отель международного уровня, который уже в этом году принял многих гостей выставки. Radisson – серьёзный международный бренд. Это также инфраструктурные возможности аэропорта, который находится в Нижнем Тагиле, он принял ряд рейсов на выставку, в планах – доведение его до возможности принимать борта любого уровня. Повторюсь, 140 километров до Екатеринбурга, который является крупнейшим хабом, имеет один из лучших аэропортов в России после московского авиаузла, 140 километров – прекрасная дорога без встречного движения, за что надо сказать большое спасибо правительству Свердловской области, они серьёзно модернизировали дорожную инфраструктуру, и теперь время перемещения на автомобиле от Екатеринбурга до Нижнего Тагила составляет полтора часа.

Губернатор сказал, что планируется запуск поездов «Ласточка» из Екатеринбурга в Нижний Тагил на постоянной основе, что позволит добираться по железной дороге в течение часа. Мы думаем, что все эти преобразования, всё то, что делается вокруг выставки, позволит нам в 2017 году этот уровень удержать и сделать ещё более удобным пребывание гостей.

И. КОРОТЧЕНКО: Что ждём от следующей выставки?

А. ЖАРИЧ: Подготовка к следующему проекту у таких мероприятий начинается на следующий день после окончания предыдущего. Сейчас есть постановление правительства о проведении международных военных выставок в Российской Федерации, где Russia Arms Expo-2017 присутствует, поэтому подготовка к ней началась. Я уже могу назвать даты: это будет 6–9 сентября 2017 года. Мы традиционно делаем это ко дню танкиста в первую неделю сентября, стараемся застать тёплую погоду. Из новинок, которые будут – ночной демонстрационный показ. После опыта, который был у нас в этом году, когда для отдельных делегаций мы показывали боевые возможности нашей техники после окончания рабочего дня, мы подумали, что можно провести это в рамках программы выставки. Мы не сделаем это каждый день, есть инфраструктурные ограничения, надо обновлять мишени, но в первый или второй день выставки, когда присутствуют основные делегации, мы это сделаем. Часов в девять уже темно, и можно это организовать для иностранных делегаций и аккредитованных профессиональных журналистов. С одной стороны, мы продемонстрируем, как работает наша техника в ночных условиях, производители оптики, приборов ночного видения вполне могут показать гостям их возможности. На стенде-то бинокли стоят, производители говорят, что в них хорошо видно ночью, а здесь появится ещё и возможность их показать.

Второе: мы надеемся, что нам удастся в рамках демонстрационной программы показать боевые возможности платформы «Армата».

И. КОРОТЧЕНКО: Как мыслится показ?

А. ЖАРИЧ: Надо спрашивать у моих коллег, которые ставят сценарий показа. Поражение мишеней, может быть, это будет отдельно от общего замысла, может быть вместе, но сама возможность выезда на боевое поле и поражение мишеней привлечёт большое количество гостей. О таких фишках можно сейчас говорить, будем двигаться в эту сторону.

То, что Вы спрашивали по маркетингу и продвижению выставки, – мы в этом году сделали ряд новых приёмов. Мы серьёзно рекламировали выставку в Москве. Выставка международная, в Москве расположены посольства наших потенциальных коллег, заказчиков. Мы придумали очень интересный способ пиара выставки. Вы знаете, что есть ограничения на рекламу военной техники, и мы не можем на рекламных щитах ставить фотографии танков, потому что реклама строго регламентирована. Мы придумали мифических животных-роботов, в которых инкорпорированы узнаваемые элементы российского вооружения. Это некий идеологический посыл к робототехнике, к чему идёт сейчас основной тренд развития оборонно-промышленного мирового комплекса, и мы обошли ограничения, что позволило нам масштабнее представить выставку.

Сам демонстрационный показ мы зашили внутрь фильма. Мы сняли четырёхминутный пролог, который потом демонстрировался на полигоне. Этот пролог, где сыграли известные артисты Мерзликин, Чиндяйкин, погружал сразу всех зрителей в то, что произошло, что случилось, почему будет боевая операция, к чему она привязана. После этот фильм переходил на настоящее поле боя. По окончанию боя некий итог подводился в двухминутном ролике. Мы назвали всё это «Операция «Разгром», она инкорпорирована в художественный фильм. Это позволило нам сделать трейлер, который мы за несколько недель до выставки гоняли по всему интернет-пространству, и привлекли много зрителей.

Не могу не поблагодарить наших партнёров из Mail.ru и партнёров из телеканала Russia Today, которые обеспечили трансляцию демонстрационной программы на весь интернет. В первые дни выставки миллион человек посмотрели трансляцию, сейчас больше, потому что она доступна для просмотра. Такое широкое проникновение зрителей, доступ к большой аудитории позволили нам выставку сильно пропиарить и продвинуть среди тех людей, кто просто интересуется военной техникой, потому что не все могли до Нижнего Тагила доехать: посетить смогли около 50 тысяч человек, а посмотрели миллионы.

