Фото ТАСС

Все вопросы по репарациям, по ущербу были решены странами-победительницами ещё в конце 1940-х годов, после капитуляции Германии, сказал «Русской службе новостей» первый зампредседателя комитета Совфеда по международным делам Владимир Джабаров.

«Не поддерживаю идею спустя 70 лет возвращаться к этому – мы перевернули эту страницу в наших отношениях с Германией, и не стоит ворошить прошлое», – добавил он.

По мнению сенатора, репарации – вопрос совершенно неактуальный, и кроме ухудшения отношений он ни к чему не приведёт.

Скорее всего, депутаты это сделали на волне тех антироссийских демаршей, которые проводятся сейчас в Европе, и из-за позиции Ангелы Меркель по поводу антироссийских санкций, считает Джабаров.

«Поддерживаю, чтобы была сохранена историческая память, чтобы все помнили, где началась война, откуда она пришла в нашу страну, и кто освободил Европу, а по сути, весь мир от фашизма. А когда говорят, что Освенцим освобождали украинские солдаты – они тоже освобождали, но это была советская армия. И когда польский министр предлагает юбилей Победы отмечать в Гданьске – я что-то не слышал о какой-то войсковой операции в Гданьске, и думаю, что те солдаты войска польского, которые участвовали в составе Вооружённых сил Советского Союза в заключительном этапе войны против Германии, перевернулись бы в гробу, услышав то, что говорит их нынешний министр иностранных дел»,– отметил он.

Надо идти вперёд, а не оглядываться назад – у России проблем выше крыши, помимо репараций со стороны Германии, заключил Владимир Джабаров.

Ранее сообщалось, что депутаты Госдумы намерены подсчитать ущерб, который нанесла Германия, напав на СССР. В нижней палате парламента будет создана рабочая группа. Член высшего совета ЛДПР Михаил Дегтярёв считает несправедливым, что страна, победившая в Великой Отечественной войне, не получила ни копейки от объединённой Германии. Депутат уточнил, что после подсчёта ущерба получившуюся сумму предполагается предъявить Германии в качестве обязательств по репарациям, а итоговая сумма репараций в текущих ценах должна быть не менее €3–4 трлн. Однако, по мнению экспертов, шансы получить эти деньги через 70 лет после победы практически отсутствуют.