И. КОРОТЧЕНКО: Это также важный элемент военно-патриотического воспитания, демонстрация возможностей российской техники, мы – великая танковая держава, и наша продукция изначально рассматривалась зарубежными конкурентами и потенциальными противниками крайне серьёзно. Сейчас стоит задача в определённой степени консолидации потенциала нации, в том числе через такие военно-патриотические форумы. На показе наших возможностей и преимуществ тоже решаются все эти задачи.

А. ЖАРИЧ: Безусловно! И здесь мы плотно работаем с министерством обороны, поддерживаем их проект, который стартовал в этом году, форум «Армия», участвуем там с большим интересом. Министерство обороны очень помогло нам провести и нынешнюю выставку, за что мы очень признательны: это и выделение боеприпасов, авиации, техники. Совместная работа оборонно-промышленного комплекса, министерства обороны в рамках тех задач, о которых Вы говорили, очень важна.
Ещё я хотел поблагодарить министерство иностранных дел за их внимание и помощь при проведении нашей выставки, в обеспечении комфорта пребывания многочисленных делегаций. Мы договорились о том, что в 2017 году в аэропорту «Кольцово» в Екатеринбурге будет открыта временная визовая служба.

И. КОРОТЧЕНКО: Чтобы визы можно было по прилёту иностранцам получить?

А. ЖАРИЧ: Да. Закрывая вопрос военно-патриотического воспитания, пропаганды, возможности оборонно-промышленного комплекса как драйвера промышленности страны, безусловно, мы очень сильно вложились в этот раз в контент, в сам показ, потому что никогда ещё не снимали демонстрационную программу 34 камерами. Мы делали это совместно с компанией «Панорама», которая обеспечивала сигнал из олимпийского Сочи, и уровень и качество трансляции соответствовал олимпийскому. Всё, о чём мы с Вами говорили, позволило не только провести международное мероприятие на высоком уровне, несмотря на санкции, но и привлечь большое количество наших соотечественников.

И. КОРОТЧЕНКО: Бывая на разных выставках зарубежного оружия, скажите, для чего, как Вы считаете, эти выставки нужны: это возможность для прямого диалога меду покупателями и продавцами, коммерческая составляющая, либо это вопросы престижа государства? Тенденция такова, что любые страны, которые пытаются себя серьёзно позиционировать в том или ином виде на региональном или международном уровне, в обязательном порядке стараются проводить у себя фирменную выставку вооружений – это касается и той же самой Иордании, маленькая страна, но есть амбиции, мы затрагивали крупные международные салоны сухопутных вооружений, KADEX, казахстанская выставка вооружений стала работать, Азербайджан проводит свою выставку вооружений. Для чего страны, у которых есть амбиции, бюджет, проводят свои выставки, национальные салоны оружия, какова основная цель, каков месседж внешнему миру?

А. ЖАРИЧ: Если брать по большому счёту, то мне кажется, коммерческая составляющая.

И. КОРОТЧЕНКО: Свести продавца с покупателями?

А. ЖАРИЧ: Да, и в итоге получить взаимовыгодные контракты. «Уралвагонзавод» несёт большую часть затрат на выставку, мы очень хорошо и точно просчитываем, насколько они окупаются. Это не просто шоу ради шоу, у нас есть совет директоров, мы коммерческая организация, мы чётко просчитываем выгоды, которые получаем при заключении контрактов и при их реализации, какой процент тратится на организацию такого мероприятия. Всё чётко посчитано и точно себя окупает в разы. Два крупных контракта окупают две-три выставки вперёд.

Если мы говорим о логистике международных выставок, то они проходят либо на территории производителя, как наша выставка, Eurosatory, либо на территории покупателя. И даже если территория далеко, в ЮАР, все туда летят и везут свою продукцию, несмотря на серьёзные затраты по перевозке, даже если мы говорим о макетах. Это связано с тем, что на африканском континенте есть техника, которую можно модернизировать, и несмотря на бедность стран есть бюджеты. Тоже мы говорим и о выставке в Арабских Эмиратах, выставках Юго-Восточной Азии, в Перу и так далее. Если говорить о выставках второго эшелона, которые не имеют многолетней истории, важно быть чётко встроенным в логистику, потому что выставки должны быть разведены по датам, они должны быть удобны. Корпорации, как наша, если мы говорим о топ-100 SIPRI, топ-100 крупнейших производителей вооружений в мире, то не все участвуют во всех выставках. Если это проходит в одно время, безусловно, либо один салон, либо второй рано или поздно умрёт, не будет иметь такого успеха. В этом плане нижнетагильский салон чётко встроен в логистику сухопутных салонов, мы даже с английским, который рядом проходит, чуть разведены. Но с крупными мы абсолютно чётко разведены по годам, потому что такие выставки проходят раз в два года, разведены по времени, по территориям.

Выставки второго эшелона – это, прежде всего, наверное, амбиции, страна хочет заявить о себе, как о серьёзном участнике рынка с точки зрения производства или покупки. Посмотрим, что из этих салонов вырастет. Но в основном – это бизнес, выставочная система стройная, жёсткая и не факт, что появление нового салона будет долго существовать. Для нас было важно закрепиться, даже проведя десятую выставку, чтобы понимать, как мы будем работать дальше.

Если мы говорим о Russia Arms Expo-2013, когда у нас не было сильных геополитических разногласий с нашими коллегами, мы показывали совместные проекты.

И. КОРОТЧЕНКО: С французами, в частности?

А. ЖАРИЧ: Да, как «Уралвагонзавод» и Renault Trucks Defense делал совместный продукт для третьих стран. Когда мы посещаем выставки, видим элементы сотрудничества производителей в интересах третьих стран или заказчика.

И. КОРОТЧЕНКО: Я посмотрел ваш боевой модуль, который был представлен на выставке в Объединённых Арабских Эмиратах.

А. ЖАРИЧ: Они сделали свой бронетранспортёр Enigma, выбирали из трёх различных модулей, в том числе из нашего, 57 миллиметров.

И. КОРОТЧЕНКО: Это калибр пушки?

А. ЖАРИЧ: Да, и сейчас на выставку Russia Arms Expo приезжала делегация из Объединённых Арабских Эмиратов, и разговор в этом ключе продолжается дальше.

Отказ французов сотрудничать с нами, который тоже не по их желанию произошёл, на них давят политические власти страны, они понесли большие потери, потому что мы нашли партнёров в лице Арабских Эмиратов. Кроме того, мы представили боевой модуль на выставке 2015 года в Тагиле на БМП-3, действующий образец. И тем странам, у которых на вооружении стоят ещё советские БМП, мы показали возможность модернизации, установки этих модулей. Конечно, мы продолжаем эту работу.

Безусловно, это бизнес: покупатель-продавец. Выставка, которая проходит в Нижнем Тагиле, позволяет не только «Уралвагонзаводу» представить всю гамму техники, в Абу-Даби мы один танк привезём, может, два, это дорого, но и другим уральским предприятиям. В Уральском федеральном округе много оборонных предприятий, и наши коллеги из «Курганмашзавода», тракторных заводов могут без серьёзных затрат представить всю гамму техники. И наша задача, как организаторов, привести покупателей поближе, и мне кажется, нам это удалось.

И. КОРОТЧЕНКО: Как рабочий класс сегодня себя ощущает? Нижний Тагил – известный центр, мы помним общественно-политическую поддержку, которую заявил рабочий коллектив «Уралвагонзавода», когда был период турбулентности, поднимали головы различного рода оппозиционные элементы – сегодня в условиях санкции, давления, понятно, что гособоронзаказ растёт, огромное количество зарубежных покупателей желает приобретать наши танки, какова позиция коллектива?

А. ЖАРИЧ: Если мы говорим о вагоностроении, понятно, что три года назад было густо, сейчас с вагонами хуже. Запросы на железнодорожные вагоны формирует рынок.

И. КОРОТЧЕНКО: Надо пояснить, что Вы в рамках диверсификации делаете и гражданскую, и военную продукцию.

А. ЖАРИЧ: Безусловно. Гособоронзаказ формирует власть и Верховный главнокомандующий. И для работников «Уралвагонзавода», кто трудится на военном производстве, наличие стабильного гособоронзаказа на долгие годы – это наличие стабильности и в их жизни, социальной стабильности. И когда они выступали в поддержку, понимали, что при сохранении нынешнего руководства и при дальнейшей грамотной политике госзаказ будет расписан на годы вперёд, в рамках разумного, конечно, что загрузка производства будет. Все пережили годы, когда вообще не заказывалась техника, никто не хочет к ним возвращаться. Эта поддержка существует, потому что есть гособоронзаказ, растёт военно-техническое сотрудничество. Конечно, в условиях санкций, экономического спада тяжело, особенно по нашей гражданской продукции, у нас тут есть проблемы. Нижний Тагил очень сильно преобразился за последние годы, в том числе благодаря президентским программам, без которых вряд ли когда-нибудь город дождался бы такого финансирования, преображения. Конечно, жители довольны, благодарны, что Нижний Тагил расцветает, становится одним из самых красивых индустриальных городов России.

И. КОРОТЧЕНКО: Дух жёсткой беспардонной конкуренции, мы видим, как Госдеп вводит санкции абсолютно надуманные, душит, давит – Вы ощущаете это на себе, когда выезжаете за рубеж, работаете на выставках? Есть ли уверенность, что даже в таких жёстких действиях наших бывших партнёров, сегодня геополитических противников, Вам удастся удержать пальму первенства, поскольку Россия по количественному экспорту бронетанковой техники занимает сегодня первое место в мире?

А. ЖАРИЧ: Экономически достаточно тяжело, это связано и с прохождением платежей, с закупкой оборудования, санкции влияют на деятельность компании, но разговаривая с нашими партнёрами, в том числе и западными, мы видим, что действия западного бизнеса приняты под давлением политического руководства стран. Мы уверены, что наши бизнес-партнёры, экономические партнёры будут апеллировать к властям своих стран, чтобы уходить от этой бессмысленной санкционной политики.

И. КОРОТЧЕНКО: Спасибо.